акриловая ванна тритон официальный сайт 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

США готовы расколоть любую складывающуюся коалицию, они всегда постараются поддержать противостоящие складывающемуся союзу страны (как, скажем, они поддержали КНР против СССР в годы «холодной войны»).
2. Противостояние Соединенным Штатам могло бы осуществиться на основе сближения конкурентов в экономической и, особенно, в военной сфере в случае подлинной интеграции Европы, Центральной Евразии или сближения двух восточноазиатских гигантов — трех регионов, где интеграционный процесс наиболее многообещающ (ЕС), либо имеет шанс для своего воплощения в реальность (наследие России), либо его можно представить умозрительно (сближение Китая с Японией.) Но на пути этого превращения стоят труднопреодолимые национальные эгоизмы. Представить себе отказ Франции и Британии от собственного владения ядерным арсеналом и предоставление ими доли контроля над ним Германии — весьма трудно. Еще более трудно представить себе восстановление центральноевразийского полюса. «Россия продолжает падение. Государства не поднимаются быстро после такого падения, которое случилось с Россией. Для восстановления статуса международного полюса притяжения России понадобится еще одно поколение — даже если ей повезет. Для быстрого создания азиатского полюса необходимо слияние возможностей Японии и Китая. Как и в случае с Европой и Центральной Евразией, очень многое должно случиться, чтобы Токио и Пекин оказались готовыми поделиться суверенитетом друг с другом». Итак, представить себе быстрое создание центров-противовесов ныне весьма сложно.
3. Возвышение над соседями Германии, России, Китая и Японии, так или иначе, тоже означало бы собирание сил Европы, Центральной Евразии или Восточной Азии. Но прежде всего это означало бы контролирующее возвышение главенствующей в своем регионе державы. Выше мы уже касались сложностей на пути возвышения каждого из этих претендентов, если они поставят цель ограничить всевластие США. Напомним еще раз, что Япония остановила свой экономический быстрый бег довольно неожиданно в 1990 г. Германия окружена настороженными соседями, а на ее территории базируется американский воинский контингент — все это препятствует неожиданному броску.
Китаю еще предстоит осуществить огромный военный и экономический рост и реализовать качественное возвышение, преодолевая огромные трудности и множество барьеров. Речь идет как минимум о трех десятилетиях. Многие специалисты разделяют мнение 36. Бжезинского: «Нет никакой уверенности в том, что взрывной рост Китая продержится в следующие два десятилетия. Продолжение современного темпа развития потребовало бы невероятно благоприятного стечения обстоятельств — успешного политического руководства, политического спокойствия, социальной дисциплины, высокого уровня сбережений, обильных зарубежных инвестиций и региональной стабильности. Долгосрочное наличие всех этих компонентов маловероятно». Следует учитывать при этом, что и США не будут стоять на месте.
Таким образом, уникальное стечение обстоятельств налицо. Как пишет современный американский историк Э. Басевич, господство диктуют слишком соблазнительные условия. «Соединенные Штаты должны будут принять на себя суровое бремя имперского правления, что скажется не только на нашем благосостоянии, но и на нашей идентичности. Даже отрицая то, что это было нашей целью, Америка станет Римом».
В целом именно эта своеобразная нейтрализация противодействующих сил позволяет утверждать, что мир ближайших десятилетий дает США особые возможности. В будущем от дипломатического мастерства Вашингтона и его союзников будет зависеть многое, но на настоящее время ограничимся констатацией того, что большинство исследователей в США убеждены, что геополитическое окружение позволяет Америке надеяться на долгий период главенства в XXI веке.

ГЛАВА ВТОРАЯ
ГЛОБАЛЬНЫЙ ПОДЪЕМ
Как только держава достигнет всех своих целей, она будет стремиться к достижению абсолютной безопасности… Но, поскольку абсолютная безопасность для одной державы означает абсолютное отсутствие безопасности для всех других, она… может быть достигнута лишь посредством завоевания.
