https://www.dushevoi.ru/products/akrilovye_vanny/180x80/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Забота о военной мощи после некоторой паузы снова вышла на первое место американской политики. Военные расходы США снова значительно увеличились и составили 40 процентов общемировых расходов. На 2003 г. запланирован военный бюджет в 379 млрд. долл. — больше, чем взятый вместе суммарный военный бюджет 15 крупнейших стран мира.
Посмотрим на соотношение обычных, конвенциональных сил США и других субъектов мировой политики.
Таблица 4. Военная мощь США, их союзников и «потенциальных противников.



Источники: International Institute for Strategic Studies; US Department of Defense, 2002.
И перспективы буквально завораживают американских военных и политиков: в XXI веке «Соединенные Штаты, учитывая их человеческие и естественные ресурсы, их мощь и размеры, будут играть доминирующую дипломатическую и военную роль в мировых делах, хотя это может породить недовольство и сопротивление многих стран и внутринациональных групп населения. Это недовольство может повести к противодействию, влекущему насилие… Соединенные Штаты обязаны крепить и расширять свои силы, где и когда это возможно… Все рекомендации на будущее основываются на продолжении американского вовлечения в дела других наций, на том, что американская мощь будет решающим фактором в мировом прогрессе в течение следующей четверти века».
Разумеется, содержание первоклассных вооруженных сил обходится американской казне в значительную сумму. В мире нет ныне страны, которая расходовала бы в военной сфере средства, сопоставимые с американскими, о чем говорит таблица 5.
Таблица 5. Соотношение расходов на военные нужды относительно гегемона.

Источник: «Economist», June 29 — July 5, 2002. A Survey of America's World Role, p.8.
Мы видим, что разрыв в военной мощи между Америкой и всем остальным миром после 1989 г. вырос феноменально. И количественно, и, самое главное, в качественном отношении. В 2000 г. окончилась фаза стагнации военных расходов США, связанная с окончанием «холодной войны», и начался подъем военных расходов. Кривая, характеризующая рост американских военных расходов, достигла 300 млрд. долл. в 2001 г. и согласно опубликованным планам достигает 350 млрд. долл. в 2002 г., 400 млрд. долл. в 2003г. г. и 450 млрд. долл. в 2006 г.1 . Прежние великие европейские страны и Япония на данном историческом этапе даже не пытаются сократить безнадежно для них расширившийся разрыв в степени военной вооруженности.
Несмотря на увеличение доли американских военных бюджетов в общемировых расходах, в США популярно мнение, что глобальное силовое превосходство обходится могучим Соединенным Штатам не так уж и дорого. Постоянно задается вопрос: «Неужели поддержание американского первенства не стоит оборонных затрат где-то на уровне 3 — 3, 5% ВНП?» Историк П. Кеннеди: «Быть номером один вследствие огромных усилий — это одно дело, но быть единственной сверхдержавой за относительно небольшую цену (3, 5 % ВНП) — удивительно».
Эти военные расходы тем легче переносятся экономикой США, чем шире объем американского военного экспорта, превышающего военный экспорт всех остальных продающих оружие держав, вместе взятых. В новый век Америка вошла как величайший производитель и торговец оружием — среднегодовые продажи американского оружия превышают 15 млрд. долл. (50% всей мировой торговли оружием — по сравнению с 26, 7% десятилетием ранее). Стимулирующим фактором является государственная программа иностранной военной помощи (FMA.) За вторую половину двадцатого века по настоящее время внешний мир получил американского оружия примерно на 0, 5 трлн. дол.. Получатели американского оружия, так или иначе, становятся клиентами США не только в военной области, — это мощный рычаг воздействия на экономику и внешнюю политику получателя военной помощи или ее импортера.
Контроль в ключевых регионах
Почти всеми словесно разделяемая теория, что № 2, 3, 4 неизбежно, так или иначе, на определенном этапе начнут группироваться против № 1, пока не срабатывает. Основные нации миpa в настоящее время не предпринимают усилий по созданию антиамериканского союза. Фактически ни одна из ключевых сторон — ЕС, Япония, Россия и даже пока Китай не вышли на тропу подлинного военного соперничества. Несмотря на все споры с Европейским союзом и КНР, «силы порядка сегодня явно мощнее сил хаоса в современном мире. За последнее десятилетие коллапс финансовых рынков произошел несколько раз, но глобальная экономика выстояла. Антиглобализационные протесты дошли до ярости, но система свободного рынка сохранилась. Террор сокрушил Международный торговый центр, но столкновения цивилизаций не последовало».
