заказал много, дали скидку 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z


 

Анисимов). Фидель Кастро лично уделил большое внимание и М.Горбачеву, и Л.Абалкину, проведя с ними многочасовые беседы и дав в их честь правительственные приемы. Особенно длительной была его беседа с Л.Абалкиным, который в СССР руководил проведением экономических реформ. Л.Абалкин по просьбе Фиделя Кастро прочитал в Гаване для кубинских руководящих работников и специалистов лекцию на эту тему.
Коллектив нашего представительства жил дружно. Склок внутри коллектива не было. У каждого сотрудника была личная машина; зарплата по советским меркам была неплохая и состояла из двух частей: долларовой и выплачиваемой в песо (т.н. «красные» песо, которые принимались в оплату за товар в магазинах для дипломатов и в торгпредстве). В ходу были и обычные песо, которые использовались для закупки фруктов и овощей на рынке и в обычных гаванских магазинах, в которых покупали белый хлеб, булочки и кондитерские изделия. Вопросы искусства использования денег трех видов - это была одна из самых интересных и актуальных тем в разговорах наших жен. Я же никогда в эти дела не вникал и денег с собой не носил.
В представительстве работали два переводчика - супруги Павлюки. Они приехали из Украины; в Киевском университете преподавали испанский язык, которым владели в совершенстве. Как переводчики-синхронщики они были превосходны. Во время длительных, многочасовых переговоров им приходилось сменять друг друга. Вскоре мне стало ясно, что надо самому осваивать испанский язык. Кстати, все сотрудники представительства и их жены в той или иной мере разговаривали на испанском.
Лера Павлюк добровольно взяла на себя обязанности быть моим преподавателем. Позднее она помогла освоить испанский и моей супруге. У них сложились прекрасные отношения. Успехи моей супруги были бесподобными. Она лучше меня читала сложные тексты, отлично разбиралась в грамматике. Я же лучше, чем она, владел разговорным языком. Это и понятно - у меня было значительно больше практики, чем у моей супруги. Она применяла свои познания в испанском языке только в разговорах с соседями, а также в магазинах. Я же делал это на работе, в повседневном общении с сотрудниками Хусеплана, министерств и ведомств Кубы. Лера была строгим и взыскательным педагогом и спуску мне не давала. Ее методика обучения мне была по душе - она была рациональна и, видимо, проверена длительным опытом. Я изучал язык по темам. Лера заставляла меня заучивать наизусть какой-то текст по соответствующей теме, требуя вслух повторять его несколько раз, добиваясь не только точного воспроизведения текста и правильного произношения, но и автоматизма. Мой запас слов и стандартных фраз быстро пополнялся. Этому способствовали два обстоятельства. Первое - это повседневное общение с кубинцами по долгу службы. Я вслушивался в переводимую речь и «мотал на ус» повторяющиеся новые слова и фразы. А второе - это общение с соседями по дому в свободное от работы время без участия переводчика. Сначала мы с супругой объяснялись «на пальцах», а потом освоили набор обычных, многократно используемых фраз и минимальный запас слов для простой беседы (Здравствуйте! Как себя чувствуете? Погода сегодня хорошая. Очень жарко. Идет дождь и т.п.). Обычная речь кубинцев, да и испанцев отличается от правильного классического произношения, которому нас учила Лера. Они пропускают многие согласные и тараторят, т.е. говорят очень быстро. Даже знакомые слова и фразы я вначале понимал с трудом, а они в свою очередь потешались над моими стараниями в отношении правильного произношения слов, как того и требовала бескомпромиссно моя учительница. Но в конце концов и я научился «глотать» согласные и тараторить. К концу моего пребывания на Кубе я уже мог обходиться без переводчика, но на ответственные переговоры для подстраховки всегда брал с собой кого-то из Павлюков. Причем я стал про себя замечать, что если Лера старается переводить точно, буквально, то ее супруг Иван импровизировал, стремясь передать не только смысл, но и тональность моей речи. Иной раз его «заносило» и он «порол отсебятину», меняя тем самым смысл сказанного мною. И я его вынужден был подправлять. На мои замечания Иван никогда не обижался. Даже, пожалуй, наоборот, он получал удовольствие от того, что мои усилия в освоении испанского языка дали свои плоды и, наверняка, об этом рассказывал Лере.
