Первоклассный магазин dushevoi.ru 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Поэтому он ничего не скрывал, пока ему самому не пришлось скрыться. И тогда он не только увел с собой собак, но и уничтожил все следы их пребывания в квартире. А ведь он не мог не понимать, что соседи все равно о них расскажут.
— А может быть, он кормил их человечиной, — гадливо предположил Малдун.
— Господи, откуда же я знаю. Осмотри-ка квартиру: может быть, найдешь что-нибудь интересное. А я пока почитаю.
Сол вернулся в гостиную и приступил к чтению:

ПРОЕКТ «ИЛЛЮМИНАТЫ»: ЗАПИСКА № 5
26 июля
Дж. М.,
Иногда можно найти нужную информацию в самом неожиданном месте. Приводимый ниже отрывок взят из журнала для девушек (Сандра Гласе, «Заговор», журнал «Тинсет», март 1969 г., стр. 34-40).
Саймон продолжил рассказ о баварских иллюминатах. Эта кошмарная история начинается в 1090 году на Ближнем Востоке: Хасан ибн Саббах основывает секту исмаилитов, или хашишин, называемую так из-за того, что все ее члены употребляли гашиш, сильный наркотик, получаемый из конопли, которая больше известна как дурь-трава, или марихуана... Секта терроризировала мусульманский мир до тех пор, пока всю эту территорию не завоевало монгольское войско Чингиз-хана, установившее там закон и порядок. Вытесненные в горы, наркоманы-хашишин не могли противостоять здоровым монгольским воинам, их крепость была разрушена, а их танцовщицы отправлены в Монголию на перевоспитание. Руководители секты бежали на запад...
«В следующий раз иллюминаты явили себя миру в Баварии, в 1776 году, — сказал мне Саймон... — Оккультист Адам Вейсгаупт изучил наставления Хасана ибн Саббаха и выращивал коноплю у себя во дворе. Второго февраля 1776 года Вейсгаупт достиг иллюминизации, или просветления. Первого мая того же года он официально основал секту Древних Видящих Иллюминатов Баварии. Их лозунгом было»Ewige Blumenkraft"... Они привлекли в свои ряды многих выдающихся личностей, например, Гёте и Бетховена. Бетховен прикрепил плакатик «Ewige Blumenkraft» к пианино, за которым он сочинил все свои девять симфоний".
Однако самым интересным оказался последний абзац:
Недавно я видела документальный фильм о съезде демократической партии 1968 года, и меня поразил эпизод, в котором сенатор Эйбрахам Рибикофф позволил себе сделать критическое замечание, разгневавшее мэра Чикаго. В возникшей суматохе было невозможно разобрать, что крикнул ему в ответ мэр, и эта неясность спровоцировала массу самых разных домыслов. Лично мне показалось, что на его губах можно было прочесть ставшую к тому времени пугающе знакомой фразу: «Ewige Blumenkraft».
Чем дальше я копаю, тем фантастичнее все это выглядит. Когда мы расскажем обо всем этом Джорджу?
Пат

ПРОЕКТ «ИЛЛЮМИНАТЫ»: ЗАПИСКА № 6
26 июля
Дж. М.,
Члены общества Джона Берча изучали этот предмет и даже создали собственную теорию. Сначала я обнаружила памфлет «СМО: Заговор с целью управления миром», написанный Гэри Алленом, заместителем редактора принадлежащего обществу журнала «American Opinion».
По мнению Аллена, в 1888 году Сесил Роде создал тайное общество, чтобы установить английское господство над миром. Это общество действует через Оксфордский университет, стипендии Родса и — держитесь за стул — Совет по Международным Отношениям, некоммерческую организацию по изучению международного положения, расположенную прямо здесь, на Шестьдесят восьмой улице в Нью-Йорке. Как отмечает Аллен, из СМО вышли семь из девяти наших последних государственных секретарей и десятки других ведущих политиков, включая Ричарда Никсона. Он также подразумевает, хотя открыто не утверждает этого, что СМО действует через Уильяма Бакли-Младшего(давнего врага берчевцев); и якобы все это финансируется банками Морганов и Ротшильдов.
Как все это связано с иллюминатами? Мистер Аллен допускает лишь намеки, связывая Родса с Джоном Раскином, Раскина — с интернационалистами и, наконец, заявляя, что «основателем этого тайного общества на профаническом уровне» был Адам Вейс-гаупт, которого он называет «чудовищем, первого мая 1778 года основавшим Орден Иллюминатов».
Пат

