водонагреватель накопительный 10 литров купить в москве 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z


 

Именно эта потребность в само-
утверждении, стремление к власти и становится
той движущей силой человеческого поведения,
которая формирует телеологический план жизни
и порождает нереалистические, достижимые только
в воображении, <фиктивные> цели, которые хотя
индивидом и не осознаются (в противном случае
их нереалистичность была бы для него очевидна
и они потеряли бы над ним свою власть), но тем
не менее наполняют его жизнь смыслом и помо-
гают ориентироваться в хаосе бытия.
Эти представления Адлера во многом сложились
под впечатлением концепции фикционализма,
разработанной немецким философом-позитивис-
том Гансом Файхингером (1852-1933). В опубли-
кованной в 1911 году работе <Философия "как если
бы"> Файхингер выдвинул положение о том, что
поведение огромного числа людей определяется
некими социальными <фикциями> (такими, например,
как <все люди равны в своих возможностях> или <чтобы
добиться успеха в жизни, главное - желание>),
которые совершенно не соответствуют действитель-
ности. В погоне за этими фикциями люди понап-
расну расточают свои силы и энергию, так ничего
реального и не добиваясь. Аналогичным образом,
согласно Адлеру, протекает жизнь невротика, ко-
торый, стремясь компенсировать чувство собственной
неполноценности, преследует цель достижения фик-
тивного превосходства.
Хотя компенсация и сверхкомпенсация чувства
неполноценности через стремление к превосходству
может приносить свои неожиданные плоды (именно
сверхкомпенсацией чувства неполноценности, выз-
ванного, в частности, физическими недостатками,
Адлер объясняет, например, творчество Бетховена
и Шиллера, ораторское искусство Демосфена), чаще
всего, однако, это стремление остается неудовлет-
воренным, порождая все новые проблемы и резко
ограничивая круг интересов личности. Поэтому,
считает Адлер, в жизни человека должны быть иные
ориентиры, другой источник душевной энергии. И
таким источником, на его взгляд, является прису-
щая каждому человеку, врожденная потребность
ощущать себя частицей мироздания, человечества
в целом - чувство общности.
В отличие от Фрейда Адлер рассматривает че-
ловека прежде всего в контексте общественных
связей, считая его изначально социальным суще-
ством, не способным без ущерба для себя жить
обособленно от других людей, на что обрекает его
желание возвыситься над остальными. В этом смысле
чувство общности выступает антитезой стремления
к власти, одновременно являясь мерой душевно-
го здоровья и социальной адаптации личности. Из
него, полагал Адлер, проистекают любовь и сим-
патия между людьми, дружеские, доброжелатель-
ные, гармоничные человеческие отношения, аль-
труизм, нравственность. Благодаря ему создается
основа для пробуждения творческого потенциала
личности, формирования оптимистического, по-
зитивного мировоззрения, упразднения чувства не-
полноценности. Оно же определяет и степень вклю-
ченности человека в социальные связи, его спо-
собность к сотрудничеству с другими людьми и
глубину контактов с ними, доверие к себе и ос-
тальным, умение принимать решения и нести за
них ответственность. Оно свойственно всем лю-
дям без исключения, только у одних может быть
развитым и сильным, а у других, оказавшись в тисках
властолюбивых устремлений, подавленным и слабым.
Именно в актуализации чувства общности и осво-
бождении его от пут стремления к власти видел Адлер
задачу индивидуальной психологии, предвосхитив
тем самым многие идеи современных психологов
и философов.
Отдельные положения теории индивидуальной
психологии подвергались и подвергаются справед-
ливой критике. Обвиняя Фрейда в односторонности
и претензии на универсальность его теории, Адлер
сам не сумел в полной мере избавиться от тех же
недостатков. Это проявилось прежде всего в при-
знании им лишь одного базового механизма защи-
ты - механизма компенсации и сверхкомпенсации.
