https://www.dushevoi.ru/products/unitazy/nedorogie/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Свидетель наконец нашелся — молодой чернокожий студент по фамилии Пирсон, изучавший антропологию и музыку.
— Сильно возбужденный, в эйфории? Да, -задумчиво сказал он. -Однажды я видел нашего Джошуа в таком состоянии. Это было в библиотеке географического факультета, где работает моя девушка; тогда старик вскочил из-за стола с блаженной улыбкой до ушей и, разговаривая сам с собой, ну, вы знаете, как это бывает, громко объявил: «Я видел их — я видел фнордов!» И умчался куда-то. Я удивился и подошел посмотреть, что это он такое читал. Это была большая статья в «Нью-Йорк тайме», на всю страницу, без единой фотографии, так что уж не знаю, каких таких фнордов он мог там увидеть. Кем бы они, черт побери, ни были. Так вы думаете, он был немного под кайфом?
— Может быть да, может быть нет, — уклончиво сказал детектив, следуя полицейскому правилу: при допросе свидетеля никого ни в чем не обвинять, если ты не готов произвести арест. Но он уже почти не сомневался в том, что профессор Марш никогда не вернется, и тем, кто не вхож в его особый мир исчезнувших цивилизаций, пропавших городов, ллойгоров, долов и фнордов, никогда не удастся его арестовать или достать каким-то иным образом. По сей день дело Джошуа Н. Марша, которое хранится в полицейском управлении Аркхема, заканчивается следующей строкой: «Вероятная причина смерти: самоубийство в состоянии наркотического психоза». Никто никогда не связал разительные перемены, происшедшие с профессором Маршем, с конференцией РХОВ в Чикаго, на котором подавали безалкогольный коктейль со странным привкусом. Но у молодого детектива Дэниела Прайсфиксера навсегда сохранилось мучительное сомнение и смутное беспокойство по поводу этого расследования. И даже после того, как он переехал в Нью-Йорк и начал работать на Барни Малдуна, он по-прежнему читал запоем книги о доисторической эпохе и предавался странным размышлениям.
После исчезновения Сола Гудмана и Барни Малдуна агенты ФБР прочесали квартиру Малика вдоль и поперек. Все было сфотографировано, дактилоскопировано, взято на анализ, запротоколировано и по возможности отправлено в криминалистическую лабораторию в Вашингтон. Среди изъятых при обыске предметов была короткая записка на обратной стороне обеденного счета «Плейбой-клуба», явно написанная не рукой Малика. Смысла ее никто не понял, но для порядка ее подшили к делу.
Записка гласила: "Долы Мейчена = дхолы Лавкрафта?"
Двадцать пятого апреля почти весь Нью-Йорк гудел, обсуждая невероятное событие, которое произошло перед рассветом в лонг-айлендском особняке знаменитого филантропа Роберта Патни Дрейка.
Однако Дэнни Прайсфиксера из отдела по борьбе с терроризмом мало интересовало это странное происшествие, пока он мотался по запруженным улицам с одного конца Манхэттена на другой, опрашивая всех свидетелей, которые могли разговаривать с Джозефом Маликом в последнюю неделю до взрыва в «Конфронтэйшн». Результаты бесед оказались одинаково неутешительными: кроме замечаний о возросшей в последние годы скрытности Малика, ни один из опрошенных не сообщил полезной информации. На город снова опустился смог-убийца, который стоял вот уже седьмой день подряд, и некурящего Дэнни очень беспокоили хрипы в груди, что ничуть не улучшало его настроения.
Наконец в три часа пополудни он вышел из офиса «Оргазма» на Западной сороковой улице, ПО (один тамошний редактор был старым приятелем Малика и часто с ним обедал, но не смог предложить ни одной разумной версии случившегося), и вспомнил, что в двух шагах от него находится центральное отделение Нью-йоркской публичной библиотеки. Он почувствовал, что эта мысль таится в глубине его души еще с тех пор, как он увидел адресованные Малику странные докладные записки об иллюминатах. "Черт с ним, — решил он, -потрачу впустую еще десять минут этого впустую потраченного дня".
