есть даже всякая мелочевка 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z


 

У нас, поверьте, хватило бы ума и возможностей арестовать все российское руководство еще далеко от Москвы, в аэропорту, на даче, на дороге. Возможностей было сколько угодно. Даже в здании Верховного Совета РСФСР могли, если бы ставили такую цель. Дело в том, что 19 августа стало окончательно ясно мне, думаю, и многим другим членам ГКЧП - кому раньше, кому позже, - что Горбачев решил использовать нашу преданность делу и своей стране, народу, чтобы расправиться нашими руками с Ельциным, подталкивая нас на кровопролитие. Затем, как Президенту СССР, расправиться с виновниками этого кровопролития, то есть с нами. В итоге - страна в развале, раздел и беспредел, он на троне, а все, кто мог бы оказать сопротивление, на том свете или в тюрьме.
Ельцин, я уверен, знал этот сценарий и готовил свой выход из-за занавеса. Он тоже решил использовать нас, откорректировав сценарий Горбачева. Он решил нашими руками убрать Горбачева и затем, также организовав кровопролитие, ликвидировать нас. Альянс с Грачевым и другими силами в армии, МВД и КГБ, налаженный заранее, обеспечивал ему время для принятия решений и для маневра. Ему никогда не поздно было уступить, сославшись на неосведомленность. Горбачев же потерял чувство меры и времени, опять испугался и отложил разрешение конфронтации с Ельциным, сдав свою последнюю команду. Он не понял даже, что, предав Лукьянова, Крючкова, Язова, Пуго, потерял не только людей, но и армию, службу безопасности и депутатский корпус. Опоры в народе не было давно. Понял он это в самолете, при возвращении в Москву, а окончательно - на трибуне Верховного Совета РСФСР. Там стоял уже политический труп" (В.И. Болдин "Крушение пьедестала". М., 1995).
На заседании 19 августа 1991 года КМ В.Павлов сделал сенсационное заявление, напоминавшее сводки с полей сражения. Он сказал, что какие-то экстремисты, имеющие на вооружении даже «Стингеры», концентрируются вокруг ключевых объектов в столице. И что у него имеется достоверная информация о четырех списках лиц, подлежащих репрессиям. В первом списке - высшее руководство страны, подлежащее немедленной ликвидации со всеми членами семьи. А в списке № 4 числимся мы, министры-члены данного Правительства, которые должны быть арестованы.
Что же касается самого ГКЧП и «путча», то все это напоминало какой-то плохо разыгранный спектакль по скверному сценарию. Сегодня многие обвиняют в развале СССР «путчистов». Это сущая ерунда. Достаточно ответить на один элементарный вопрос - кто мешал М.Горбачеву и Б.Ельцину сохранить СССР уже после «подавления» путча? Ответ на него может быть только один: этому мешали те силы, которые на протяжении сорока послевоенных лет вели «холодную» войну против СССР. Весьма примечательно в этом смысле откровенное признание Госсекретаря США Д.Бейкера: «Мы истратили триллионы долларов за сорок лет, чтобы оформить победу в "холодной войне" против СССР» (О.А. Платонов "Государственная измена" М., Алгоритм, 2006). Газета "Нью-Йорк Таймс", комментируя подоплеку «путча», писала: «В этой операции ЦРУ использовало все доступные ему средства - психологическую войну, саботаж, экономическую войну, стратегический обман, контрразведку, кибернетическую войну. Эта операция нанесла ущерб экономике страны и дестабилизировала Советский Союз. То был полный успех". А т.н. «путчисты» попались на удочку, стремясь добиться благородной цели - сохранить СССР. Но на деле оказалось, что «путч» послужил лишь предлогом для разрушения общесоюзных структур управления.
На следующий день, 20 августа я провел заседание Коллегии Минтруда с участием представителей 9 республик.
