https://www.dushevoi.ru/products/aksessuari_dly_smesitelei_i_dusha/derzhateli-dlya-dusha/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


Авторы вызревшей в Вашингтоне новой внешнеполитической концепции исходили из двух постулатов: Соединенные Штаты в ходе Второй мировой войны окончательно «похоронили» свой изоляционизм и распространили сферу своих интересов на весь мир; для гарантии прочности новых мировых позиций Соединенные Штаты должны закрепить свой контроль над значительной частью мира. Конкретизация второго постулата и представляла собой долгосрочное планирование США. Американские стратеги определили район, «стратегически необходимый для контроля над миром». Этот район обязан был быть «открытым для господства Соединенных Штатов» и включать «помимо всего Западного полушария бывшую Британскую империю… и Дальний Восток. Таков был минимум, а максимумом была вся вселенная».
В этот период мостиком к глобальному стратегическому планированию для американской дипломатии послужило формирование особых отношений с Великобританией — имперским лидером полутора предшествующих столетий. Тесные связи с Лондоном весьма способствовали последующей американской экспансии. Было ясно, что Великобритания как равный партнер исчезла надолго, вероятнее всего, навсегда. Дни Британской империи были сочтены, доминионы обрели фактическую независимость, колонии боролись за нее. А что мог противопоставить этому историческому процессу Лондон? Как писал американский историк Р. Донован, «великие дни Британской империи ушли в прошлое. Британская экономика была в упадке, а вооруженные силы перенапряжены. Теперь уже над империей Трумэна не заходило солнце».
Процесс перехода США к политике глобальной экспансии не прошел бы столь гладко, если бы слабеющий британский лев не передал США части своего опыта. Помощь Англии Америке была широкой и существенной. Во-первых, союз с Англией позволил США весьма быстро оснастить свою военную машину. Английские военные базы посетили тысячи американцев. Рождение мощных бомбардировщиков Б-26 было бы невозможно без консультаций английских авиационных экспертов. Такие изобретения, как радар, пришли с Британских островов. Что еще важнее, американцы благодаря содействию англичан освоили использование ядерной энергии. Во-вторых, Соединенные Штаты начали создавать при содействии англичан разветвленную разведывательную сеть. Английские «учителя» помогали американцам в создании специализированных служб заграничной разведки. И, в-третьих, с английской помощью США в 1940 и 1941 годах фактически оккупировали Исландию и Гренландию, подготовили высадку на Азорских островах, на Мартинике и во многих других местах. С расширением масштабов мировой войны росли и внешнеполитические планы США. Помимо британских владений, Америка заинтересовалась колониями других обанкротившихся европейских метрополий.
Немалое число американцев, как, скажем, У. Ширер, склонны были сваливать вину на «имперский вирус» англичан, подвергавших «простодушных» американцев всем соблазнам гегемонизма, имперской политики.
Многие идеологи американской внешней политики этого периода полагали, что все несчастья мира проистекают из-за «искусственных» перегородок между государствами. Они считали, что предотвращение раскола послевоенного мира на торговые блоки, политика открытых дверей, лишенного тарифных границ обмена будут лучше всего служить интересам США как самой мощной экономической державы.
Американская внешняя политика 40 — 50-х годов отличалась большим вниманием к использованию новых материальных сил, к тесному единению процесса научных открытий и непосредственной их реализации во внешней политике. Самым важным техническим новшеством, освоенным США в 40-е годы, было использование ядерной энергии. Монополия на ядерное оружие лежала в основе могущества США. В августе 1943 г. между Рузвельтом и Черчиллем было заключено соглашение о том, что «ни одна из двух сторон не передаст информацию о бомбе третьей стороне без предварительного взаимного согласия». (При этом ученые, да и некоторые политики, предупреждали американское руководство, что атомную монополию долго сохранить не удастся.)
Обладание ядерным оружием стало рассматриваться как рычаг, способный заставить объект ядерной угрозы изменить свой политический курс, согласиться на подкрепленный атомным оружием ультиматум. В последний день 1944 г. президент Ф. Рузвельт одобрил подготовку к атомному авиационному рейду на Японию. В соответствии со взятым курсом Ф. Рузвельт ничего не сообщил об атомном оружии во время встречи с советским руководством на Ялтинской конференции.
Вторая мировая война привела к колоссальным разрушениям во всей огромной Евразии и одновременному глобальному подъему Северной Америки. По мере расширения зоны американского влияния в мире увеличивалась значимость аппарата федеральной власти, готового теперь к решению не только американских проблем. Государственная машина США за годы Второй мировой войны превратилась в гиганта. Расходы по федеральному бюджету увеличились с 9 млрд. долл. в 1940 г. до 98 млрд. долл. в 1945 г.