Слава Богу, затор у окошка заказов в читальном зале был поменьше, чем пробка на Канал-стрит. Через семнадцать минут ему выдали книгу Дж. Н. Марша «Атлантида и ее боги», и он начал перелистывать ее в поисках отрывка, который смутно помнил. Наконец на странице 123 он его нашел:
Ганс Стефан Сантессон отмечает существенное сходство майянских и древнеегипетских ритуалов посвящения. На это уже указывалось в глубокомысленных, но не слишком точных текстах полковника Черчварда о континенте My. Как мы показали, одержимость Черчварда Тихим океаном, основанная на полученных им в некоем азиатском храме сведениях о наших исчезнувших предках, заставила его приписать большую часть реальной истории действительно существовавшей Атлантиды вымышленному континенту My. Но этот отрывок из "Постижения My Сантессона (Paperback Library, Нью-Йорк, 1970, стр. 117) нуждается в небольшом исправлении:
Ranee его отводили к Трону Возрождения Души, где происходила церемония Инвеституры, или Иллюминизации. Затем он подвергался дальнейшим испытаниям, после чего добирался до Зала Востока, до Трона Ра, чтобы стать истинным Мастером. Он сам видел в отдалении нетварный свет, излучавший абсолютное счастье будущего... Другими словами, как пишет Черчвард, и в Египте, и у майя посвящаемый должен был «выдержать» (то есть пережить) «испытание огнем», чтобы его признали адептом. Затем адепту предстояло заслужить «подтверждение». Подтвержденный адепт уже должен был стать иллюминатом... Возможно, символический Дом Огня у киче-майя и сравнительно более поздний Зал Центрального Огня мистерий, которые, по преданию, совершались в Великой Пирамиде, должны были служить напоминанием о гибели My.
Если заменить My на Атлантиду, то в основном Черчвард и Сантессон правы. Разумеется, бог сам выбирал форму, в которой являлся во время последнего испытания. Поскольку эти боги, или ллойгоры на языке атлантов, обладали даром телепатии, они читали мысли посвящаемого и представали перед ним в той форме, которой он больше всего страшился, хотя чаще всего принимали форму шоггота и классического Гневного Великана, известного по ацтекским статуям Тлалока. Позволим себе пошутить, что, если бы эти существа продолжали существовать до наших дней (на чем настаивают некоторые оккультисты), они бы являлись американскому обывателю в виде Кинг-Конга, Дракулы или Человека-волка.
Возможно, символический Дом Огня у киче-майя и жертвоприношения, которых требовали эти создания, весьма способствовали упадку Атлантиды, и можно предположить, что массовые сожжения скота, практикуемые кельтами во время Белтана, праздника костров, и даже ацтекская религия, которая превращала алтари в скотобойни, после исчезновения реальной угрозы ллойгора были лишь слабым отголоском устойчивой традиции. Естественно, мы не можем полностью понять цель этих кровавых ритуалов, так как не в состоянии постичь ни природу, ни вид материи или энергии, из которой состоял ллойгор. То, что в Пнакотических Манускриптах и на Элтдаунских Черепках высшего из этих существ называют Йок-Сототом, «Пожирателем Душ», наводит на мысль, что ллойго-ру требовалась какая-то энергия или психическая вибрация умирающей жертвы; физическое тело, как в случае культа трупоедения Ленг, употреблялось самими жрецами или же просто выбрасывалось, как это делали индийские туги.
В глубокой задумчивости Дэнни Прайсфиксер вернул книгу сотруднику библиотеки. В глубокой задумчивости вышел на Пятую авеню и остановился между статуями двух львов. «Кто-то из великих, не помню кто, когда-то задал риторический вопрос, — подумал он. — Почему происходят войны, если никто не хочет войны?» Он посмотрел на убийственный смог вокруг и задал себе вторую загадку: «Почему усиливается загрязнение воздуха, если все против загрязнения воздуха?»
Ему вспомнились слова профессора Марша: ...если бы эти сущности продолжали существовать до наших дней (на чем настаивают некоторые оккультисты) ...
Направляясь к машине, он прошел мимо газетного киоска и увидел, что даже в дневных изданиях главной темой по-прежнему оставалась трагедия в особняке Дрейка. Но трагедия не имела отношения к его проблеме, поэтому он ее проигнорировал.
Шерри Бренди монотонно повторяла про себя, поддерживая ритм движений рта... пятьдесят три больших носорога, пятьдесят четыре больших носорога, пятьдесят пять... Внезапно в ее плечи вонзились ногти Кармела и солоноватая струя жарко брызнула ей на язык. «Слава тебе, Господи, — подумала она, — наконец-то этот гад кончил». У нее устала челюсть, ныли растянутые мышцы шеи и болели колени, но по крайней мере у сукина сына сейчас поднимется настроение и он не будет ее бить за то, что она так мало может рассказать о Чарли и его жучках.
Она встала, хорошенько потянувшись всем телом, чтобы снять напряжение в мышцах ног и шеи, и посмотрела вниз, проверяя, не запачкано ли кармеловскими извержениями ее платье. Обычно мужчины хотели, чтобы она делала им минет в голом виде, но не это отродье Кармел. Он всегда настаивал, чтобы она надевала лучшее платье. Ему нравилось ее пачкать, и она это понимала, но все-таки бывают сутенеры еще похуже, а кайф каждый ловит по-своему.