ПРОЕКТ «ИЛЛЮМИНАТЫ»: ЗАПИСКА № 7
27 июля
Дж. М.,
Это отрывок из статьи в небольшой чикагской газете левого толка («Роджерспарк Чикаго», июль 1969 года, вып. 2, № 9). Статья называется "Дэйли связан с иллюминатами". Имя автора не указано.
Ни один историк не знает, что случилось с Адамом Вейс-гауптом после того, как его выслали из Баварии в 1785 году, но в записях из дневника «Вашингтона», сделанных после этой даты, часто упоминаются конопляные посевы в Маунт-Верноне.
Теперь подтверждается вероятность того, что Адам Вейсгаупт убил Джорджа Вашингтона и занял его место, на протяжении двух сроков выполняя функции американского президента... У американского флага, за исключением маленького синего участка в углу, есть два основных цвета: красный и белый, а ведь это официальные цвета хашишин. Как флаг, так и пирамида иллюминатов разделены на тринадцать горизонтальных частей, а, как известно, число тринадцать — это традиционное кодовое обозначение марихуаны... и, кстати, до сих пор используется именно в этом смысле «Ангелами ада».
Так вот, «Вашингтон» сформировал партию федералистов. Вторая главная партия того времени, демократические республиканцы, была создана Томасом Джефферсоном, и есть все основания признать истинным свидетельство преподобного Джедедаи Морса из Чарльстона, обвинявшего Джефферсона в том, что он агент иллюминатов. Таким образом, еще на заре становления нашего правительства обе партии служили прикрытием для иллюминатов...
Далее в этой статье, как и в «Тинсет», рассказывается о том, как мэр Дэйли во время его стычки с Эйбом Рибикоффом произнес фразу «Ewige Blumenkraft».
Пат

