напольный смеситель для ванны 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z


 

Саул, тем самым совершив акт предательства по отношению ко мне и своим же предложениям Н.Рыжкову. Он мне еще в субботу по телефону сказал, что мою позицию полностью поддерживает, несмотря на демарш Народного фронта. Но, видимо, до понедельника, когда состоялось упомянутое заседание Президиума правительства, он успел переговорить с В.Вяльясом, а тот «прочистил» ему мозги, повернув их на 180 градусов. На заседании Президиума Б.Саул объявил о своей полной капитуляции, отстранив меня от руководства рабочей группой.
Удар Народным фронтом был нанесен расчетливо и вовремя. Его цель была в том, чтобы заблокировать реформу децентрализации и планирования в условиях обновляемого общественного устройства СССР, ибо это автоматически нейтрализовало идею «республиканского хозрасчета». Кстати, как потом выяснилось, доклад Н.Рыжкова об этой реформе был встречен М.Горбачевым без всякого интереса, что также вполне логично: если ты поддерживаешь повсеместно возникшие народные фронты, то следует автоматически одобрять и их программные требования. А заодно и дружественная координация с США, которые в Варшаве собрали представителей народных фронтов для проработки идеи создания черноморско-балтийского союза. Вот ведь когда началась реализация плана расширения НАТО на Восток!
Спустя год после своей отставки с поста президента СССР М.Горбачев в своем выступлении перед парламентариями Израиля с гордостью заявил: «"Все, что я сделал с Советским Союзом, я сделал во имя нашего Бога Моисея". Полагаю, что всякие комментарии излишни.
Мое решение, когда я узнал о предательстве Б.Саула, было однозначным - немедленно покинуть пост председателя Госплана. Сразу же после заседания Президиума Совета Министров я в кабинете Б.Саула, куда мы вместе прошли, попросил у него лист бумаги и при нем написал заявление об отставке, сказав ему, что он долго не продержится на своем посту, ибо В.Вяльяс его также сдаст Народному фронту на съедение. Там уже было достаточно кандидатов на пост премьера. Мое предсказание оправдалось и в начале ноября Б.Саул лишился своего поста.
Официально меня освободили от занимаемой должности 8 сентября 1988 года, назначив на пост председателя Госплана Р.Отсасона, ранее возглавлявшего Институт экономики АН ЭССР. Одновременно со мной В.Вяльяс и Б.Саул уволили с занимаемых постов еще двух неугодных Народному фронту зампредов председателя правительства ЭССР, а именно: Х.Вельди и М.Анслан, а также председателя Гостелерадио А.Кулласте.
После издания Указа Президиума Верховного Совета ЭССР, который тогда возглавлял А.Рюйтель (ставший впоследствии Президентом буржуазной Эстонской Республики), мне пришлось еще некоторое время исполнять обязанности председателя Госплана ЭССР до тех пор, пока я не передал в присутствии управляющего делами Совета Министров ЭССР Э.Маття дела Р.Отсасону, подписав соответствующий акт.
Кстати, работа по согласованию проекта плана на 1989 год все-таки, несмотря на всевозможные передряги, благодаря уравновешенной позиции большинства работников Госплана республики и их самоотверженной работе прошла в Москве успешно. На 1989 год нам удалось добиться выделения рекордной величины фонда комбикормов - свыше 1 млн. тонн, что позволило Эстонии продержаться еще год с обеспечением населения собственной животноводческой продукцией. Однако уже к 1991 году все наши завоевания были растранжирены и положение на внутреннем рынке республики стало катастрофическим. Э.Сависсаар, будучи уже премьер-министром, вынужден был ввести карточную систему. И это в мирное время! В республике, которая в 1980-ые годы имела развитое животноводство, а по многим показателям превосходила страны Европы (кроме Голландии)!
