акриловые ванны москва 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z


 

“Что мы дураки - пустить чужого козла в свой огород, да еще деньги ему платить!”). Затем меня решили в отделе кадров ЦСУ СССР отправить в Южный Йемен, однако посоветовшись с женой, я сам наотрез отказался, хотя все выездные документы были уже оформлены. Мы с Галиной Федоровной решили, что для детей все-таки лучше оставаться в Таллинне, чем ехать в далекую аравийскую страну с жарким климатом. Были впоследствии и другие попытки отправить меня на работу за границу. Однако я к ним относился без всякого энтузиазма. Погоня за длинным рублем в ущерб учебе и здоровью детей была для нас с женой не по душе. А расставаться с детьми на долгое время, оставив их на попечение дедушки с бабушкой, нас также совершенно не устраивала.
И еще одно событие явилось следствием нашумевшего доклада. Это выход на ученый мир Москвы и, в частности, на сотрудников ЦЭМИ и НИИ статистики. Я благодарен судьбе, что мне довелось близко познакомиться с такими замечательными учеными как Б.Исаев, Н.Римашевская, А.Соловьев, С.Шаталин и др. Кстати, московские ученые проявляли всегда особый интерес к Эстонии, высоко оценивая культуру ведения статистики в республике. Многие экспериментальные разработки впервые были реализованы именно у нас (дифференцированный баланс денежных доходов и расходов населения, сводный финансово-материальный баланс, региональный межотраслевой баланс, система моделей для оценки эффективности общественного производства, автоматизированныый регистр промышленных предприятий ). В этих работах участвовали научные сотрудники лабораторий под руководством Н.Римашевской, Б.Исаева, А.Соловьева, В. Косова, Е.Ясина. Все они люди яркого таланта и огромной эрудиции. Ученым международного уровня был, вне всякого сомнения, Б.Исаев, ушедший из жизни в расцвете лет. Он тесно сотрудничал с учеными Франции и Швеции.
Глубочайший след в моей памяти и сердце остался от многолетней дружбы и сотрудничества с безвременно ушедшим из жизни Александром Сергеевичем Соловьевым. Как жаль, что таких замечательных ученых, какими были Б.Исаев и А.Соловьев, забирает на пике их научного творчества смерть!
И еще об одной работе, выполненой в коллективе Статуправления Эстонии, я хочу рассказать подробнее, ибо она оказала большое влияние на формирование моего политэкономического видения общественных процессов в бывшем СССР. Речь идет о статистическом сборнике “Материальное благосостояние и культурный уровень населения Эстонской ССР” (488 стр.), вышедшем в свет в 1972 году. Статистический материал, содержащийся в сборнике, изложен в определенной системе, отвечающей следующей логической цепочке: “национальный доход - его распределение - формирование доходов населения - использование национального дохода - удовлетворение потребностей населения в различных продуктах и услугах”. Реализация этой логической последовательности потребовала осуществления дополнительных расчетов, углубленной проработки материалов баланса народного хозяйства, данных отраслевых статистик, группировок семейных бюджетов, собираемых выборочным методом, сопоставления фактических значений показателей с нормативными. Впервые были выполнены расчеты, отражающие процесс перехода от произведенного национального дохода к реальным доходам населения. В целом вся эта работа носила новаторский характер и позволила дать углубленный политико-экономический анализ уровня жизни населения в увязке с динамикой общественного производства и в разрезе основных социальных групп населения.
Данная работа была мною использована при подготовке кандидатской диссертации, которую я защитил в 1974 году.
Обращение к проблеме народного благосостояния не было случайным. Ведь смысл и эффективность любой общественной системы определяется тем, насколько полно она удовлетворяет потребности своих членов общества. И для меня было важно разобраться, как обстоят дела с этим у нас. Я продолжал поиск ответа на вопрос, что из себя представляет тот политико-экономический строй, в котором мы живем: социализм или государственный капитализм? Являлись ли функционеры партийно-государственного аппарата распорядителями общественной собственности или же стали новым классом собственников, как это утверждали и утверждают до сих пор некоторые теоретики?