С удивительной проницательностью Адлер сумел
разглядеть даже в самых обыденных явлениях следы
властолюбивых устремлений. Но в то же время очень
часто не удается избавиться от впечатления, что
весь анализ происходит по уже заранее готовой схеме
(чувство неполноценности - компенсация через
стремление к власти - невроз), которую надо лишь
наполнить конкретным материалом, чтобы один
случай отличался от другого, хотя по своей сути
они идентичны. Это особенно контрастирует с на-
званием <индивидуальная психология>, предпола-
гающим действительно индивидуальный подход к
тью, индивидуальными проблемами и индивидуаль-
ными механизмами преодоления своих внутренних
конфликтов, которые могут быть отличными от ком-
ленсации и сверхкомпенсации. Мало чем помогает
и введение Адлером понятия телеологической си-
стемы. И оно тоже не позволяет объяснить возник-
новение у пациента данного симптома, а не какого-
нибудь другого. Поскольку в конечном счете цель,
преследуемая невротиками, всегда одна и та же,
не так уж важно, какими средствами воспользуется
больной для ее достижения.
Признавая бессознательное, тем не менее Ад-
лер отводит ему роль в развитии невроза лишь в
той мере, в какой оно выступает в качестве фак-
тора, предопределяющего развитие у пациента
чувства неполноценности и препятствующего кор-
рекции им своего поведения.
Несмотря на эти недостатки, идеи Адлера сыграли
важную роль в развитии психоанализа и психо-
логии. Указав на важность субъективного отно-
шения (а не объективных условий - наследствен-
ности, органиче.ских дефектов, неблагоприятной
жизненной ситуации и т.д.) к своим проблемам,
он тем самым одним из первых утвердил важнейший
принцип современной психотерапии и психосо-
матической медицины. Значительно меньше, чем
Фрейд, уделяя внимание проблеме переноса и кон-
трпереноса, тем не менее именно он сделал ак-
цент на взаимоотношениях врача и пациента,
рассматривая их в качестве важнейшего фактора
лечения. Этот подход и приемы Адлера и сейчас
широко используются и по сей день имеют мно-
гочисленных сторонников.
Наверное, теория индивидуальной психологии
не нашла бы такого отклика и тем более не пользо-
валась бы популярностью почти уже целое столетие,
если бы не отражала реалии жизни. Подобно тому
как есть неврозы, присущие прежде всего свое-
му времени, о которых говорил Виктор Франкл,
так есть и неврозы, существующие вне времени.
Во всяком случае, время <невроза власти> отнюдь
еще не миновало. Более того, похоже, сейчас мы
даже переживаем его обострение. С одной сто-
роны, отсутствие у огромной массы людей внут-
ренних нравственных идеалов и преобладание у
них каких угодно ценностей, кроме <общечело-
веческих>, а с другой стороны, желание самоут-
вердиться за счет ближнего, проявляющееся как
в самых диких формах, так и в более завуалиро-
ванных, с которыми мы сталкиваемся ежеднев-
но и повсеместно, стремление разного ранга по-
литиков и чиновников любой ценой остаться у
власти, поступки которых с головой выдают, что
власть для них не средство, но цель, - все это
полностью укладывается в адлеровскую схему
<невротической психики> с ее ущербным и сла-
бым чувством общности и необузданным власто-
любием.
Разумеется, в таком переносе психологических
явлений на общественную жизнь всегда содержится
элемент произвольности. Но если сказанное спра-
ведливо хотя бы наполовину, то и тогда адлеров-
ские идеи еще долго будут оставаться для нас ак-
туальными.
А.М.Боковиков
Предисловие к первому изданию
Индивидуальная психология стремится к углуб-
лению знания о человеке, которое можно получить,
лишь выяснив отношение индивида к своим соци-
ально установленным задачам. Только линия пове-
дения, которая может дать нам представление о
социальной активности личности, показывает сте-
пень слияния человека с требованиями жизни, ок-
ружающих людей. Вселенной. Она дает нам также
представление и о его характере, вдохновении, о его
телесном и духовном желании. Ее можно просле-
дить вплоть до самых истоков обретения человеком
своего <Я>, и она демонстрирует нам там, на самой
ранней диспозиции человеческого дитя, первые по-
пытки сопротивления внешнему миру, а также форму
и силу желания и попытки его преодолеть. В эти
самые ранние дни детства ребенок ошибочно и
безрассудно создает себе образцы и модели, фор-
мирует свою цель и жизненный план, которому он
сознательно или бессознательно следует. При этом
образцами для него будут все возможности дости-
жения успеха и примеры других победителей. Ок-
ружающая культура определяет ему рамки.