Через несколько месяцев после того, как я покинул Кубу и уже выполнял обязанности министра в правительстве В.Павлова, со мной произошел курьезный случай. Я находился в Женеве на очередной сессии Международной организации труда (МОТ), когда во время перерыва ко мне подбежал знакомый кубинец и попросил, чтобы я помог им в качестве переводчика (!) с испанского на русский во время встречи с делегатом из какой-то соцстраны. Я выполнил их просьбу и, кажется, не подвел. Было приятно немного попрактиковаться на ставшим родным и очень красивом языке.
Однако любой язык, чтобы его не забыть, а совершенствовать, требует практики, особенно в преклонном возрасте. Но, к сожалению, практики применения испанского языка после Кубы у меня не было. Однако, когда сегодня я слышу испанскую песню или испанскую речь, то память частично восстанавливает забытое.
Буквально через несколько дней после моего приезда в Гавану, я получил приглашение встретиться с заместителем Фиделя Кастро - Председателем Хусеплана Антонио Родригесом Маурелем. На встречу был приглашен также и Л.Метлицкий, который не мог к нему попасть уже несколько месяцев. Полагаю, что А.Р.Маурелю было интересно повстречаться с новым человеком, оценить возможности совместной работы с ним, а также выяснить - не меняется ли курс Москвы в отношении Кубы в связи с назначением нового представителя Госплана СССР. Беседа, в которой принял участие также Х.Ф.Сантана, была весьма продолжительной и проходила в дружественной атмосфере. У А.Р.Мауреля была способность быстро и остро реагировать на сказанное собеседником, он умел внимательно и вдумчиво выслушивать аргументы другой стороны, логично и последовательно излагать свою (и Фиделя) позицию. Он обладал даром тонкого юмора и по ходу беседы не раз оригинально комментировал ту или иную мысль, высказанную мной или Л.Метлицким. А.Р.Маурель выразил откровенную озабоченность позицией СССР в отношении социалистических стран и особенно Кубы, в частности по вопросу цены на поставляемый в нашу страну сахар-сырец. Я заверил его в том, что буду делать все, чтобы экономические отношения СССР и Кубы развивались во всех областях успешно. И это свое обещание я сдержал.
Я заверил А.Р.Мауреля, что буду стремиться установить прочные и деловые контакты не только с сотрудниками Хусеплана, но также министерств и ведомств Кубы. Наверное, откровенность обмена мнениями произвела на А.Р.Мауреля благоприятное впечатление. В течение моего двухлетнего пребывания на Кубе у нас было много встреч с А.Р.Маурелем, причем несколько раз он приезжал к нам в офис без всякого предупреждения. Мы часами беседовали в саду нашей небольшой резиденции, попивая виски (он его любил больше рома), обсуждая волновавшие кубинскую сторону вопросы. Успешной работе нашего представительства способствовали не только хорошие отношения с тов. А.Р.Маурелем, но и с его заместителями, а также начальниками отделов и специалистами Хусеплана. Все непростые вопросы размещения членов наших многочисленных делегаций в гостиницах Гаваны помогал успешно решать помощник А.Р.Мауреля тов. Пако.
Видимо, хороший контакт с А.Р.Маурелем стал известен Фиделю Кастро, который отдал ему и министрам базовой, сахарной и других министерств Кубы указание показать мне все, что меня интересует в этой чудесной стране. В мое распоряжение был предоставлен самолет и мы на нем совершили путешествие в восточные провинции, в течение которого я познакомился с крупнейшим никель-кобальтовым предприятием, городом Сантьяго де Куба. Нет смысла перечислять все провинции, города и предприятия, где я побывал. Но к концу моей работы на Кубе я объехал ее вдоль и поперек - с запада на восток и с юга на север. Везде делегацию нашего представительства местные власти встречали достойно, как говорится, по первому классу. Приказ Фиделя действовал без осечек и повсеместно.
С Фиделем Кастро я лично не беседовал ни разу, хотя постоянно чувствовал его внимание. Встреч же с ним было много: и во время переговоров, и во время визита М.Горбачева, и во время приемов, которые устраивал наш посол.