Все основные действующие на мировой арене силы пока предпочитают прильнуть к гегемону. Если некоторые из стран и наращивают степень своей вооруженности, то имеют в виду прежде всего не всемогущие Соединенные Штаты, а собственных соседей: Индия и Пакистан, Индия и Китай, Китай и Тайвань, Израиль и арабский мир. Пока почти всеобщая мудрость базируется на тезисе, что «лучше быть с сильнейшим, чем против него». Даже самые упрямые сторонники теории баланса сил, изменяя основе своего учения, признают, что в мире происходит блокирование вокруг, а не против сильнейшей державы. В Южной Азии в качестве посредника призывают Соединенные Штаты, а не, скажем, соседние Китай или Японию. Пакистан поддерживал Талибан до тех пор, пока против него не выступили США. И сейчас, в первые годы XXI века, движение под крылья американского орла превосходит тенденцию сформировать лагерь обиженных Америкой.
Любая степень реализма требует признания заглавных фактов: в начале XXI века Соединенные Штаты владеют крупными военными базами и большим числом мелких баз в 45 иностранных государствах. Соединенные Штаты владеют промерно 700 военными базами за пределами своих границ (438 — в Канаде и Европе, 186 — в Юго-Восточной Азии и Тихом океане, 14 — в Латинской Америке, 7 — на Ближнем Востоке и в Африке, 1 — в Южной Азии, 3 — в Центральной Азии). Английский журнал «Экономист»: «Америка располагает 725 военными установками за пределами своей территории, из которых 17 являются полномасштабными базами, где из общего числа 1, 4 млн. военнослужащих 250 тысяч расположены на заморских базах». Распространение американских военных баз стало элементом глобализации горизонтов американских государственных интересов, ибо, по оценке американского политолога, «как только американские войска располагаются на иностранной территории, эта территория немедленно включалась в список американских жизненных интересов».
Первый способ контролировать неведомое будущее — физически присутствовать в ключевых точках. Две из них были определены почти шестьдесят лет назад в ходе формирования доктрины «сдерживания» — долина Рейна и Японские острова. Исключительно благоприятствующими для распространения влияния США являются контрольные позиции их вооруженных сил в этих двух экономически могущественных регионах, способных бросить Америке вызов: Японии и Германии. На территории этих стран находятся американские войска, эти государства связаны с Вашингтоном обязывающими отношениями и не могут сейчас, и в ближайшие десятилетия оказать реальное противодействие. Соответственно, 7-я армия США стоит на Рейне, а Японский архипелаг контролирует огромная американская база на Окинаве. В Европе находятся 113 тыс. американских военнослужащих (4 тыс. на военно-морских кораблях.) В Азии размещаются 77 тыс. американских военнослужащих (плюс 33 тыс. на флоте). 13 тыс. американских военнослужащих размещались в районе Персидского залива (5 тыс. на флоте). «Армейские дивизии с огромным тылом в виде систем снабжения горючим, продовольствием и боеприпасами остаются твердой основой приготовления к ведению боевых действий на суше, равно как авианосные боевые группы и амфибийные соединения являются основой военно-морских сил, а эскадрильи самолетов — для авиации».
За 90-е годы численность войск для специальных операций увеличилась с 38 тысяч в 92 странах (стоимость 2, 4 млрд. долл.) до 47 тысяч в 143 странах (стоимость 3, 4 млрд. долл.) .
Американская стратегия базируется на присутствии 100 тыс. американских военнослужащих в Европе (сенатор Мойнихен: «Они стоят как римские легионы»), такого же числа в Азии (согласно т. н. докладу Ная, этот уровень будет поддерживаться в Азии еще как минимум 20 лет); 25 тыс. — на Ближнем Востоке, 20 тыс. — в Боснии; в состоянии постоянной боевой готовности 12 авианосных групп на патрулировании в нефтяной кладовой мира — Персидском заливе и в проливе, отделяющем Тайвань от материка; на авиационном патрулировании Северного и Южного Ирака, края Косово. Страна, которая сама признает, что ей никто не угрожает, содержит огромную сеть баз по всему миру и в 2002 фин. году расходовала на военные закупки на 76 млрд. долл. больше, чем военный бюджет любой другой державы. Гордон Адамc — заместитель директора Лондонского института стратегических исследований без колебаний приходит к заключению, что «ни одна страна не способна иметь (военный) бюджет, вооруженные силы, технологию, военную организацию, равные американским. Даже для взятых воедино европейских военных структур понадобились бы десятилетия, чтобы достичь американского уровня; гораздо большее время требуется Китаю для реструктурирования своей военной системы и для России для восстановления своего прежнего военного могущества».
