https://www.dushevoi.ru/products/tumby-s-rakovinoy/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

По его мнению, это средство эффективно при раке желудка, поджелудочной железы и молочных желез. При раке прямой кишки, после очистительной клизмы из ромашки, ввести теплый раствор из медного купороса – 0,3 – 0,4 г на 1 л воды. После лечения облучением это средство можно применять только через 1 – 2 месяца.
Настойки из болиголова и красного мухомора использует в Алтайском фитоцентре врач-онколог Сергей Валерьевич Корепанов. «Работая в онкодиспансере, – рассказывает он, – и будучи невольным свидетелем приема внутрь ядовитых трав, могу смело сказать, что побочных действий от них намного меньше, чем от пригоршней назначаемых на приемах таблеток. Безопасные дозы ядовитых растений подбирались в народе веками… Раковые клетки слабее здоровых. Задача лучевой и химиотерапии уничтожить слабые, сохранив сильные. Эта же цель преследуется в народной медицине путем использования ядовитых растений. Основные ядовитые растения, применяемые в народе при раке, следующие: мухомор красный, болиголов пятнистый, вех ядовитый, омик, алаказия, аконит, чистотел, софора японская и другие. Как правило, проводится курс лечения каким-либо одним из перечисленных растений».
Способ лечения рака любой локализации по Корепанову: шляпки мухоморов (без ножек) укладывают плотно в стеклянную банку (чаще трехлитровую), закрывают капроновой Крышкой. Банку закапывают в землю на глубину 1 метр (минимальные атмосферные колебания, оптимальная температура). Извлекают из земли через 30 – 40 дней. Получившуюся неоднородную массу процеживают через 3 – 4 слоя марли. В результате из трехлитровой банки шляпок получается около 0,6 – 1 литра темно-коричневой густой жидкости со специфическим запахом. Хранят в холодильнике. Без добавления спирта на поверхности появляется тонкая пленка плесени. Свойства жидкости при этом не теряются. Можно консервировать состав спиртом в соотношении 1:4 (одна часть спирта, четыре части жидкости). Считается, что лечебные свойства состава сохраняются не менее двух лет. Используется наружно при болях в суставах, в позвоночнике. При онкологических заболеваниях принимают внутрь начиная с одной капли, постепенно увеличивают дозировку, добавляя в день по капле. Обычно максимальная доза не превышает 20 капель, средняя 5 – 6 капель 1 раз в день. Капли разводят в 1/3 стакана молока, принимают за 30 минут до еды в любое время суток. 30 дней – прием, 7 дней – перерыв.
Примерная схема лечения с дозой в 5 капель: в первый день 1 капля, во второй – 2, на третий – 3, на четвертый – 4 капли, начиная с пятого дня и на протяжении 25 – 26 дней – по 5 капель, затем на неделю перерыв. После перерыва повторить снова, по той же схеме. Принимают состав не менее 3 – 4 месяцев, некоторые больные предпочитают принимать годами. Доза выше 5 – 6 капель требует большой осторожности. Симптомы отравления должен знать каждый, решившийся на прием состава из мухомора: повышение чувствительности кожи, тошнота, боли в животе, обильное выделение слюны. Первые признаки отравления требуют прекращения приема лекарства, в последующем – снижение дозы. Указанным составом, отмечает Корепанов, иногда смазывают места расположения лимфоузлов рядом с опухолью. Десятипроцентную мазь на основе водного экстракта из мухомора применяли при лучевом лечении рака для профилактики и лечения лучевых дерматозов в Ташкентском институте радиологии и онкологии.
* * *
В прежние годы, учитывая негативное отношение к народной медицине со стороны медицины научной, в особенности по части ядовитых растений, я вынужден был писать о болиголове с осторожностью. Приводимый мною рецепт был направлен на то, чтобы снять нестерпимые боли: 2 части смеси листьев и семян – не по весу, а по объему – заливают четырьмя частями чистого неразбавленного спирта. Через две недели процеживают. Принимают всего 2 капли – не больше! – на столовую ложку воды и не чаще пяти раз в день.
По методу В. Тищенко свежие измельченные цветки болиголова следует поместить в посуду доверху. Так же доверху налить водку. Герметично закрыть. Поместить в темное прохладное место на 18 дней. Лечение: утром натощак за час до еды выпить 1 каплю в половине стакана воды. На второй день – 2 капли в это же время. Каждый день по одной капле наращивать, доведя до сорока капель. Потом по одной капле ежедневно убавлять, снова возвратиться к исходной одной капле. Повторить так 2 – 3 раза. По мнению Тищенко, при раке молочной железы, пищеварительных каналов, печени и вообще раке в крайне тяжелых формах подавляется рост опухоли.
