https://www.dushevoi.ru/products/unitazy/s-funkciej-bide/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Коалиция ему представляется более перспективной схемой американской внешней политики, чем одиночное плавание. Пауэл нашел весьма стойкого союзника в лице министра торговли Д. Эванса, установившего устойчивые отношения с российским министром экономического развития Г. Грефом. Сторонники вовлечения России указывают, что в новом мировом раскладе сил сегмент России уменьшился весьма значительно, но не абсолютно. Россия все же сохранила немалое из наследия СССР. Вовне — место постоянного члена Совета Безопасности ООН. Внутри — ракетно-ядерный меч. Это обеспечило для нее свободу выбора пути, образования союзов, формирования партнерских соглашений.
Знамение времени: в палате представителей США большинство высказалось за прекращение финансирования 24 спутников космического слежения, что фактически делает невозможным развертывание системы Национальной противоракетной обороны — роковой вопрос российско-американских противоречий. Прозвучала основательная критика односторонности в сфере стратегических вооружений со стороны как демократов, так и части республиканцев. Так, по мнению У. Перри, «ракетная оборона должна быть одним из элементов национальной политики; безоглядное же следование ей вне контактов с программами, препятствующими распространению, способно ослабить, а не укрепить американскую безопасность».
Но госсекретарь Колин Пауэл, ориентирующийся на укрепление отношений с Россией, проигрывает трио Чейни — Рамсфелд — Вулфовиц битву за привлечение России к Западу. Однако весьма значительная часть американского истеблишмента продолжает утверждать, что «интеграция России критически важна для внешней политики США в целом, она должна быть ключевым элементом американской политики в отношении России, поскольку достижение самых важных целей Америки будет зависеть от согласия России участвовать в общем процессе глобализации». Звучит признание в том, что основная задача Америки не решена. Блокируя ее, Соединенные Штаты «рискуют однажды спровоцировать создание самодостаточного торгового блока от Атлантики до Тихого океана».
7. ВОЗМОЖНОСТИ РОССИИ
Все действия Соединенных Штатов по ограничению распространения ядерного оружия могут быть легко перечеркнуты Россией, если она, к примеру, решит продавать ядерную технологию, боевые системы или расщепляющиеся материалы.
У. Перри, 2002

Обидчивость в политике смешна. Если Россия будет упиваться несправедливостью, допущенной в отношении нее, сетовать на несовершенство мира, на жесткость решений, принятых без ее участия, скажем, в отношении НАТО, Боснии, Косова или Ирака, то она останется всего лишь один на один со своей эмоциональной травмой. Следует признать, что эволюция американской политики произошла не из-за неких антирусских настроений Вашингтона, а в очень большой степени из-за того, что российское руководство пошло на раскол прежней страны, а в дальнейшем не сумело ясно выразить свои собственные интересы, не сумело показать себя стабильным партнером — если уж она стучит в двери Запада. Если уж корабль российского государства уменьшился, тем важнее для него верный компас и карта, определенный курс и четко намеченные цели. Только тогда Россия могла бы предъявить претензии к тем, кто блокирует ее движение в будущее.
Безопасностью не торгуют
Америка может заблуждаться относительно конечной реакции России, получившей представление о том, как к ней относится союзник — лидер глобальной коалиции. Страны не торгуют безопасностью. Россия вынуждена будет обратиться к усовершенствованию своего ядерного потенциала. Гонка вооружений, замедлившаяся в треугольнике США — Россия — Китай в течение последних пятнадцати лет, неизбежно возобновится практически вне зависимости от того, каково состояние бюджета РФ и каковы технологические сложности КНР. Исследовательско-конструкторские бюро, научные лаборатории ядерных физиков, проектировщики ракетной техники снова увидят свой патриотический долг в предотвращении всего, что могло бы напомнить 22 июня 1941 г.
Возможности России еще достаточно велики — это признают даже определенные противники «слишком быстрого и безоглядного» сближения. По признанию бывшего министра обороны США У. Перри, «все действия Соединенных Штатов по ограничению распространения ядерного оружия могут быть легко перечеркнуты Россией, если она, к примеру, решит продавать ядерную технологию, боевые системы или расщепляющиеся материалы».