Эта глубочайшая линия поведения индивида, о
которой человеческое дитя кое-что знает, но фун-
даментальное значение которой он никогда не
понимает, является стержнем всей душевной струк-
туры. Все желания, весь круг мыслей, интересов,
ассоциаций, надежд, ожиданий и тревог протекает
по колее этой динамики. Из нее и ради ее защи-
ты возникают мировоззрение, побуждающие или
сдерживающие механизмы, и любое событие пе-
реиначивается и переворачивается до тех пор, пока
не даст позитивный эффект, пока не будет соот-
ветствовать исходному ядру личности, той детс-
кой линии поведения.
Однако наша индивидуальная психология по-
казала также, что направление движения челове-
ческого стремления проистекает прежде всего из
сочетания чувства общности и жажды личного пре-
восходства. Оба эти основных фактора проявля-
ются как социальные образования, первый как врож-
денное., укрепляющее человеческую общность,
второй как приобретенное, как вполне понятное
желание использовать общность для достижения
собственного превосходства.
Психологам, педагогам и неврологам было не
слишком сложно выявить политику превосходства
у отдельного индивида. То, что наука о превосход-
стве стремится вырваться из-под влияния нашей ин-
дивидуальной психологии, то, что она не борется с
помощью хитрых уловок с нашими открытиями, а
их заимствует, не является для меня и моих учени-
ков особой неожиданностью. Перед фактом, что она
постоянно плетется в хвосте наших исследований
жажды власти и никогда их не опережает, исчезает
ее самомнение и бахвальство.
Труднее, пожалуй: нам объяснить роль чувства
общности. Ведь здесь мы сталкиваемся с совестью
отдельного человека. Ему намного легче смириться
с доказательством, что он, как и все остальные,
стремится к славе и превосходству, чем признать
вечную истину, что и он тоже связан узами общей
человеческой принадлежности, и поэтому хитро-
умно скрывает это от себя и других. Его телесность
требует от него единения; язык, мораль, эстети-
ка и разум стремятся к общепринятости, предпо-
лагают ее; любовь, работа, человеческая соприча-
стность являются реальными требованиями совме-
стной человеческой жизни. Эти неразрывно свя-
занные друг с другом реальности атакует или же
пытается по-хитрому обойти стремление к личной
Б1БЛ10ТЕКА
ЗДУ
ж
власти. Но и в этой постоянной борьбе проявля-
ется признание чувства общности.
Знание основ побуждений действий людей, общее
понимание душевных явлений у здоровых людей
и невротиков, которые всегда могут означать со-
всем иное, чем то, что лежит на поверхности,
недостаточны, пока остаются скрытыми формальное
очертание и динамика руководящих линий их по-
ведения. То, что вожди человечества истолковы-
вали как творение Бога, судьбу, производное идеи,
экономических основ, индивидуальная психоло-
гия выражает в виде отражающего стремление к
власти формального закона: имманентной логики
совместной человеческой жизни.
Данная книга включает, в себя предварительные
работы, дополнения и исследования по теории и
практике индивидуальной психологии и ставит перед
собой задачу с помощью как старых, так и новых
работ показать путь к нашей науке. В этом смыс-
ле она является также непосредственным продол-
жением появившейся ранее работы <О нервном
характере>.
Пригглитц, август 1920
Предисловие к четвертому изданию
Уточнениями, пояснениями и дополнениями я
стремился поднять эту книгу до современного уровня
развития индивидуальной психологии.
Д-р Альфред Адлер,
Профессор Колумбийского университета,
Нью-Йорк
Нью-Йорк, март 1930
%%ИНДИВИДУАЛЬНАЯ ПСИХОЛОГИЯ,
ЕЕ ГИПОТЕЗЫ И РЕЗУЛЬТАТЫ
При рассмотрении психологических теорий и
учений в большинстве из них обнаруживается
своеобразная ограниченность, когда встает вопрос
об области их применения и средстве познания.
Как будто с глубоким умыслом непременно отвер-
гаются опыт и знания человека и словно подвер-
гается сомнению всякая ценность художественного,
творческого познания, угадывания и интуиции.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40
 https://sdvk.ru/Sanfayans/Unitazi/Santek/Santek_senator/ 

 Азори Amadeus