В среду, т.е. 21 августа, после обеда, ближе к вечеру в кабинет заходит Ю.Крапивин и распахивает окно, выходящее на ул. Куйбышева. Я выглянул и ужаснулся. По улице рекой текла толпа орущих людей, которые чем попало били стекла. Было такое впечатление, что все они пьяны. Я тут же отдал приказ о немедленной эвакуации всех сотрудников Министерства. Через минут десять Ю.Крапивин доложил, что кроме охраны, первого заместителя В.Колосова, моего шофера и нас двоих в доме никого больше не осталось. Наше Министерство было не на пути толпы и оно не подверглось, к счастью, нападению. Видимо, была дана команда сокрушать все, что принадлежало ЦК КПСС. Ю.Крапивин посоветовал мне отправиться домой, пока соседняя улица, ведущая к метро, еще была свободна. Я послушался его совета, так как в Министерстве делать было уже нечего. Б.Ельцин, ставший хозяином положения, издал Указ, в котором возложил исполнение обязанностей министров Союзного правительства на их первых заместителей. Мой шофер знал в центре Москвы все проезды и мы вскоре мчались домой на дачу, хотя пришлось изменить маршрут, не доезжая до здания СЭВ.
Я приехал на дачу около 7 вечера и моя жена обрадованно спросила, что же такое могло стрястись, что впервые за несколько месяцев в рабочий день я приехал домой вовремя. Я ей рассказал о событиях этого дня, и мы пошли смотреть телевизор, по которому шел репортаж о происходившем в центре Москвы. Об этих событиях написано немало, снято несколько документальных фильмов, и нет никакой необходимости их пересказывать. Могу только сказать, что когда мы проезжали через Смоленскую площадь по дороге на дачу, то все Садовое кольцо в районе проспекта Калинина было уже запружено взволнованными людьми, и нам пришлось буквально протискиваться через толпу, которая несмотря на то, что моя «Волга» имела правительственный номер, вела себя нейтрально и люди спокойно расступались перед машиной. Проехать же по мосту на Кутузовский проспект напрямую, повторяю, было уже невозможно.
Больше я в Министерство не ездил, так как на посту был В.Колосов. Нас же, членов КМ СССР, попросили представить в Верховный Совет СССР объяснительную записку-отчет о том|, что мы делали в дни путча и о нашем отношении к ГКЧП. Я 28 августа, когда нас членов КМ пригласили на заседание Верховного Совета СССР, сдал свою докладную в канцелярию Верховного Совета. Вот ее содержание:
«Верховному Совету СССР
Приступив в начале апреля к исполнению обязанностей Министра, я, понимая, что страна втягивается в глубочайший экономический кризис, руководствовался в своей деятельности следующими соображениями: во-первых, необходимо самое активное участие Министерства в выработке мер по стабилизации народного хозяйства и выводу его из кризиса: только на основе такой программы возможно было решение кричащих проблем в социально-трудовой сфере; во-вторых, следует приложить максимум усилий по выработке принципиально нового механизма взаимодействия Министерства с республиками; в-третьих, необходимо содействовать становлению системы социального партнерства в обществе как важнейшего нового инструмента регулирования социально-трудовых проблем.
В течение апреля-августа я стремился в своей работе следовать вышеизложенным принципам.
В целях выполнения Программы совместных действий Кабинета Министров и правительств суверенных республик по выводу экономики страны из кризиса в условиях перехода к рынку с участием республиканских органов по труду был разработан и 17 июля т.г. мною утвержден уточненный план мероприятий и основные направления работы Минтруда СССР на 1991 год.
Большинство содержащихся в этом плане мероприятий уже реализованы или находятся на стадии осуществления.
Так, велась работа по формированию правовой основы социальной защиты населения. Приняты Основы законодательства Союза ССР и республик об индексации доходов населения, Указ Президента Союза ССР о минимальном потребительском бюджете. Разработаны проекты Основ законодательства Союза ССР и республик о труде и об охране труда, о рабочем времени и т.д.
Подготовлены и осуществлены дополнительные меры по усилению социальной защиты населения в связи с реформой розничных цен, улучшению материального положения детей и отдельных категорий учащихся. Осуществлялась пенсионная реформа. Готовится реформа оплаты труда.
Подготовлены и приняты необходимые нормативные акты и развернута практическая работа по реализации Основ законодательства Союза ССР и республик о занятости населения и созданию государственной службы занятости.
Министерством было подготовлено и 16 июля т.г. подписано полномочными представителями 9 республик Соглашение Союза ССР и суверенных республик о взаимных обязательствах в области реализации социальных программ и обеспечения социальных гарантий граждан СССР на 1991-1992 годы.