В новом раскладе сил сегмент России уменьшился очень и очень значительно. Но не абсолютно. Смятение и слабость пройдут. Россия оправится. И начнет играть в ту же игру, которую ей навязывает Запад. Потому-то с таким вниманием в США следят за российско-китайским диалогом, определяют значимость ролей в колоссальной оси Москва — Пекин. (Напомним не менее чем шоковое впечатление, производимое предложениями типа сделанного в свое время премьер-министром Примаковым — о сближении в пределах треугольника Россия — Китай — Индия.)
Придет время, и российские инвестиции (а не танки) вернутся в Восточную Европу. Этот вариант предполагает сближение со «второй Европой», с теми восточноевропейскими странами, которые очень быстро убедятся, что в «первой Европе» их не очень-то ждут, что экономическая конкуренция — вещь серьезная, что их рынки и ресурсы не вызывают восхищения на Западе. Откатная волна почти неизбежна. Конечно, она не приведет к новому СЭВу, но венгерский «Икарус» и чешскую «Шкоду» ждут только на одном, нашем рынке. Обоюдовыгодные сделки не могут не дать позитивных итогов. В конце концов, работает восточноевропейский цивилизационный фактор, связи полустолетия нельзя рушить с детским восторгом перед красотой крушения. У нас с Восточной Европой примерно равный технический уровень, и мы примерно на равную дистанцию отстали от ЕС. Мы можем дать энергию (газ и нефть), предоставить свой рынок. Прошлое невосстановимо, но оно и не проходит бесследно.
Китай, Индия, Иран — вот первая тройка покупателей российского оружия, держащая на плаву российскую военную промышленность и создающая особые связи.
Даже после реализации Договора о сокращении стратегических потенциалов (подписанного на американо-российском саммите 2002 г. в Москве) через десять лет Кремль будет распоряжаться минимум 1700 единицами ядерных боезарядов стратегической доставки. (Дополнительно складированы будут многие тысячи ядерных боезарядов, способных быстро быть возвращенными в строй.) Это много больше, чем нужно для уничтожения любой цивилизационной инфраструктуры, любой страны, избранной в качестве цели. С момента объявления Соединенными Штатами в декабре 2001 г. о выходе из Договора об ограничении систем противоракетной обороны Россия пошла на модернизацию 200-тонных межконтинентальных баллистических ракет СС-18 («Сатана»), сохраняя их на боевом дежурстве до 2014 г. Ракеты данного типа выбрасывают над районом цели 50 боеголовок, что теоретически ставит перед американской системой Национальной противоракетной обороны пока — и на десятилетия вперед — неразрешимые задачи. Грандиозный ядерный стратегический потенциал России, ее способность быстро мобилизовать феноменальные разрушительные силы средств массового поражения делают вопрос глобального выживания во многом функцией понимания условий этого выживания России. Даже одно лишь ослабление контрольных функций Москвы над своим арсеналом непосредственно и прямо воздействует на судьбы Америки.
Россия приступила к созданию мощного подводного флота нового поколения (подводные стратегические лодки класса «Юрий Долгорукий», вооруженные 16 ракетами стратегического назначения с разделяющимися головными частями). Впереди испытания ракет СС-27 — мобильных МБРна твердом топливе с исключительной точностью попадания.
Изменение нефтяного уравнения
Казалось, что нефтяному могуществу мусульманского мира не может противостоять никто. Между 1990 и 1998 годами страны СНГ снизили уровень добычи с почти 12 млн. баррелей нефти (590 млн. тонн в год), добывавшихся в СССР, до 6 млн. баррелей в день (менее 300 млн. тонн нефти в год). В России добыча нефти пала до 40 процентов уровня 1990 г. Бурение новых скважин почти прекратилось, инвесторы бежали из этой сферы. Только после финансово-промышленного краха 1998 г., после поразительной девальвации рубля Россия сумела привести нефтедобычу в более дисциплинированный процесс, улучшить свое менеджеристское искусство, воспользоваться помощью государства и благоприятной конъюнктурой и начать активное инвестирование в эту ключевую по значимости отрасль. «Лукойл» значительно увеличил свой нефтяной поток.
Довольно неожиданно, именно после сентябрьской трагедии в США, Россия и Казахстан (пользующийся российскими нефтепроводами) начали постепенно изменять прежнюю ситуацию, характерную опековской монополией. Осенью 2001 г. обнаружилось то важнейшее обстоятельство, что США и весь индустриальный Запад могут хотя бы в некоторой степени ослабить свою исключительную зависимость от арабской нефти: у Ближнего Востока впервые стал проявлять себя энергетический конкурент — Россия и ее ближайшие соседи. На мировой арене показали свою мощь российские нефтяные компании. Западные оценки происходящего стали звучать драматически: «Владимир Путин понял, что его страна может захватить „нефтяную власть“.