Г. Киссинджер, 1965

Немногие страны в мировой истории удовлетворяли условиям главенства в экономике, силовых основах, массовом идейном воздействии. В Европе Нового времени после 1500 г. трем этим условиям в некоторой степени стала удовлетворять Испания, примерно в 1620 г. — Нидерланды, Франция — в 1690 и 1810 гг., Британия в 1815 — 1890 гг. Германия дважды пыталась пробиться к лидерству в двадцатом веке, но безуспешно. После двух мировых и «холодной войны» этого положения уверенно достигли Соединенные Штаты Америки благодаря гигантским размерам экономики, эффективности рынка капитала, преобладанию в информационной сфере. А начало этого, приведшего к мировой империи пути было скромным.
1. ТРАДИЦИЯ
Не будет никаким открытием Америки указать, что Соединенные Штаты прибегали к войне ради расширения территории и новых рынков много раз. Воевали они прежде и с целью наказания террористов. Скажем, между 1801 и 1805 годами Соединенные Штаты вели борьбу против терроризма — тогда это были средиземноморские ливийские пираты — на расстоянии многих тысяч километров от американской береговой линии. На протяжении следующих ста лет единственным потенциальным противником Соединенных Штатов была имперская Британия, которая вела война войну с США в 1812 — 1814 годах. В 1819 г. Соединенные Штаты приобрели Флориду, а в 1946 г. у соседней Мексики грандиозную территорию — Невада, Небраска, Калифорния, Орегон, Техас, Вашингтон.
Немногие страны могут похвастаться такой благосклонностью фортуны: размеры страны были необъятны, а на ее границах не было сильных и агрессивных соседей. Огромная малозаселенная Канада не могла угрожать Соединенным Штатам, у Мексики опыт отношений с североамериканской республикой был самым печальным. Половина ее территории оказалась включенной в США. Не было угрозы и со стороны Латинской Америки. Более того, провозгласив «доктрину Монро», США с 1823 г. взяли под свою опеку южных соседей.
Американцы исторически никогда не отказывались от применения силы, провозглашая целые континенты сферой своих доминирующих интересов. Речь идет прежде всего о «доктрине Монро», согласно которой американцы запретили любой иностранной державе вмешиваться в дела Западного полушария. Следуя этой доктрине, президент Гровер Кливленд настоял на принятии Великобританией американского арбитража в ее споре с Венесуэлой в 1895 г. После этого эпизода Британия (несмотря на Канаду и прочие владения) отступает и перестает быть реальной угрозой для США на их континенте. Президент У. Маккинли с охотой взял Филиппины под сень американского орла, а В. Вильсон многократно вторгался в Мексику, особенно массированно в 1914-1916 годах.
Наблюдатели, строго говоря, не, видели разницы между покупкой Луизианы, аннексией мексиканских владений и польскими аннексиями Пруссии в восемнадцатом веке, территориальным приращиванием России на Кавказе, в Центральной Азии, в Сибири. Германский «Дранг нах Остен» и американское «Движение на запад» отличались только направлением экспансии. «Русские и немцы могли бы добавить (пишет американский исследователь), что они эксплуатировали завоеванные народы, а американцы по большей части уничтожали их».
Настоящее восхождение Америки к мировой гегемонии началось со времени мирового экономического спада 1873 г., когда США и Германия начали подлинное наступление на мировой рынок. Вашингтон укрепил свои позиции сохранением единства в войне с Югом и вступил на путь ускоренного развития. Между 1873 и 1914 гг. Америка превратилась в первую индустриальную силу мира по всем основным показателям. Вначале сталь, а потом автомобили стали ударной силой американской индустрии на глобальном уровне.
Три периода отчетливо просматриваются в новейшей американской истории. 1) С конца восемнадцатого века и до 1890-х годов США выступали преимущественно как торговая держава, менее значимая в военном смысле. 2) Между 1898 и 1941 годами Соединенные Штаты впервые попытались играть роль глобальной державы в военной и экономической сфере, но всего лишь как один из нескольких мировых центров. Материальные предпосылки броска к мировому могуществу складывались в течение десятилетий. По основным экономическим показателям США заняли первое место в мире уже в конце XIX века, а затем в ходе Первой мировой войны произошло превращение страны из должника европейских держав в их кредитора.