Руководствуясь убеждением в необходимости сохранения единого социального пространства в рамках обновленной федерации - СССР - мною были внесены в Верховный Совет СССР и в Кабинет Министров СССР предложения по проекту Союзного Договора, которые были учтены при подготовке его окончательного варианта. Глубоко уверен в том, что единого социального пространства в стране не может быть без единых экономического и правового пространств.
Что касается социального партнерства, то Министерство подготовило проект Указа Президента СССР по данному вопросу, активно участвовало в подготовке проекта Закона СССР о соглашениях и коллективных договорах, который в первом чтении был принят Верховным Советом СССР. Кроме того, Министерство осуществляет координацию работы по выполнению Соглашения между ВКП СССР и Кабинетом Министров на 1991 год. Подготовлен проект нового трехстороннего соглашения на 1992 год.
Однако все, что удалось сделать за истекшие пять месяцев, не снимает чувства огромной неудовлетворенности. Дело в том, что в стране продолжается снижение жизненного уровня большинства граждан. Раскручивается спираль инфляции. Не удалось добиться проведения республиками скоординированной политики в области оплаты труда и реализации социальных программ. Возрастает острота противоречия между потребностями людей, растущими требованиями об увеличении размеров зарплаты, пенсий, пособий, стипендий, других социальных выплат и экономическими возможностями разваливающегося народного хозяйства страны.
Осознание этой горькой и печальной действительности побуждало меня и моих коллег по работе к поиску выхода из создавшегося положения, подготовке каких-то новых мер по социальной защите населения.
В последние недели нами начата подготовка предложений по механизму регулирования фонда потребления с тем, чтобы, с одной стороны, усилить мотивационное стимулы к производительному труду, а с другой стороны, к обузданию неуправляемой инфляции. Идет поиск путей дальнейшей реализации пенсионной реформы. Разрабатываются рекомендации по оказанию натуральной помощи малоимущим гражданам.
Разрабатываются предложения по кардинальному совершенствованию механизма сотрудничества Министерства с республиканскими органами по труду и социальному обеспечению, уточнению функций Министерства в связи с новым Союзным договором.
Сегодня положение в социально-трудовой сфере критическое. Причины хорошо известны. Сейчас важно объединить усилия республик по выработке и осуществлению реалистической социальной политики в условиях углубляющегося кризиса и в целях недопущения дальнейшего резкого снижения уровня жизни населения.
По моему мнению, наряду с немедленным заключением экономического соглашения между всеми 15 республиками необходимо заключение соглашения по реализации социальных программ и обеспечения социальных гарантий граждан СССР.
Что касается событий, происшедших 19-21 августа т.г., то заявляю следующее.
Обращение руководства СССР к народу впервые услышал по радио в машине в 8.00 утра 19.08.91 г., когда ехал на работу.
В течение первой половины дня 19 августа в Министерство не поступало никакой официальной информации о происходящих событиях, кроме той, которая передавалась по радио и телевидению. Где-то в 16.00 мне передали сообщение о том, что в 18.00 состоится заседание КМ СССР.
В течение дня мы в руководстве Министерства дважды обсуждали как организовать работу в сложившейся ситуации и пришли к выводу, что не следует откладывать намеченное на 20-ое августа проведение заседания Коллегии с участием представителей республик, что необходимо продолжать проработку проблем согласно антикризисной программе, осуществлять подготовку к очередной сессии ВС СССР.
Не внесло ясности в понимание обстановки и заседание КМ СССР. Я его покинул с еще большими сомнениями в правомерности действий ГКЧП.
Поэтому я решил в этой ситуации любыми способами обеспечивать работоспособность коллектива Министерства.
На следующий день, т.е. 20 августа, я провел заседание Коллегии. Мы обсудили с участием представителей 9 республик ход выполнения в стране пенсионной реформы, а также первоочередные меры по реализации антикризисной программы.
В этот и следующий день я и мои коллеги по руководству Министерством продолжали проработку самых горячих социальных проблем: реформа оплаты труда, новый механизм регулирования фонда потребления, программа занятости населения и т.д.
Мое личное отношение к государственному перевороту совершенно однозначное - это гибельная для всех народов страны политическая авантюра, попытка повернуть вспять поступательное движение истории.
Министр труда и социальных вопросов
В.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25
 jika 

 Italon Everstone