На мой взгляд, не стали. Во-первых, они не осуществляли присвоения общественной собственности в процессе ее воспроизводства. Каждый чиновник получал точно фиксированный доход в форме заработной платы, премий, различных льгот. Никакого другого личного участия в распределении национального дохода они не принимали. Конечно, номенклатура в СССР пользовалась некоторыми льготами, но все это не делало ее субъектом собственности. Она им не принадлежала. Функционеры были чиновниками аппарата, но никак не владельцами общественной собственности, носившей форму государственной собственности. Во-вторых, пребывание того или иного лица в составе партийно-государственного аппарата определялось не его несуществующими правами собственника, а лишь его к а р ь е р о й. Успех служебной карьеры зависел от способностей, эрудиции, опыта, личных связей, умения держать нос по ветру и массы других субъективных факторов, но никак не отношением к объекту собственности.
Партийно-государственный аппарат выполнял в государстве функцию управления, т.е. делал обычную необходимую для общества работу, как и представители любых других профессий в рамках общественного разделения труда. Точно так же, как, например, командир воздушного лайнера и члены его экипажа управляют им, не становясь в результате выполнения этой функции собственниками самолета.
Придя к однозначному выводу о том, что в лице функционеров партийно-государственного аппарата мы не имеем собственников общественной собственности, я задался вопросом, а не является ли аппарат в целом таким субъектом собственности, безотносительно к его отдельно взятым функционерам?
Анализ показал, что государство в СССР, безусловно, путем выработанной аппаратом экономической политики влияло и притом существенно на процесс производства, распределения и потребления национального дохода. Однако при выработке этой политики он руководствовался определенной идеологией, но не экономическими интересами своего воспроизводства. Короче говоря, действовали определенные объективные закономерности в сфере развития производительных сил, в процессе расширенного воспроизводства общественного богатства, в сфере экономических отношений индивидуумов, которые не были подвластны аппарату управления. Он, обладая монопольным правом на выработку экономической политики, мог варьировать свои действия в рамках объективных законов, но не более. Если же аппарат управления игнорировал эти законы, выходя за пределы их действия, т.е. правил в о л ю н т а р и с т с к и, то вскоре он обнаруживал все негативные последствия своих ошибочных решений и вынужден был отступать, меняя курс.
Придя к таким выводам, я убедился в том, что мы имеем дело с совершенно новой формацией со своей специфической системой закономерностей и имя ей социализм, а не государственный капитализм.
Далее в повестку дня встали вопросы познания этой новой системы экономических и политических закономерностей. Если главной категорией предшествующей формации является капитал, то что теперь пришло ему на смену? И я пришел к выводу, что доминирующей категорией новой формации является потребность. Этим и объяснялся мой повышенный интерес к проблеме народного благосостояния, чему и была посвящена тема моей кандидатской диссертации, написанием которой я, собственно, и завершил свою карьеру в органах государственной статистики.
Текст диссертации я написал практически за два месяца, когда учился в 1974 году в Москве на так называемых “косыгиновских курсах” - в Институте управления народным хозяйством. Защищался в Центральном экономико - математическом институте (ЦЭМИ). Самой трудной была первая теоретическая глава, посвященная анализу понятия “народное благосостояние”, проблеме т.н. необходимого и прибавочного продукта при социализме и закону распределения и формирования доходов населения. Она была трудной не только в написании, но и в отстаивании ее положений, как при предварительном их обсуждении с моим научным руководителем Н.Римашевской, так и во время защиты диссертации. Новизна теоретического подхода вызвала массу возражений у ортодоксальных оппонентов и я благодарен С.Шаталину за решительную поддержку моих идей в ходе обсуждения диссертации.
Здесь, пожалуй, на время нужно прервать повествование и объясниться по одному злободневному вопросу.