Без преувеличения, основной проблемой советско-кубинских экономических отношений была проблема поставок в СССР сахара-сырца, особенно вопрос цены на этот продукт. Конечно, были и другие проблемы: закупка никель-кобальтового концентрата, цитрусовых, строительство портов и поставка нефтепродуктов, возведение атомной электростанции, оказание технического содействия в рисоводстве и т.д. Но вопросом вопросов была цена на сахар-сырец. Я много времени посвятил его анализу и в конце концов (не вдаваясь в детали) пришел к выводу, что так называемая преференциальная цена на закупаемый нами сахар-сырец была экономически вполне оправдана, учитывая целый ряд факторов: субсидии США и Европейского Союза своим фермерам на выращивание сахарной свеклы и сахарного тростника; потенциальные затраты в СССР на выращивание такого же количества сахарной свеклы, которая была бы необходима для выработки такого же количества сахара-сырца, который мы закупали у Кубы; себестоимости и рентабельности производства его на Кубе; установленные США и Евросоюзом квоты на закупку сахара за рубежом. Низкая цена на сахар на мировом рынке - это результат дискриминационной политики ведущих капиталистических стран в отношении стран третьего мира и она проявляется в явно заниженных ценах и на другие продукты питания, а также сырье для промышленной переработки. Субсидии своим производителям и экспортные пошлины в развитых капиталистических странах сбивают цены на мировом рынке до уровня, который разорителен для стран третьего мира. Стоило только в 1970 годах производителям нефти объединиться в ОПЕК, как цены на этот стратегический продукт сразу же возросли в разы.
Убежден, что М.Горбачев, а позднее Б.Ельцин допустили громадную стратегическую ошибку, свернув все виды отношений с Кубой, поддавшись нажиму США, которые до сих пор не сняли блокады в отношении Кубы. Место СССР занял Китай и ряд капиталистических корпораций, которым выгодна эксплуатация месторождений полиметаллических руд Кубы. Все наши инвестиции пошли прахом из-за преступной политики М.Горбачева и Б.Ельцина.
Кубинский период нашей жизни, к сожалению, оказался очень непродолжительным и в 1991 году вновь пришлось окунуться в круговерть политической жизни своей страны, о чем я расскажу в следующей главе.
В заключение хотелось бы поведать еще о некоторых впечатлениях и событиях во время нашего пребывания на гостеприимной кубинской земле.
Несколько слов о кубинцах. На Кубе прекрасно уживаются представители различных рас: белых, желтых, негров и потомков от смешанных браков - метисов и мулатов. В ком-то, возможно, течет и кровь аборигенов: ведь не всех же коренных жителей в шестнадцатом веке вырезали испанцы. В стране многоцветие культур, но язык общий - испанский. Нельзя не сказать о некоторых чертах сложившегося этноса. Бросается в глаза любовное и уважительное отношение к детишкам. Я ни разу, повторяю, ни разу за все время пребывания на Кубе не слышал брани или даже сердитой речи в адрес детей. Не слышал детского плача. Повторяю, у нас рядом располагались детский садик и школа. Мамы и папы приводили в садик чистеньких, красиво одетых веселых детишек. Вечером таких же чистеньких и жизнерадостных их забирали. Наверное, такое теплое отношение к детям способствует тому, что все кубинцы без исключения обладают обостренным чувством собственного достоинства. Каждый чувствует себя Личностью. Даже самые маленькие на вопрос, обращенный к ним, отвечают вежливо и с достоинством. Кстати, когда я заводил разговор об американцах с неграми, то они в один голос говорили, что никогда в жизни и ни за что не пустят янки на Кубу, ибо они в неграх не видят людей. Поскольку до Революции на острове практически все принадлежало США, которые были здесь полновластными хозяевами, то в истоках бунта против янки надо видеть и их расовую ненависть (или мягче выражаясь, пренебрежение) к неграм, метисам и мулатам. Что же касается чистоты, то она также воспитывается с малых лет. Чистота - это вторая характерная черта кубинцев. Мне говорили, что по потреблению мыла на душу населения кубинцы занимают первое место в мире. В любых столовых и кафе можно было без опаски съесть завтрак или обед, выпить чашку душистого и крепкого кофе с пирожным.
Просвещение и здравоохранение на деле являются приоритетами руководства Кубы. Мы ежедневно наблюдали, как в школу привозили фрукты и молоко. Все дети учатся, беспризорников нигде не видно. Что касается медицины, то об ее достижениях можно судить хотя бы по такому факту, как низкая детская смертность. Куба создала свою прекрасную фармакологическую промышленность, а также производит все необходимое медицинское оборудование, о котором в СССР рядовые больницы и поликлиники не только мечтать не могли, но даже понятия о ней не имели.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25
 сантехника в Москве 

 Балдосер Kamba