В 1990-е годы объем сельскохозяйственного производства продолжал неуклонно сокращаться, а потребление населением мясомолочной продукции против 1988 года уменьшилось почти в два раза, несмотря на возросший импорт. Эстония на протяжении последних столетий всегда была нетто-экспортером сельскохозяйственной продукции, особенно животноводческой. Но благодаря программе «республиканского хозрасчета», которая похоронила высокорентабельные хозяйства (колхозы и совхозы), взяв курс на реставрацию хуторов и разрыв производственной кооперации с СССР, произошло невероятное - Эстония стала импортером животноводческой продукции и даже картофеля, моркови, капусты, а также лука! Такова цена авантюризма в политике и в экономике, а также способности массы людей поддаваться на пропаганду мифических идей! Очень многие люди на селе поверили в годы «поющей революции» в свою способность успешно вести хуторское хозяйство, в надежде зажить богаче, чем работая в колхозах и совхозах. Я знаю много случаев, когда их мечты по тем или иным причинам рухнули и они оказались на грани катастрофы. Например, мой знакомый Райво в Южной Эстонии. Он получил в наследство свыше 30 га земли с прекрасным лесом, заливными лугами, пашней. Кроме того, он сумел при «прихватизации» колхозного имущества получить грузовик, трактор и набор сельхозинвентаря, стройматериалы. Проекты у Райво после распада колхоза и превращения его из колхозника в хуторянина были грандиозными: выращивать клубнику и продавать ее в Тарту, посадить пивоваренный ячмень для поставки ее пивзаводу и т.д. Обо всем этом он с восторгом рассказывал мне летом 1990 года. Два года спустя он заболел. Ему сделали операцию, и он два летних месяца пролежал в больнице. Вернувшись домой полуинвалидом, он пристрасился к «горькой» и все его надежды на прекрасное будущее пошли прахом. Затем он остепенился, устроился на работу в новую Тартускую тюрьму надзирателем, а его жена, поскольку ликвидировали колхозный детский садик, устроилась посудомойкой в один из ночных клубов Тарту. Хозяйственные постройки постепенно развалились, инвентарь проржавел, а часть пахотной земли он стал сдавать в аренду, чтобы как-то сводить концы с концами после инфаркта, который он заработал будучи надзирателем в тюрьме (психологически не каждый может выполнять такую неприятную работу).
Аналогичная судьба ожидала и других моих знакомых, которые потеряв постоянную работу и устойчивый заработок, забросили не только свое подсобное хозяйство, но и вообще не имеют постоянного рабочего места, живя за счет случайных заработков (рубка кустарника или молодняка под линиями электропередач, вдоль автодорог, сдача металлолома и т.п.), с горя спиваются, становясь бомжами. Словом, от великолепного сельскохозяйственного производства советской Эстонии остались одни рожки да ножки, а у стариков, доживающих свои дни, остались лишь воспоминания.
На этом, пожалуй, можно и завершить данную главу. Возвращаясь к идее узловых переломных точек, я считаю вынужденный переход в Госплан ЭССР одним из крупных поворотов в моей жизни, ставшим седьмым по счету.

5.Работа в ЦК
Восьмой поворотной точкой в моей жизни стал перевод в августе 1983 года из Госплана на партийную работу. Мне поручили в ЦК КП Эстонии сформировать новый отдел - экономический. Его штат был немногочисленным - всего четыре работника (заведующий и три инструктора).
Основными обязанностями отдела, курировавшего все экономические учреждения республики ( Госплан, Минфин, банки, ЦСУ, Госкомтруд, Гострудсберкассы и т.), были подбор руководящих кадров и формирование их резерва, тесное взаимодействие с парторганизациями экономических служб республики, содействие проведению экономических реформ, анализ функционирования народного хозяйства и подготовка предложений руководству ЦК по расшивке узких мест и разрешению возникающих проблем. Кроме перечисленных основных функций, работники отдела периодически встречались с людьми, приходившими в ЦК с жалобами и просьбами, рассматривали письма граждан с критикой деятельности экономических органов и их руководителей.
Здесь вполне уместно сказать о том, какую политику проводил партийный аппарат в отношении республики. Я считаю себя достаточно осведомленным, чтобы делать обоснованные выводы в отношении политики партаппарата, проводившейся в те годы, когда я работал в ЦК. Да, действительно, в этом органе была сосредоточена высшая власть эстонского государства, которую он делил (в зависимости от тех или иных функций) с органами государственного управления, возглавляемыми правительством республики (см. главу 4 моей книги «Мир на перекрестке четырех дорог. Прогноз судьбы человечества»).