ПРОЕКТ «ИЛЛЮМИНАТЫ»: ЗАПИСКА № 8
27 июля
Дж. М.,
Еще к теории Вашингтона-Вейсгаупта:
Хотя его лицо изображено на миллиардах почтовых марок и долларовых купюр, а портреты висят во всех государственных учреждениях страны, никто не может быть полностью уверен в том, что Вашингтон выглядел именно так. В программе «Проект 20» смотрите сегодня вечером в 19:30 на нашем телеканале передачу «Знакомьтесь: Джордж Вашингтон». В ней будут показаны прижизненные портреты первого президента, на которых явно изображены разные люди.
Это пресс-релиз, выпущенный телекомпанией Эн-Би-Си 24 апреля 1969 года. Некоторые из портретов можно найти в «Британской энциклопедии», и сходство с портретами Вейсгаупта неоспоримо.
Совершенно случайно Барбара привлекла мое внимание к тому, что на письме в «Плейбой», в котором задавался вопрос об иллюминатах, стоит подпись «Р. С, Канзас, штат Миссури». Судя по сообщениям канзасских газет, 17 марта 1969 года (примерно через неделю после появления в газетных киосках апрельского номера «Плейбоя») был обнаружен труп местного жителя Роберта Стэнтона. У него было разорвано горло, словно его терзали когти какой-то гигантской хищной твари. При этом сведений о пропаже хищных зверей из местных зоопарков не поступало.
Пат
Сол поднял взгляд на портреты на стене. Впервые он обратил внимание на странное подобие улыбки на лице Вашингтона на самом знаменитом из этих портретов — работы Гилберта Стюарта, воспроизведенном на однодолларовой купюре. «У него было разорвано горло, как если бы его растерзала когтями какая-то гигантская хищная тварь», — мысленно повторил Сол, вспомнив об исчезнувших собаках Малика.
«Какого черта ты ухмыляешься?» — мрачно спросил он.
Внезапно Сол вспомнил, что еще во время повсеместного запрета на марихуану конгрессмен Кох в одном из своих выступлений что-то говорил о конопле, упоминая ее в связи с именем Вашингтона. О чем же он говорил? Ах вот, вспомнил... Он говорил о дневниковых записях, из которых следовало, что Генерал еще до опыления отделял женские растения от мужских. Если он выращивал коноплю для изготовления веревок, то с ботанической точки зрения необходимости в таких манипуляциях не было. В то же время, как указывал Кох, это стандартная практика выращивания конопли для получения марихуаны.
А «иллюминизация», или «просветление», было одним из слов, которыми всегда пользовались хиппи для описания ощущений, которые испытываешь после употребления травки высшего сорта. Даже более привычный термин, «вмыкание», если задуматься, имел такой же смысл, как и «просветление». А что, если нимб над головой Иисуса Христа на католических иконах как раз и символизировал такое «просветление»? И Гёте — если он действительно был иллюминатом — имел в виду именно такой опыт, когда произносил на смертном одре: «Больше света!»
«Мне следовало стать раввином, как хотел мой отец, — грустно подумал Сол. — Работа полицейского меня портит. Через пару минут я начну подозревать Томаса Эдисона».
ROCK ROCK ROCK TILL BROAD DAYLIGHT...
Мэри Лу Сервикс медленно возвращается в сознание, словно жертва кораблекрушения, которая добралась до спасательной шлюпки.
— Господи, — тихо выдохнула она. Саймон поцеловал ее шею.
— Теперь ты знаешь, — прошептал он.
— Господи, — повторила она. — Сколько раз я кончила? Саймон улыбнулся.
— Я не из тех мачо с анальными комплексами, которые ведут учет. Думаю, около десяти-двенадцати раз.
— Господи. А эти видения. Что это было? Это ты так влиял на мою психику или дело в траве?
— Лучше расскажи мне, что ты видела.
— Значит так. У тебя над головой было что-то вроде нимба. Большого голубого нимба. А потом я увидела такой же нимб и у себя, и он состоял из разных голубых точечек, которые кружились и извивались. А потом все пропало. И появился свет. Чистый белый свет.
— А что, если я бы тебе сказал, что у меня есть друг, дельфин, и он всегда обитает в этом беспредельном свете?
— Перестань меня разыгрывать. До сих пор ты был такой милый.
— Я тебя не разыгрываю. Его зовут Говард. Я могу устроить тебе с ним встречу.
— С рыбой?
— Нет, крошка. Дельфин — не рыба, а млекопитающее. Такое же, как ты или я.
— Слушай, мистер Саймон Мун, или ты самый большой умник из всех, кого я знаю, или самый большой дурак. В самом деле. Но этот свет... Господи, я никогда не забуду этот свет.
— А что произошло с твоим телом? — невинно спрашивает Саймон.
— Ты не поверишь, но я не знала, где мое тело. Даже во время оргазмов я не знала, где находится мое тело. Все превратилось в сплошной... свет...
ROCK ROCK ROCK AROUND THE CLOCK TONIGHT...
Покинув Даллас в тот достопамятный полдень 22 ноября 1963 года, человек, воспользовавшийся именем «Фрэнк Салливэн», прошмыгнул мимо Маккорда и Баркера в аэропорту, и его мысли не омрачили дурные предчувствия о грядущем Уотергейте. (А на Травяном холме фотографируют Говарда Ханта; позже этот снимок попадет в папку к нью-орлеанскому окружному прокурору Джиму Гаррисону по кличке «Веселый зеленый великан». Впрочем, Гарри-сон так никогда и не приблизился к истине хотя бы на расстояние светового года...)
— Сюда, кис-кис-кис, — зовет Хагбард.
Но сейчас мы снова возвращаемся обратно, в Лас-Вегас второго апреля. Шерри Бренди, урожденная Шарон О'Фаррелл, вернувшись домой в четыре часа утра, застает в своей гостиной Кармела. Ее это не удивляет; он часто наносит такие неожиданные визиты. Судя по всему, он обожает вторгаться на территорию других людей, словно какой-то гадкий вирус. «Дорогой», — воскликнула я, бросившись к нему с поцелуем, как он любил. «Чтоб ты сдох», — подумала я, когда наши губы встретились.
— Клиент на всю ночь? — небрежно поинтересовался он.
— Да. Один из ученых, которые работают тут в пустыне, хотя все мы делаем вид, что не подозреваем об их существовании. Ненормальный.
— Он хотел чего-то особенного? — быстро спросил Кармел. — Ты повысила тариф?
Иногда мне кажется, что у него в глазах вместо зрачков долларовые знаки.
— Нет, — говорю я, — он просто хотел переспать. Но потом меня не отпустил. И всю ночь трепался. — Я зеваю, оглядываясь на хорошую мебель и хорошие картины, выдержанные в одной розово-сиреневой гамме, и все было бы поистине прекрасно, если бы не эта гнусная тварь, сидевшая на моей тахте и похожая на голодную дохлую крысу. Мне всегда нравились красивые вещи, и вообще я, наверное, могла бы быть художницей или дизайнером, если бы не злая судьба, которая всегда подкладывала мне свинью. Боже, кто сказал Кармелу, что голубую водолазку можно носить с коричневым костюмом? Честное слово, если бы не женщины, мужчины всегда ходили бы в таком виде. Так мне кажется. У них нет чувства прекрасного. Пещерные люди, беглые рабы, одно слово, мужичье.
— Этот тип — большой умник, — говорю я, чтобы отвлечь внимание Кармела и не дать ему начать очередной допрос с пристрастием. — Он против фтора в питьевой воде, и против католической церкви, и против педиков. И считает, что противозачаточные пилюли нового поколения еще хуже прежних, и вместо них я должна пользоваться диафрагмой. Боже, у него есть свое мнение обо всем на свете, и мне пришлось все это выслушать. Ну и тип.
Кармел кивнул.
— Все ученые — придурки, — сказал он.
Я стянула через голову платье и повесила его в шкаф (красивое зеленое платье с блестками; новый фасон, в котором мои соски торчат наружу сквозь маленькие дырочки.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57
 https://sdvk.ru/Mebel_dlya_vannih_komnat/zerkala/ 

 Альма Керамика Brava