https://www.dushevoi.ru/products/podvesnye_unitazy/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z


 


С Валерием мы вновь близко сошлись уже в начале 1990-х годов, когда я вернулся в Таллинн после работы на Кубе и в Москве. Мы оказались соседями по месту работы, так как он исполнял обязанности секретаря Объединенной Народной Партии Эстонии, а я в это же время работал советником в Эстонско-российской торговой палате. Оба учреждения были размещены на одном и том же этаже в здании на улице Эстония пуйестеэ. Меня господин Андреев и Валерий агитировали вступить в эту партию, но ее программа не соответствовала моим взглядам и я отказался. Кстати, о той роли, которую Валерий Меркин играл в деятельности этой партии, можно судить хотя бы по тому факту, что он вместе с Лейви Шером в 1998 году издал книгу «Объединенная Народная Партия Эстонии в вопросах и ответах). С Валерием в то время мы встречались почти каждый день, обсуждая те или иные актуальные проблемы политической, социальной и экономической жизни республики. Но, естественно, у нас, как старых школьных друзей, были и другие темы для разговоров, например, о рыбалке. Мы неоднократно договаривались с ним о совместной рыбалке на том или другом водоеме, обсуждая способы ловли, делясь свежими впечатлениями о последних успехах, однако в силу различных причин нам так и не довелось реализовать свои планы.
Мы с Валерием были друзьями, уважали друг друга, чувствуя взаимное доверие и обоюдную симпатию. Валерий был всегда со мной предельно честен и откровенен; и я отвечал ему тем же. Он никогда в жизни не подвел меня, так же как и я его. Наоборот, мы во всем старались помогать друг другу.
Мне нравились в нем трезвость взгляда на жизнь, способность глубоко проникать в суть вещей, давать тем или иным событиям взвешенные и точные оценки, его удивительно тонкий, мягкий юмор. Валерий никогда не отличался самоуверенностью, в нем не было ни грана самомнения. И в то же время он всегда вел себя с достоинством, вызывая в собеседнике невольное чувство уважения как благодаря своей незаурядной внешности, неподражаемой элегантной манере поведения, так и в силу своей огромной эрудиции. Валерий всегда отличался уважительным отношением к людям, даже когда отзывался о них критически. Он был исключительно порядочным человеком, без какой-либо фальши.
Нас, по-видимому, объединяло и то, что Валерий Меркин принадлежал к тому разряду людей, которые мыслят самостоятельно, критически оценивая поступающую к нему информацию, вырабатывая свою позицию по тем или иным проблемам. Он никогда не вел себя, как многие другие, подобно флюгеру. Не подстраивался под настроение толпы, сбитой с толку той или иной пропагандистской кампанией. У него был сильный характер, что позволяло ему добиваться поставленных перед собой целей и находить верные решения в любой ситуации, особенно в 1990-е годы, когда происходила кардинальная ломка всего общественного устройства нашей жизни на пост советском пространстве. Именно в силу этих своих личных качеств Валерий пользовался среди своих коллег и знакомых большим авторитетом и уважением.
В середине 1990-х годов я вынужден был уйти из торговой палаты и начал преподавать в Эстонско-Американском колледже. Он же читал в этом же колледже курс экономической географии. Кстати, об его профессионализме и эрудиции, как преподавателе гуманитарных дисциплин, можно судить по тому, что он издал курс лекций «Экономическая география зарубежных стран» (совместно с Владимиром Паролем в 2000 году). В последние годы он работал профессором в Институте экономики и управления, преподавая студентам социологию и политологию.
Так уж сложилась судьба, что особенно тесными наши отношения стали в последние два года после того, как я издал в 2007 году монографию «Прогноз судьбы человечества». Валерий, прочитав ее, высоко оценил мой труд и стал пропагандистом этой книги. И не только в Эстонии, но и за ее пределами. Так, Валерий долгие годы поддерживал тесные контакты с Институтом стратегических исследований и анализа в Москве, возглавляемом Вагифом Гусейновым. Он проинформировал В.Гусейнова о моей книге и упомянутый Институт заказал ее, а позже по рекомендации Валерия Меркина В.Гусейнов попросил меня написать статью о начавшемся мировом экономическом кризисе для публикации в журнале «Вестник аналитики». Эту просьбу я выполнил, согласовав предварительно рукопись статьи с Валерием. Она была опубликована в названном журнале № 2 за 2008 год. Сотрудничество с этим институтом с легкой руки Валерия продолжается и до сих пор. В этом журнале опубликованы также мои статьи «Уроки кризиса», «Голод» и «Неужели кризис продолжается?».