С. Корепанов применяет болиголов пятнистый по двадцатикапельной схеме, то есть верхняя граница – 20 капель, после чего идет снижение до одной исходной капли. И лишь через 1 – 2 месяца схему можно повторить.
Я к болиголову обращаюсь крайне редко. Возможно потому, что зачастую не получал ожидаемых результатов. Знавал и людей, безуспешно лечившихся у Тищенко. Нет у меня никакого желания бросить камешек в его огород, упаси Бог, сам испытал немало осечек, всякий раз тяжело переживаемых из – за чувства собственного бессилия. До сих пор стоит перед глазами Алевтина Михайловна, ушедшая из жизни в 52 года от рака желудка. О своей болезни она знала. Сначала занималась самолечением: то голоданием, то уринотерапией. Потом обратилась к Тищенко и принимала его препараты с болиголовом, прошла два или три курса, но лучше ей не становилось. При первой нашей встрече призналась, что еще совсем недавно предлагали сделать радикальную операцию. «Немедленно соглашайтесь! Это ваш единственный шанс, а после операции буду выхаживать столько, сколько потребуется», – горячо убеждал я ее, но она категорически отрезала: «Нет. Умру, а резать не дам!» Глупо, ужасно глупо поступила – ведь могла бы жить, могу сказать это со стопроцентной уверенностью, получая после операции противометастатическое лечение травами.
Опять и опять обращаюсь к мысли, что пока не существует, да и вряд ли появится в обозримом будущем единое универсальное средство от рака. Ведь он многолик – насчитывается порядка двухсот разновидностей злокачественных опухолей, и против каждого вида должно отыскаться свое лекарство. Только при индивидуальном подходе к больному, уже стоящему одной ногой в могиле, иногда еще удается отыскать заветный ключик. Им может оказаться тот же самый болиголов или красный мухомор, в то время как многим десяткам больных ни то, ни другое не только не поможет, но и навредит. Не в прямом смысле – указанные дозировки не причинят вреда организму, но будет упущено время для спасительной хирургической операции. Если уж онкологи предлагают ее, то не следует отказываться. Во всяком случае надо хорошенько взвесить все «за» и «против», решая свою дальнейшую судьбу. (По статистике удаление желудка приносит успех в 30 – 40% от общего числа онкологических операций, пищевода и легких – 20 – 30%, матки – 40%.)
* * *
Памятен мне один удивительный случай. В феврале 1993 г. попросили у меня настойку болиголова для больной Натальи О., 1956 г. рождения. За семь месяцев до этого ей была удалена грудь. Вскоре появились боли в бедре, стала хромать, затем и вовсе слегла. Обнаружились метастазы, в том числе и в матку. Больная уже не вставала с постели. На лечение я ее не смог взять, но на всякий случай записал в свою тетрадку историю болезни. Болиголов ей не пошел. Родственница, приходившая за лекарством, попросила: нет ли настойки красного мухомора? Была у меня такая настойка. Дал. Недели через три-четыре снова пришли: Наталья на ладан дышит, нет ли чего-нибудь посильнее болиголова с мухомором? Тогда я дал настойку борца высокого – аконита, одного из самых ядовитых у нас растений. Научил как пользоваться: только наружно, на кратковременные примочки, помогающие утихомирить боль.
За ходом лечения я не наблюдал, больную в глаза не видел, и невольно закралось в душу подозрение, когда ее родственница слишком зачастила за борцом – одной поллитровки настойки едва хватало на 3 – 4 недели. Уж не употребляют ли ее на какие-нибудь другие цели? Но, как выяснилось потом,
примочки ставили больной не 1 – 2 раза в сутки и не на час, а в несколько раз чаще и даже оставляли на ночь. Мало того, давали настойку внутрь, сначала каплями, затем чуть ли не по чайной ложке три раза в день – мол, вдруг поможет, ведь все равно вот-вот помрет. Признаков отравления не наблюдалось – ни рвоты, ни слюнотечения или судорожных припадков не было. Напротив, общее состояние больной постепенно улучшилось, она начала приподниматься в постели, появился аппетит. Боли понемногу отступали, набухшие ужасными багрово-синими узлами опухоли на груди и в промежности стали бледнеть, уменьшаться в размерах. Никаких перерывов в процессе лечения не делали. В конце октября больная поднялась на ноги. Родственница рассказывала: «Ворчит, сердится на детей за беспорядок в квартире, недовольна то тем, то этим. Видела бы себя со стороны, какой была несколько месяцев назад, жаль на пленку не записали…» А осенью 1994 года Наталья лихо отплясывала на свадьбе старшей дочери.