Повторяю, будучи членом правительства республики (с 1987 года), членом ЦК КП Эстонии, бывая в Москве в ЦК КПСС, Совете Министров СССР, Госплане СССР, наблюдая много лет работу партийного и государственного аппарата изнутри, я повторяю еще раз со всей ответственностью, что все разговоры об оккупации Эстонии - это миф, эксплуатировавшийся не только в годы «холодной» войны для оболванивания людей, но используемый в этих же целях и сегодня. Я ни разу не слышал в Москве ни одной фразы, ни одного слова о колониальной зависимости Эстонии, о ее второстепенном положении в составе СССР. Ни одного намека на политику русификации. Наоборот, Эстония всегда пользовалась уважением за ее успехи в экономике, культуре и просвещении. Делалось все возможное для ее всестороннего развития. Повторяю, более того - складывалось впечатление, что страдающей стороной является Российская Федерация. Последующие межрегиональные расчеты и балансы подтвердили этот факт. На нем успешно сыграл позднее Б.Ельцин, подняв флаг суверенитета России и волну русского национализма, завоевав тем самым большинство голосов ее жителей. От многих голосовавших за Б.Ельцина в 1990 году, когда он баллотировался в президенты России, я нередко слышал такую фразу: «Хватит грабить русский народ и кормить окраины СССР!». И лишь на втором месте был его популизм, умение прикинуться эдаким «своим», народным витязем, борцом с привилегиями и т.д. Главной же его козырной картой был российский национализм. Он противопоставил русских другим народам бывших союзных республик, способствовав тем самым разогреву и там крайних форм национализма, ненависти к русским и прочим «оккупантам». Именно Б.Ельцин вбил клин в дружбу народов СССР, причем сделал это задолго до предательства в Беловежской пуще. Именно за этот «подвиг» восхваляют его националисты всех бывших союзных республик, которые также использовали в своей политической игре карту русофобии, доказывая что их народы являются носителями лучших интеллектуальных и нравственных качеств, чуть ли ни богоизбранными народами.
Миф об оккупации Эстонии родился еще до начала Второй мировой войны в эмигрантской среде. Финская журналистка Леэна Хистанен в сборнике “Viron kylma sota” («Холодная война Эстонии»), много лет проработавшая у нас в республике журналисткой, в своем интервью еженедельнику “Eesti Ekspress” говорит: «Эстонские коммунисты знали и в 1939-м, и в 1944-м, что делали. Мир в 1939 году был иным. Надо было выбирать - быть нацистом или коммунистом. Я всегда считала выбор эстонцев правильным. Во Вторую мировую войну они выбрали сторону победителей. Неплохой выбор. В Национальной библиотеке я читала газеты Postimees и Rahva Н??l за 1944 год. Тогда был опубликован большой репортаж поэтессы Деборы Вааранди из концентрационного лагеря в Клоога, где еще рядами лежали трупы сожженных пленных. Коммунисты Эстонии знали, что изгоняя нацистов, поступают нравственно. Учитывая обстановку тех времен это был не худший выбор” (цитирую по газете «Молодежь Эстонии» от 13.05.2008).
В 1944 году я видел в Клоога эти штабеля трупов, переложенные сосновыми бревнами. Преступления нацистов в Эстонии, как пишет финская журналистка, еще далеко не изучены.
Интересно и нестандартное мнение А.Мери по проблеме т.н. оккупации Эстонии, о которой в статье “Последний бой “кровавого” Мери” пишет журналист Л.Велихов (“Совершенно секретно” № 7 за 2008 год): “…он не считает присоединение Эстонии к СССР в июле 1940 года оккупацией. Впрочем, не считает он присоединение балтийских стран к СССР и добровольным, как это событие трактовала советская историография. Он уверен, что в создавшейся ситуации у маленькой Эстонии просто не было другого исторического выбора - либо со Сталиным, либо с Гитлером. К союзу с третьим рейхом тогдашние власти тянули страну вполне определенно, хотя, казалось, немцев за шестьсот предыдущих лет их фактического господства и доминирования во всех сферах жизни здесь терпеть не могли. Когда по тайной договоренности с СССР в 1939 году рейх вывез из Прибалтики всех местных немцев, здесь даже шутили: Гитлеру надо поставить памятник за то, что наконец освободил ее от “баронов”.
В многотысячных митингах июля 1940 года, шедших под лозунгами присоединения к СССР, никем извне не спровоцированных местной Компартией, Мери сам участвовал, это не мифы советской пропаганды. Так же, как и жил сам в досоветской Эстонии конца 1930-х, в условиях жесткой политической диктатуры, провозглашенной президентом Пятсом, отсутствия каких бы то ни было демократических свобод. Так что разговоры о том, что в июле 1940-го демократия в Эстонии сменилась советской диктатурой, считает смехотворными: одна диктатура сменила другую. И реально накануне присоединения к СССР Эстония была расколота:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25
 дешевые душевые кабины 

 плитка kerama marazzi отзывы