Кармел откинулся на спинку кресла, все еще не открывая глаз. Шерри сняла с радиатора теплое полотенце и завершила ритуал, вытирая и нежно целуя его безобразный член, прежде чем заправить его обратно в ширинку и застегнуть молнию брюк. "Он действительно похож на мерзкую жабу, — злобно подумала она, — или неугомонного хорька".
— Обалдеть, — наконец сказал он. — Ты и в самом деле стоишь тех денег, которые за тебя платят, детка. А сейчас расскажи мне об этом Чаши и его жучках.
Шерри, по-прежнему ощущая напряжение, подтянула к себе скамеечку для ног и присела на самый краешек.
— Ну, — сказала она, — ты же знаешь, что я должна быть осторожна. Если он поймет, что я его выспрашиваю, то может меня бросить и связаться с другой девушкой...
— Значит, ты была такой чертовски осторожной, что ничего у него не выведала? — прервал ее Кармел обвиняющим тоном.
— Да он совсем спятил, — рассеянно ответила она. — У него реально съехала крыша... Ты должен об этом знать, если... собираешься иметь с ним дело. — Она попыталась снова сосредоточиться. — Насколько я понимаю, он считает, что во сне летает на другие планеты. Одна планета называется Атлантидой. Ты знаешь про такую?
Кармел нахмурился. Ситуация все больше осложнялась: сначала найди коммунистов; затем придумай, как вытянуть из Чарли полезную информацию, не попав в поле зрения ФБР, ЦРУ и прочих; теперь вот еще соображай, как обращаться с маньяком... Он поднял глаза и заметил, что она снова отключилась, уставившись в пространство. «Под кайфом, что ли», — подумал он, а потом увидел, как она медленно соскользнула со скамеечки и растянулась на полу.
— Что за черт? — громко сказал Кармел.
Когда он опустился на колени и наклонился, чтобы послушать ее сердце, его лицо побледнело. "Боже, боже, боже, — стучало у него в голове, когда он поднялся с колен. — Теперь надо избавляться от трупа. Проклятая сука взяла и подохла".
— Я вижу фнордов! — воскликнул Барни Малдун, со счастливой улыбкой отрывая взгляд от «Майами геральд».
Джо Малик удовлетворенно улыбался. Это был сумасшедший день, взять хотя бы хагбардовскую битву над Атлантидой или инициацию Джорджа Дорна, но зато сейчас он уже не сомневался, что их сторона побеждает. Две души, в которые иллюминатами была заложена программа смерти, успешно спасены. Сейчас, если между Джорджем Дорном и Робертом Патни Дрейком все пройдет как надо...
Раздался вызов по интеркому, и Джо, не поднимаясь, крикнул через всю комнату: «Малик».
— Как Малдун? — спросил голос Хагбарда.
— Все лучше и лучше. Видит фнордов в майамской газете.
— Превосходно, — рассеянно заметил Хагбард. — Мэвис сообщает, что Сол тоже выздоравливает и только что видел фнордов в «Нью-Йорк тайме». Приведи Малдуна ко мне. Мы установили источник другой нашей проблемы, тех нездоровых вибраций, которые БАРДАК регистрирует еще с марта. Он находится где-то в районе Лас-Вегаса и сейчас перешел в критическое состояние. Мы полагаем, что одна смерть уже произошла.
— Но ведь мы должны попасть в Ингольштадт до наступления Вальпургиевой ночи, — задумчиво сказал Джо.
— Все меняется, — сказал Хагбард. — Некоторые из нас отправятся в Ингольштадт. А другим придется ехать в Лас-Вегас. Это старый иллюминатский прием двойного удара: две атаки с разных направлений. Так что шевелите задницами, ребятки. Они имманентизируют Эсхатон!
Очередное препятствие. На этот раз со стороны «Матерей против мьюзака». Поскольку, с моей точки зрения, это самый достойный марш из всех, на которые я сегодня жертвовал, я дал леди целый доллар. Мне кажется, если смогут искоренить мьюзак, то одновременно исчезнет масса остальных наших недугов, которые, вероятно, просто служат проявлением симптомов стресса, вызванного шумовым загрязнением.
Ладно, уже поздно, и мне тоже пора закругляться. За месяц до нашего эксперимента с делегатами РХОВ, то есть 23 сентября 1970 года, Тимоти Лири прошел мимо пяти агентов ФБР в аэропорту О'Хейр здесь, в Чикаго. Он поклялся скорее застрелиться, чем снова вернуться в тюрьму, и в его кармане лежал пистолет. Ни один из агентов его не узнал.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57
 интернет магазин сантехники Москва и московская область 

 Гамбарелли Sakhir