3) Со вступлением во Вторую мировую войну произошел отказ Соединенных Штатов от «изоляционизма» и переход к политике всеохватывающей глобальной экспансии. В годы Второй мировой войны в полтора раза увеличился и без того весомый экономический потенциал Америки. Промышленное производство США в годы войны выросло с 101, 4 млрд. долл. в 1940 г. до 215, 2 млрд. долл. в 1945 г. Уровень накоплений достиг астрономической суммы — 136 млрд. долл. Это обеспечивало основу для активной внешней политики. Была развернута двенадцатимиллионная армия. Участие в борьбе со странами «оси» — Германией, Италией, Японией — создавало в определенной мере благоприятный для правящих кругов политический климат внутри страны. Хозяин Белого дома получал большой кредит для проведения инициативной внешней политики. США встали на путь, который после поражения Германии и Японии, после ослабления Британской и Французской империй и саморазрушения Советского Союза привел ее к положению единственной сверхдержавы. Соединенные Штаты окончательно порвали с «изоляционизмом», встав на путь широкого участия в разрешении военных и политических проблем стран и регионов, отстоявших от их территории на тысячи километров.
Новые угрозы появились перед Соединенными Штатами непосредственно с Первой мировой войны и в последующий период. Речь идет о радикальных идеологиях слева и справа, а именно об анархизме, коммунизме и фашизме. Противостоять им пало впервые на плечи президента Вудро Вильсона, и он ответил тем, что сократил пределы либеральной демократии внутри страны и применил американские вооруженные силы в Латинской Америке, Европе и в Азии. Вторая мировая война беспрецедентно расширила интернационалистский элемент в американской внешней политике. Весь период 1914 — 1945 гг. представляет собой, по существу, тридцатилетнюю войну между Америкой и Германией за мировое экономическое первенство. Союз с Москвой позволил Вашингтону сокрушить этого своего мирового соперника, выйти на прямую, ведущую к мировому лидерству. Речь уже шла о мировом по охвату процессе, так как президент Рузвельт уже провозгласил «четыре свободы» — свободу слова, вероисповедания, от нужды и страха — мировым условием развития.
Следует отметить, что Вторая мировая война была встречена в США с большой настороженностью. Насколько мрачны были перспективы для положения США в мире, можно судить по разработанному в то время прогнозу объединенного комитета начальников штабов. Высший военный орган США, ответственный за выработку американской стратегии, в 1941 г. был далек от глобальных амбиций — не исключалась возможность поражения США, потери государственной независимости. В параграфе восьмом документа, подписанного председателем комитета генералом Маршаллом и командующим американским флотом адмиралом Старком, прямо говорилось: «Если Германии удастся покорить всю Европу, она может пожелать затем установить мир с Соединенными Штатами на несколько лет, рассчитывая закрепить свои завоевания, восстановить свою экономику и увеличить свои военные силы, с тем чтобы в конечном счете завоевать Южную Америку и одержать военную победу над Соединенными Штатами». Паническое восприятие будущего отнюдь не было всеобщим. Начиная с 1942 г. в США получили преобладание политические силы, воодушевленные открывающимися перспективами грандиозной мировой трансформации.
Сложившееся стечение обстоятельств было как нельзя более благоприятным: во-первых, одна европейская империалистическая коалиция сокрушила в 1940 г. силы другой; во-вторых, возникшая опасность позволила американскому руководству мобилизовать экономические ресурсы, военную машину страны. Началось развертывание двенадцатимиллионной армии, строительство крупнейшего в мире военно-морского флота, самой большой в мире военной авиации.
Именно здесь видны истоки глобальной экспансии. Прежнее мировоззрение перестало соответствовать реальностям, новый исторический этап требовал новых теоретических подходов. В Вашингтоне стали мыслить категориями глобальных перемен, начались поиски путей реализации новых возможностей. Отметим важный момент: борьба вступивших в конфликт сил создала для США возможность выхода на авансцену мировой политики уже не в роли одного из равных (как это было после Первой мировой войны), а при растущей экономической мощи как ведущей державе. Рассекреченные документы тех времен, и прежде всего прогнозы государственного департамента США, позволяют судить о том, что в ходе войны идея мирового возвышения прошла путь от первых проблесков до закрепившегося в сознании идеологов стереотипа новой, владеющей мировыми позициями Америки.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121
 магазины сантехники Москва 

 плитка фреш нефрит