Впервые за 22 года — в феврале 2002 г. Россия вернула себе лидерство среди стран — производителей нефти: 7, 28 млн. баррелей в день. Министр энергетики И. Юсуфов, выступая в Совете Федерации, провозгласил в качестве своей цели «значительно увеличить производство нефти, чтобы захватить господство на мировом рынке и обойти арабских конкурентов». Нефтяная промышленность новой России стала в 2001 — 2003 годах увеличиваться примерно на 30 млн. тонн в год, доводя производство до примерно 400 млн. тонн. Превращение России в действенного конкурента стран Персидского залива могло произойти только благодаря следующим обстоятельствам.
В Каспийском бассейне, по минимальным оценкам, разведаны примерно 70 млрд. баррелей нефти — богатейшее месторождение нефти за пределами Персидского залива. На севере Евразии, на северных российских месторождениях забили фонтаны нефти, ослабляющие грозную мощь ОПЕК. Открытые на Каспии месторождения оказались богаче, чем ожидалось. Вторая после «Лукойла» компания «Юкос» увеличила добычу на 17 процентов. Все это дало основания для положительной переоценки экономических возможностей России, (где нефть дает 25 процентов от всего экспорта). В октябре 2001 г. завершилось создание трубопровода, по которому к Новороссийску пошла неожиданно богатая казахстанская нефть. А «Лукойл» и «Юкос» проявили интерес к конкурентному нефтепроводу Баку — Джейхан.
Рост экспорта нефти стал основой положительных макроэкономических показателей 1999 — 2003 гг., 90 процентов роста ВНП приходится как раз на нефтедобычу. Весь рост нефтедобычи идет на экспорт. Безостановочно работают грузовые терминалы Вентспилса (34 млн. т), Таллина (29, 4 млн. т), Клайпеды (19 млн. т), Риги (13, 4 млн. т.). Но единственный настоящий нефтяной терминал на этом направлении есть лишь в Вентспилсе, а настоящий мощный нефтеперегонный завод — в литовской Клайпеде. Скоростными методами был создан нефтяной терминал близ Петербурга — выход в Финский залив, — в стратегических целях Россия создала гигантский, уступающий лишь Новороссийску порт Приморск, стоимостью в 2 млрд. долл. Выход на запад российских и центральноазиатских энергоносителей становится грандиозной стратегической задачей.
Нефтяной экспорт одной только России дошел до 4 мбд в 2001 г. — второе место в мире после Саудовской Аравии с ее 7 мбд. В конце 2001 г. Россия заключила стратегически важное соглашение с Европейским союзом о долговременном сотрудничестве в области энергетического сотрудничества. На Россию стало приходиться 16 процентов нефтяного импорта ЕС.
Прямую и косвенную помощь конкурентам Персидского залива стали оказывать западные компании, заключившие крупные сделки в России и в странах Каспийского региона. Наконец, стали ощутимы западные инвестиции. В октябре 2001 г. « Экссон-Мобил» объявила об инвестировании 4 млрд. долл. на протяжении пяти лет в добычу нефти на Сахалине. «Бритиш Петролеум» тоже. Среди западных компаний на максимальную долю региональных запасов, а также на нефтепроводы претендует английская компания «Бритиш Петролеум» (она масштабно инвестировала в сахалинские месторождения), итальянская «ЭНИ» и американская «Шеврон Тексако». Именно они устремились на казахстанские месторождения, которым, судя по всему, принадлежит более 70 процентов нефтяных запасов Большого Каспия. Разрабатываемое итальянской компанией «ЭНИ» богатое месторождение Кашаган выйдет на полную мощность в 2008 г. Россия намерена перекачивать кашаганскую нефть по своим трубопроводам в Новороссийск, но «ЭНИ» и правительство Казахстана контактируют с иранцами для проведения самого короткого нефтепровода в направлении Персидского залива.
Российские нефтяные компании завязали рабочие отношения с «Экссоном-Мобилом», «Коноко», «Амоко», «Ройял Датч-Шел», «Холибертоном» и другими западными компаниями, уже измеряя ширину нефтяного потока с Сахалина.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121
 хороший ассортимент 

 EcoCeramic Kyoto