В последний год мы с Валерием Меркиным часто общались. И хотя он был тяжело болен, однако я не помню ни одного случая, чтобы он терял присутствие духа, раскисал. Он был полон планов, активно следил за международными событиями, в частности, в России. Много читал и делился со мной впечатлениями о прочитанных статьях и книгах. Буквально за неделю до кончины он позвонил мне. Мы обсудили тему мирового кризиса, его возможных последствий для Эстонии и России. Кстати, насколько я знаю, он неоднократно предпринимал попытки улучшить экономические отношения нашей республики с Россией, договариваясь о приезде в Эстонию представительной делегации из Москвы. Но обстоятельства складывались таким образом, особенно после «бронзовой» ночи, что отношения между двумя соседями вновь обострились и согласованный визит российской делегации был отложен.
Я всегда поражался широте интересов Валерия. Он профессионально обсуждал любую из тем, касающихся международных отношений, давая всегда точную оценку тем или иным событиям, а его прогнозы, как правило, оправдывались.
Валерий Меркин не замыкался в себе. Он был по духу своему общественным деятелем, способствуя интеграции научного сообщества Эстонии в сфере гуманитарных наук. Пытался приобщить и меня к работе Русского академического общества Эстонии, но в силу определенных причин я большой активности не проявил.
В старости, как правило, обостряются различные болезни. Эта тема не могла не присутствовать и в наших с ним беседах. Он рассказывал мне о своей борьбе за жизнь, я же - о своей. И, разумеется, в наших совместных размышлениях неоднократно вставал вопрос и о смысле жизни, о различных нравственных ее аспектах, о Добре и Зле - всегда конкретном и персонифицированном. Смириться ли с причудами и капризами «судьбы» или драться «до последнего патрона» (это выражение мы часто использовали в наших беседах)? Опустить руки и смиренно ждать естественного конца жизни? И оба мы приходили к одному выводу - надо работать, делать что-то полезное и нужное людям. Только в этом и состоит смысл жизни человека, ибо ему одному даны на этой Земле Разум и Совесть.





10.Эпилог
«Прогресс мысли в том, что достигнутую цель она превращает в средство для дальнейшей
цели».
В.Ключевский
«Семь дорог ведут к добру и тысячи от него».
Библия
Жизнь человека, состоящая из цепи событий и поступков, подчинена той же логике, о которой писал В.Ключевский. Достигнув какой-то цели (неважно какой - значимой или второстепенной, осознанной или не вполне), человек превращает ее в средство для достижения новой цели. Именно в этом и состоит нить непрерывного развития, меняя свое направление в переломных, узловых точках, которые разбивают ее на качественно различающиеся отрезки.
Обдумывая свою жизнь, я пришел к выводу, что самое удивительное в ней то, что идеи, отстаиваемые мною, были не ко двору как при власти партийно-государственного аппарата в СССР, так и сегодня, когда власть сосредоточена в руках т.н. либеральных демократов.
Меня могут упрекнуть в том, что я кривил душой, когда работал в советских учреждениях. Нет, такого не было. Я понимал, что делаю именно то, что нужно обществу в данных условиях. Да, я критически относился к его недостаткам, но при этом никогда не был противником социализма, ибо понимал, что идет процесс саморазвития, состоящий в постоянном разрешении противоречий, устранении одних недостатков и неизбежном возникновении новых.
С 1956 года я считаю себя марксистом и никогда своему миропониманию не изменял ради корысти или карьеры, хотя много раз подвергал это учение серьезному критическому анализу. В верности марксизму и заключался вышеупомянутый парадокс всей моей жизни, ибо при государственном социализме истинный марксизм не был в почете, а сейчас в условиях господства либерализма он вообще считается идеологическим врагом № 1.
В моей жизни критическими были 1987 и 1988 годы. Обращаясь к оценке событий двадцатилетней давности и глядя на них с высот сегодняшнего дня, постараюсь ответить на вопрос - насколько правильной являлась позиция, которую я занял в упомянутые годы, когда назревали развал СССР и реставрация капитализма?
