https://www.dushevoi.ru/products/smesiteli/dlya_vanny/s-dushem/rossiya/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Стоявший сзади меня
Раисули впал в экстаз. Он прыгал, приплясывая, и что-то яростно
выкрикивал. Ему зажали рот, повалили на землю и наконец успокоили.
- Что он кричал? - встревоженно обратился я к Арнаку.
- Ничего. Только то, что собака убита. Радовался.
Внезапно наше внимание опять переключилось на заросли с
противоположной стороны поляны. Там продирался сквозь кусты какой-то
человек. Он явно шел следом за собакой и время от времени звал ее свистом.
Выйдя на поляну, он остановился, осмотрелся и тут заметил лежащую собаку.
- Испанец! - воскликнул кто-то из наших сдавленным от волнения
голосом.
- Тихо! - зашипел Манаури.
Испанец, подойдя к собаке, вскрикнул от удивления, наклонился над
животным и перевернул его. Тут он, очевидно, заметил стрелу, мгновенно
выпрямился и внимательно посмотрел в нашу сторону.
Несколько стрел сразу просвистело в воздухе. Расстояние было
небольшим, и почти все они угодили в цель. Испанец упал. Одна стрела
пронзила ему горло.
Прежде чем мы успели опомниться, Раисули выскочил на поляну и,
размахивая палкой, стал исполнять вокруг убитого какой-то бешеный
ритуальный танец победы. Казалось, он совершенно обезумел.
Мы стояли в немом изумлении, беспомощно взирая на дикое зрелище.
Арнак отложил в сторону ружье и собрался броситься к Раисули, чтобы силой
утащить его с поляны. Но не успел. С той стороны из чащи грохнул выстрел.
Раисули зашатался, словно продолжая свой безумный танец, и упал как
подкошенный. Пуля оказалась смертельной.
На поляну вышли два испанца. В руках они держали ружья. Ствол у
одного, как мне показалось, еще дымился. О нашем присутствии они не
подозревали. Все их внимание сосредоточилось на темневших впереди трупах.
К ним они и направились. Они так далеки были от мысли о грозившей им
опасности, что по пути переговаривались и даже, похоже, спорили довольно
громко и возбужденно.
- Спроси у Манаури, о чем они говорят? - прошептал я Арнаку.
Мы стояли близко друг от друга и могли не опасаться, что наш шепот
услышат. Через минуту Арнак склонился к моему уху:
- Манаури говорит, что один ругает другого за плохой выстрел.
- Но ведь он попал! Раисули убит.
- Да, но тот, что стрелял, должен был только ранить в ногу, а не
убивать...
- А... им нужен живой невольник.
- О-ей!
- Значит, возможно, других они тоже не убили?
Это вселило в нас кое-какую надежду, что выстрелы, которые мы прежде
слышали, могли и не означать смерть людей Матео. Однако раздумывать было
некогда.
Двое испанцев подошли к убитым и - мы видели - остолбенели. Только
теперь они узнали в лежащем своего.
Надо было действовать быстро и покончить с ними, пока они не
опомнились.
- Арнак! - поторопил я. - Пора!
- О-ей! - кивнул юноша головой.
Несколько отрывистых коротких слов, и лучшие стрелки натянули тетивы
луков. Свистнули стрелы.
Увы, результат не оправдал моих расчетов. Упал на месте, едва
вскрикнув, только один испанец. Второй же, разобравшись в происходящем,
пустился наутек. В него попало две стрелы, но ни одна, как мы потом
убедились, не была смертельной. И вот теперь он как безумный мчался в
сторону зарослей и неистово орал.
Если он успеет оповестить своих о нашем присутствии, это сулит нам
верную гибель. Все теперь решали мгновения: успеет он или не успеет
добежать до зарослей. Я молниеносно схватил ружье, прицелился. Была ночь,
но свет луны рассеивал мрак. На мушке прыгала спина убегавшего: то выше,
то ниже. Вот он в пятидесяти шагах от нас, теперь в шестидесяти. Сколько
еще до зарослей? Пятнадцать, десять шагов?
Я затаил дыхание, переводя ствол мушкета в такт его движениям то
вверх, то вниз. Всю душу вложил я в этот выстрел. Когда убегавший
подпрыгнул особенно высоко и мушка оказалась у него на спине, прямо под
левой лопаткой, я спустил курок. Грохот, сноп огня, удар приклада в плечо.