Моей заслуги тут не было никакой. Я всего лишь готовил снадобье из корней борца высокого, причем родственники больной распоряжались им на свой лад, взяв на себя всю ответственность. Люди грамотные, в достаточной степени знакомые с траволечением, они сумели правильно распорядиться полученным лекарством. Наградой им было выздоровление близкого человека, матери троих детей.
Сушеные корни борца я настаиваю обычно из расчета 2 столовые ложки на 0,5 л водки. Время выдержки в темном месте от трех до семи дней. Трехдневная настойка – для приема внутрь, семидневная – наружно для примочек. В некоторых очень редких случаях, концентрацию удваиваю, то есть кладу четыре столовые ложки на пол-литра водки. Настаивание тоже может быть увеличено до двух недель. Все эти вариации бывают необходимы для конкретного, сугубо индивидуального случая.
Считаю необходимым подчеркнуть, что даже опытному травнику следует быть очень осторожным в обращении с борцом, если никогда до этого не имел с ним дела, а любителям и вовсе не советую заниматься самодеятельностью. Еще тысячу лет назад Авиценна писал об аконите-борце: «Это смертельный яд. Яд, губящий того, кто его выпьет. Разом его пьют самое большее полдирхама, а по-моему, даже меньшее количество убивает». Дирхам – это 2,975 г. Вот и представьте себе, какой чудовищной силой обладает борец. Конечно, из десятка видов борцов есть и менее ядовитые, чем борец высокий, но работать приходится именно с ним, как с наиболее доступным растением.
Аконит исстари использовался в отечественной народной медицине, однако способы его применения и показания безвозвратно утрачены. Из старинных лечебников можно лишь почерпнуть, что «аконит называют Царь-трава. Прогоняет нечистую силу. Как громовые силы небесные гонят темных бесов в преисподнюю, так и Царь-трава могучей силою прогоняет далеко силу нечистую».
В средневековом памятнике тибетской медицины «Чжудши» указывается: «Великое лекарство – борец ядовитый». А тибетцы хорошо знали цену растениям.
В наши дни только начинают нащупывать пути использования ядовитого борца для лечения раковых опухолей.
Известно, что содержащиеся в ряде растений фенольные соединения останавливают развитие опухоли. Гибель раковых клеток вызывают пирокахетин, гидрохинон, пирогаллол и производные галловой кислоты. Предупреждают развитие метастазов кумарины, фурокумарины и их производные. Помогают разрушать раковые клетки агликозиды, терпеноиды, но особенно результативны в этом отношении алкалоиды. Не все, конечно, а определенная их группа.
Химический состав растения – это тема для отдельного разговора, очень важного, но узкоспецифического, профессионального, поэтому сейчас не буду вдаваться в дебри. Скажу лишь, что акониты, равно как и болиголов, красный мухомор, чистотел и другие применяемые при раке растения, содержат в себе те или иные алкалоиды, обладающие противоопухолевым действием. Их содержание в одних и тех же растениях сильно колеблется в зависимости от места произрастания, времени сбора. В качестве иллюстрации приведу такой пример. Дал я знакомому биохимику на анализ корни борца высокого, выкопанные по всем правилам народной медицины: на новолуние, ближе к вечеру, когда солнце клонилось к закату. Спектральный анализ показал неожиданный результат – содержание алкалоидов составило 1, 94%, в то время как в большой партии корней, собранных на медицинские же цели заготовщиками, неизвестно – где и как, – содержание алкалоидов было не выше 0,7 – 1, 2%.
Отсюда можно сделать вывод: не надо пенять на растение, если оно слабо себя проявляет или практически не действует; укор надо сделать сборщику, безграмотно заготовившему сырье. Вот почему я стараюсь пользоваться только теми травами, которые собрал собственными руками. Ведь в разное время суток и в прямой зависимости от лунного календаря разным бывает и химический состав растения, живого, как и все мы, существа.
Имеется и другая сторона, касающаяся приготовления нужных лекарств из растений. Известно, что алкалоиды нерастворимы в воде. Поэтому бесполезно готовить водный отвар из болиголова или борца для лечения опухолей.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67
 https://sdvk.ru/Vodonagrevateli/bojlery/kosvennogo-nagreva/ 

 плитка для ванной золотого цвета