В настоящее время, когда стали яснее глубинные процессы, приведшие к распаду СССР и к краху социалистического строя, для меня стала очевидной неизбежность того и другого (об этом я пишу в 5-ой главе своей монографии). Учитывая это обстоятельство, сопротивление объективным процессам в 1980-ые годы представляется как будто бессмысленным. А те, кто выступали за развал СССР и за контрреволюцию, сегодня могут с гордостью говорить о своей правоте и даже прозорливости.
Однако я совершенно не сожалею о том, что занимал последовательную позицию защитника сохранности СССР и социалистического процесса в нем. Я до сих пор остаюсь верным этим идеям, несмотря на поражение, ибо всегда стремился к прогрессу в человеческих отношениях.
Ведь что на самом деле произошло? Если взять, к примеру, Эстонию, развитию экономики которой я, как и сотни тысяч других, отдал лучшие годы своей жизни, то подтвердились мои опасения в том, что она не может существовать как самостоятельный, самодостаточный субъект, воспроизводящий себя на приемлемом современном уровне только за счет собственных ресурсов. Истекшие два десятилетия этот мой вывод убедительно подтвердили. Эстония вышла из одного гигантского экономического организма - народнохозяйственного комплекса СССР - и тотчас же попала в другое мощное экономическое образование - Европейский Союз, который с первых дней объявления Эстонии об отделении от СССР стал оказывать ей финансовую и кадровую помощь. Иначе и быть не могло. На протяжении этого периода времени Эстония смогла обеспечивать превышение импорта над экспортом только за счет заимствования кредитных ресурсов на западном финансовом рынке. Именно благодаря внешним кредитам в Эстонии в последние годы в значительной мере сформировался и бум на внутреннем рынке (потребительский и инвестиционный). Все это привело к образованию огромного консолидированного внешнего долга. С 1989 года по 2009 год среднегодовые темпы роста составили в Эстонии около одного процента в год, т.е. в несколько раз сократились по сравнению с советским периодом. Регресс в экономике республики выразился также в инфляции, что привело к обесценению кроны на внутреннем рынке, в появлении массовой безработицы, в увеличении числа пауперов, наркоманов и алкоголиков и т.п. негативных социальных явлений. Бросается в глаза еще один феномен. Если в СССР Эстония заслуженно признавалась как передовая республика, то в Европейском Союзе она вместе с большинством восточноевропейских стран является придатком к развитым государствам, в том числе по отношению к соседней Финляндии, не говоря уже о Швеции, банки которой доминируют в республике, определяя ее денежную политику.
В масштабах бывшего Советского Союза мы наблюдаем те же процессы, только в еще более ярко выраженной форме. Развал единого народнохозяйственного комплекса СССР привел к потерям, которые по своим масштабам значительно превосходят ущерб от Второй мировой войны. В экономическом отношении некогда великая и могущественная держава отброшена назад на столетие, став конгломератом полуколониальных государств, а также регионом межэтнических конфликтов, которые порой приобретают вооруженную форму и приводят к многочисленным жертвам среди мирного населения.
Общество государственного социализма представляло собой единство противоположностей, капиталистических и коммунистических начал, между которыми с первых же дней революции беспрерывно шла борьба. Она была исторически неизбежной и закономерной. В данном конкретном случае в этом противоборстве победу одержали капиталистические формы воспроизводства, силы регресса. В России произошла реставрация дореволюционных общественных форм, что неоднократно уже происходило в истории человечества. Осталось только восстановить самодержавие (в одной из бывших среднеазиатских республик это по существу произошло). Сопротивление этому процессу, поддерживаемому мощными внешними силами, было безнадежным делом.
Как писал Борис Кагарлицкий в своей замечательной статье «Сопротивление или революция», «…даже если я не могу победить, даже если я знаю, что обречен на поражение, я все равно должен дать бой, ибо всякое иное поведение - предательство. Не только по отношению к своему делу, но и по отношению к самому себе. Именно так мы боролись против наступающей реакции на протяжении 1990-х годов<…>Революции могут быть неудачными, более того, подавляющее большинство революционных попыток именно таковыми и оказываются.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25
 https://sdvk.ru/Dushevie_kabini/120x90/s-visokim-poddonom/ 

 Ацтека Design Lux