Сквозь вспышку мне показалось, что испанец резко взмахнул руками, но
густой дым тут же скрыл его от меня.
- Готов! - выкрикнул Вагура. - Убит! Ты попал в него!
Отгремело эхо выстрела, стих шум в ушах, дым рассеивался. Теперь
лежавшего увидел и я. Он не шевелился и уткнулся в землю всего в
нескольких шагах от темной стены зарослей.
- Выстрел нас не выдал? - подошел ко мне встревоженный Арнак.
- Думаю - нет! Как в лесу отличишь, кто стрелял - я или кто-нибудь из
них?
- Да, но испанец кричал...
- Вот это действительно плохо! Они наверняка его слышали.
- Не могли не слышать! Он вопил как бешеный! - подтвердил Вагура.
- Впрочем, и это не страшно! Пока нас не увидят, они не поймут,
отчего он кричал.
- Три врага погибли! - хихикнул Вагура. - Трое могли нас видеть, и
души троих ушли к праотцам!
После моего выстрела на поляне воцарилась тишина, безмолвствовала и
чаща на противоположной стороне. Лай собак и, казалось, даже голоса людей
доносились откуда-то издалека. Очевидно, главные силы преследователей
направились в другую сторону леса.
Не обнаруживать себя, и притом как можно дольше, - в этом наше
главное преимущество. Трупы на поляне, как и следы схватки, могли нас
выдать. Их надо было скрыть.
- За дело! - скомандовал я.
Манаури и Арнак быстро распределили обязанности: одни переносили и
укрывали трупы, другие собирали стрелы и трофейное оружие, третьи с
ружьями в руках залегли на страже.
Я перезарядил мушкет и присоединился к стрелкам.
Не прошло и пяти минут после моего выстрела, как поляна вновь была
девственно чиста и пуста.
Край чащи с противоположной стороны тонул в глубокой тиши, нарушаемой
лишь однообразным стрекотанием цикад и кузнечиков. Теплая лунная ночь
источала тропическую негу и, наверное, навевала бы сладкие грезы, если бы
запах крови да изредка доносившийся лай собак не нарушали этой кажущейся
волшебной идиллии.

НЕГРЫ
До рассвета было еще далеко. На небе появились редкие перистые
облака, порой закрывавшие луну, и тогда вокруг воцарялась непроглядная
темень. После пережитых потрясений наступила некоторая передышка.
Пользуясь затишьем, я, как обычно, через Арнака
обратился к Манаури:
- Где спасенная негритянка?
Индеец качнул головой назад.
- Далеко?
- Нет!
- Не знаешь, она пришла в себя?
- Не знаю.
- Идем к ней.
Приказав людям, оставшимся во главе с Вагурой на краю поляны,
соблюдать в наше отсутствие особую осторожность, Манаури, Арнак и я
двинулись назад.
- Надо пройти шагов сто, - пояснил Манаури.
- Что будем делать дальше? - спросил Арнак.
- Как и решили, пойдем на помощь Матео. Только сначала поговорим с
негритянкой. Возможно, от нее узнаем что-нибудь важное.
Негритянка сидела, прислонившись спиной к стволу небольшого дерева.
Услышав приближающиеся шаги, она быстро вскочила, готовая бежать, но,
узнав нас, тут же успокоилась.
- Долорес, как ты себя чувствуешь? - приветливо обратился к ней
Манаури по-испански. - Тебе лучше?
- Лучше, - вздохнула женщина.
- Тебя накормили?
- Да.
Заметив меня, Долорес задрожала всем телом.
- Успокойся, глупая! - ласково произнес Манаури. - Это наш друг. Он
спасет Матео.
- Матео убит, - прошептала негритянка.
- Что ты говоришь? Ты уверена?
- Да. Я видела, как его убили.
- Где это произошло?
- Там...
Она замолчала, не в силах продолжать. Манаури осторожно потряс ее за
плечи, заклиная взять себя в руки и не задерживать нас.
Индеец уверял меня, что Долорес было лет тридцать, но выглядела она
на все пятьдесят: так изнурило ее долголетнее рабство. Увезенная из Африки
еще ребенком, она знала только испанский язык. Испанцы дали ей имя, они
же, взваливая на нее непомерную работу, лишили ее молодости.
Кое-как женщина наконец вновь пришла в себя и стала отвечать яснее.
События, насколько мы могли понять из ее сбивчивых слов, развивались
примерно так: Матео со своей группой по нашему совету расположился лагерем
неподалеку от Черепашьего мыса. В этот вечер их костер, как всегда, горел
на берегу, а примерно через час после захода солнца все отправились спать.