Сегодня, когда на развалинах СССР реставрирован капитализм, одни во всю проклинают недавнее социалистическое прошлое, другие же тоскуют по нему. В чем причины столь противоположных настроений и оценок? Ответ надобно искать в глубоких противоречиях, которые были присущи обществу, существовавшему в СССР, а также в условиях и истории его развития. Суть процессов, приведших к столь радикальной смене общественно-политического устройства бывшего огромного государства, может быть раскрыта только на основе системного исследования. Такой анализ содержится в вышеупомянутой моей монографии, в, частности, в ее четвертой главе, а здесь приведено краткое изложение только самых основных этапов и событий моей жизни.
Те, кто клянут уничтоженное социалистическое государство, делают это по разным причинам. Сторонники частной собственности испытывают удовлетворение по поводу выхода из “исторического тупика”. Немало среди них и тех, кто лишился в свое время частной собственности и привелигированного положения в обществе, а также репрессированных. Многие критикуют старые порядки за очереди, невозможность свободно выражать свое мнение. Вспоминают же добрым словом социалистическое прошлое (даже со всеми его недостатками) за отсутствие безработицы, за чувство уверенности в будущем, социальную защищенность, безбедность, за товарищеские отношения между людьми, которые иной раз ценнее богатства. Словом, общественное сознание отражает не только различие интересов людей, но и, как уже выше было сказано, глубокую внутреннюю противоречивость бывшего социалистического общества - промежуточного этапа между капитализмом и коммунизмом.
В связи вышесказанным вспоминается такой анекдот. Уже после развала СССР в одном городке на покосившемся заборе кто-то написал мелом: “Верните социализм!” Вскоре рядом появился комментарий: “А социализма-то у нас и не было!” Тогда кто-то приписал: “Верните то, что было!”.

4.Перевод в Госплан
Госплану я отдал десять лет своей жизни, причем был переведен на работу в него против своей воли. Однако я не сожалею о столь резком повороте в моей судьбе, который вывел меня из тихой гавани статистики и бросил в бурное море планирования.
Планирование - это неотъемлемая часть жизни человека. Еще первобытные люди, зная, что впереди их ждет суровая зима, заранее заготавливали впрок запасы пищи и топлива. А сегодня без планирования невозможна вообще никакая деятельность в любой сфере жизни. Некоторые умники пишут, что планирование-де свойственно только социализму. Это несусветная чушь. Формирование государственного бюджета, эмиссия денежной массы, разработка целевых комплексных программ - все это планирование, широко применяемое и в буржуазном обществе.
В Советском Союзе планирование зародилось с первых же дней, ибо в распоряжении государства оказались огромные национализированные богатства. И первым продуктом планирования был знаменитый план ГОЭЛРО - программа электрификации революционной России, которая должна была стать мощным рычагом подъема производительных сил общества и повышения качества жизни людей.
В Советском Союзе планированием были заняты все звенья управления. На самом верху этой централизованной системы располагался всемогущий Госплан СССР, который планировал все и вся - начиная от производства пуговиц и гвоздей вплоть до стратегических ракет, от строительства общественных туалетов и до возведения БАМа (Байкало-Амурской магистрали). Плановые подразделения (отделы, управления) были в каждом министерстве (ведомстве), на каждом предприятии, в каждой союзной (автономной) республике, области и крае.
Повторяю, я был направлен решением Бюро ЦК КП Эстонии на работу в Госплан республики без моего ведома и согласия. Таковы были тогда порядки. Случилось это практически сразу же после защиты кандидатской диссертации в Центральном экономико-математическом институте в Москве. Память хранит множество эпизодов из моей госплановской карьеры. А начиналась она в конце августа 1974 года, когда я был отозван из отпуска и утвержден начальником сводного отдела - членом коллегии, т.е. такого подразделения, который отвечал за организацию всей работы Госплана республики.
Я не могу не рассказать, как меня “женили” на этой должности. А было дело так.
Во время отпуска я наслаждался рыбалкой на озере Пангоди. Жил у своих родственников, которые имели дачу в этом живописном уголке южной Эстонии. Муж Лайне Волли купил по случаю старый хутор, расположенный на самой макушке возвышенности, у подножья которой плескалось красивое озеро с островками и заливчиками.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25
 https://sdvk.ru/Dushevie_ograzhdeniya/Huppe/ 

 Natural Mosaic Crystal