Силовые возможности США трудно переоценить. В настоящий момент «Америка оказывает большее влияние на международную политику, чем какая-либо другая держава в истории». После десяти лет непрерывного экономического бума их валовой национальный продукт превысил 10 трлн. долл. Военная мощь страны превосходит совокупную военную мощь пятнадцати следующих за ними крупнейших держав мира. Америка входит в важнейшие союзы. НАФТА обеспечивает их преобладание и растущий вес в Западном полушарии. Североатлантический союз (6, 5 млн. военнослужащих) не имеет конкурентов на нашей планете. Американские расходы на исследования и создание новых образцов военной техники превышают 36 млрд. долл. (следующие за ними европейские члены НАТО, вместе взятые, расходуют на эти цели 11, 2 млрд. долл.). Даже самые осторожные пессимисты признают, что несказанно благоприятное стечение обстоятельств гарантирует Америке как минимум двадцать лет безусловного мирового лидерства. Что будет далее, не смеет предсказать ни один футуролог, но нет оснований не верить тому, что не прошедший, а наступающий век будет подлинно американским.
Противников пока не видно даже на горизонте. Страхи 1980-х гг., что Япония и Западная Европа развиваются быстрее, ушли в прошлое. «Во всех практических смыслах, — размышляет Р. Стил, — Америка неуязвима. Ей не грозит никакое вторжение.
У нее нет врагов, желающих ее крушения. Она не зависит от внешней торговли… Она кормит себя сама. Она имеет союзников и при этом не зависит от них — никогда не зависела от них даже в годы «холодной войны». Соединенные Штаты распространили сеть военных баз — и созданы эти базы не ради самозащиты». «Никогда со времен Древнего Рима, — пишет Ч. Мейнс, — отдельно взятая держава не возвышалась над международным порядком, имея столь решающее превосходство».
В 2002 г. военные планировщики США решили важную задачу — ввели в зону американской военной ответственности все остававшиеся неохваченными регионы Земли. Впервые в истории больше не окажется ни пяди земли, которая не находилась бы в компетенции одного из региональных командований министерства обороны США — от Арктики до Антарктики. 1 октября 2002 г. в Пентагоне создается новый центр военного контроля — Верховное командование, курирующее системы раннего обнаружения, спутники системы противоракетной обороны, а также стратегические средства наступательного характера с применением как обычного, так и ядерного оружия. Создается глобальный по охвату объединенный командный центр, задачей которого является нанесение превентивных ударов, в том числе и стратегических. С созданием этого интегрированного командования наступает новая эпоха в военном контроле США над планетой.
Согласно директиве президента Дж. Буша-мл., отныне каждые 2 — 3 года американские военные планировщики будут создавать аналитический обзор под названием «Планы единого командования», в котором очерчиваются задачи, полномочия и ответственность важнейших органов военного руководства США.
В новом, полностью поделенном на секторы американской ответственности мире впервые будет создано Главное военное командование для организации обороны Северной Америки (НОРТКОМ) — вплоть до Мексики на юге и Аляски на севере. Это командование курирует также прилегающую акваторию по 500 миль в Тихом и Атлантическом океанах, зону вокруг Кубы и в целом бассейн Карибского моря.
В 2002 г. расширены полномочия Главного командования в Европе (ЕВКОМ). К уже отнесенным к полномочиям этого командования северо-востоку Африки, Израилю, Сирии и Ливану, Закавказью и части Атлантики добавлены остающаяся Северная Атлантика, большая часть Южной Атлантики и — это важное новое — Россия. Россия впервые оказалась в зоне ответственности специального регионального американского командования.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121
 https://sdvk.ru/Vanni/Akvatek/ 

 Ibero Elevation White