Никто не заметил корабля, появившегося в сумерках на горизонте, зато
испанцы сразу обнаружили горевший костер. Они высадились где-то недалеко
от мыса и стали подкрадываться к спящим. Но одна из находившихся с ними
собак преждевременно залаяла и всполошила лагерь. Прежде чем палачи
приблизились, люди Матео убежали в заросли. Тяжелее всего пришлось
женщинам с маленькими детьми. Пытаясь отвести от них погоню, Матео с тремя
или четырьмя товарищами выступил против преследователей и весь удар принял
на себя. У них были только палки и копья; против них - разъяренные собаки
и превосходящие силы испанцев со шпагами, копьями, ружьями. Матео и
товарищи защищались отчаянно и долго - очевидно, враг хотел захватить их
живыми, - и, прежде чем они пали под ударами превосходящих сил, беглецы
смогли рассеяться по всему лесу. Долорес сразу же потеряла своих и бежала
одна куда глаза глядят. В нее два раза стреляли, но не попали.
Наконец она добежала до поляны, где ее настигла собака и где мы
пришли ей на помощь.
- А почему ты думаешь, что Матео погиб? - спросил я.
- Потому что все испанцы бросились на него! Я видела, когда
обернулась. Его окружили со всех сторон.
- Они могли его ранить, могли взять живым.
Но Долорес была твердо уверена в гибели Матео, как и тех трех или
четырех мужчин, которые сражались вместе с ним, хотя и не могла это
убедительно доказать.
- Испанцам нужны живые рабы, а не мертвые, - заметил Манаури.
- Жив Матео или мертв, - заметил я, - его последний бой и
самоотверженность говорят, что он настоящий герой.
- У Матео всегда было мужественное сердце, - подтвердил Манаури.
Чуть слышный треск сломанного сучка со стороны поляны прервал наш
разговор. Появилась расплывчатая фигура быстро бегущего человека.
- Наш, - шепнул Арнак.
Это был один из индейцев, находившихся в карауле. Он принес какую-то
важную новость и торопливо излагал ее, обращаясь к Манаури. Арнак перевел:
- Какие-то люди пересекли поляну... и перешли на эту сторону.
- В каком месте?
- Справа от нас, ближе к середине острова, шагах в трехстах...
- С собаками?
- Нет, собак не было.
- Сколько их?
- Четверо или пятеро.
Это была тревожная весть. Мы оказывались в клещах. Враг был перед
нами, и какие-то люди, вероятнее всего, тоже враги, зашли нам в тыл. Эти
четверо или пятеро в тылу могли доставить нам немало хлопот. От них
следовало избавиться как можно быстрее, если понадобится, даже с помощью
огнестрельного оружия.
Возвращаясь с соблюдением всех мер предосторожности назад к отряду, я
шепотом отдавал на ходу распоряжения. Манаури и его отряду поручалось
остаться на месте и внимательно следить за поляной. Арнак и Вагура со
своими людьми пойдут со мной. Мушкеты с длинными стволами, малопригодные в
чаще, мы заменили на легкие ружья, зарядив их картечью. Но луки, копья и
ножи - три отличных охотничьих ножа достались нам от убитых испанцев в
качестве трофея - останутся главным нашим оружием.
- Готовы? - спросил я юношей.
- Готовы, - ответили они.
Задача наша казалась нелегкой. Противник затаился где-то в
непроглядной чаще, быть может, совсем рядом, в какой-нибудь сотне шагов.
Надо полагать, он, как и мы, держался настороже, напрягая зрение и слух, и
все-таки нам предстояло не только приблизиться к нему, но и захватить его
врасплох, чтобы ни один не ушел с поля боя живым.
Сначала мы шли по краю поляны. Тучи закрыли луну, и это было нам на
руку. Все мы обратились в слух и зрение. Тишина стояла полная - противник
ничем не выдавал своего присутствия.
Пройдя более двухсот шагов, Арнак, как обычно, шедший впереди, вдруг
остановился и предостерегающе поднял руку. Мы прислушались. Откуда-то
сбоку доносился лай собак. Он приближался, казалось, с той стороны, откуда
прибыли эти пятеро.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97
 https://sdvk.ru/Sanfayans/Unitazi/Podvesnye_unitazy/s-installyaciej/ 

 плитка ape ceramica