В ходе Второй мировой войны Соединенные Штаты приобрели датскую Вест-Индию, ставшую американскими Вирджинскими островами. Во Второй мировой войне американской территорией стали острова тихоокеанской Микронезии и многие другие тихоокеанские острова. Вашингтон выступил с инициативой создания мировой организации — Организации Объединенных Наций. Соглашения, подписанные в Ялте в феврале 1945 г., фактически дали Советскому Союзу контроль над третьей частью мира, а Соединенным Штатам — над остальными двумя третями. Этот статус-кво подвергался серьезному испытанию за неполные полсотни лет лишь трижды: берлинская блокада 1948 — 1949 гг.; Корейская война 1950 — 1953 гг.; Карибский кризис 1962 г.
Национальное богатство США (стоимость всего, чем владеют американцы, — строения, оборудование, дома, товары, земля) увеличилось с 0, 5 трлн. долл. в 1942 году до 12, 5 трлн. долл. в 1982 году. Валовой национальный продукт США увеличился с 211, 9 млрд. долл. в 1945 году до 10, 3 трлн. долл. в 2002 г.
В стране был создан устойчивый общественный консенсус по поводу американского лидерства в мире и готовности платить за это лидерство. Одна часть истеблишмента говорила об охране «факела свободы», о защите ценностей западной цивилизации (Дж. Кеннеди, Дж. Ф. Даллес, Д. Ачесон, Р. Рейган). Для не склонных к высокопарной риторике деятелей движущими мотивами внешней политики США были «осуществление мировой ответственности», исполнение выпавшей на долю США «миссии управления миром» (Г. Трумэн, Д. Эйзенхауэр, Л. Джонсон). Лидеры, заявлявшие о своей приверженности «политическому реализму», считали основной идеей американской политики создание некоего «мирового порядка», «стабильности», упорядоченной эволюции (Р. Никсон, Г. Киссинджер, Дж. Картер).
При этом США — лидер, у него есть союзники, ни один из которых не равен им. Это — первый ряд государств. У США есть союзники, которые полностью зависят от них. Это — сателлиты, находящиеся во втором ряду. Есть державы, которые не имеют формальных связей с США, но жаждут американской помощи, займов, инвестиций. Это — третий ряд. Таким образом, налицо — иерархия.
Глобализация влияния
Не повторять ошибки 1919 года, не уходить из внешнего мира, из Восточного полушария, откуда пришли две мировые войны, — этот лозунг имел свои привлекательные для американского капитала черты и пользовался известной популярностью в деловых и политических кругах страны. Но он предполагал не просто присутствие в нескольких критически важных районах, но и контроль над происходящими в них процессами. Взять на себя ответственность за порядок в этих районах означало как минимум следующее: собственные американские представления о порядке в мире возводились в абсолют; проблемы данных регионов рассматривались с меркой их соответствия американским интересам.
После победы над военными противниками в Европе и Азии следовало обеспечить контроль над территорией поверженных врагов, предвоенных конкурентов, достичь доминирования в лагере «западных демократий», противопоставить друг другу СССР и Китай. Новый президент воспринял эти цели и привнес свои методы в их достижение. Его восприятие мира зиждилось на том, что у всех международных кризисов есть вполне определенный источник — СССР, неуправляемая и непредсказуемая страна. Второй «кит» внешнеполитического кредо Г. Трумэна — абсолютная уверенность в том, что все мировые и региональные процессы имеют прямое отношение к Америке и могут получить из ее рук справедливое решение. Находясь на перекрестке двух дорог — либо продолжение союза пяти стран — главных участников антигитлеровской коалиции, при котором США пришлось бы считаться с мнением и интересами своих партнеров, либо безусловное главенство как минимум над тремя из них (Великобританией, Францией, Китаем), Г. Трумэн без долгих колебаний избрал второй путь, обещавший ему эффективное руководство западным миром и дававший надежду на то, что силовое преобладание Запада склонит к подчинению обескровленный войной Восток.
Необходимо отметить, что в это же время на политическую арену выдвигается плеяда профессиональных военных. Никогда — ни до, ни после — в США не было такой тесно сплоченной когорты высших военных и военно-морских чинов, решивших всерьез взять опеку над внешней политикой страны. Это были «пятизвездные» генералы (высшее звание в американских вооруженных силах, введенное во время Второй мировой войны) Дж. Маршалл, Д. Эйзенхауэр, О. Брэдли, Д. Макартур, Г. Арнольд, адмиралы флота У. Леги, Э. Кинг, Ч. Нимиц. Один из них впоследствии стал президентом США, другой — госсекретарем, а Д. Макартур фактически был губернатором Японии. Это были люди с необычайными амбициями, немалыми способностями, с уверенностью в том, что пришел «век Америки». Слава военных героев помогала им.
Колоссальный бросок из Западного полушария в Восточное в результате двух войн потребовал формирования новой плеяды глобально мыслящих проводников новой политики, и они появились в лице трех президентов — Франклина Рузвельта, Гарри Трумэна и Дуайта Эйзенхауэра и их помощников Дж. Маршалла, Д. Ачесона, Дж. Кеннана. Ни в один период американской истории — за исключением времени отцов — основателей республики — американская политическая арена не формировала столь глубоких характеров, такой утонченности, такого знания европейской цивилизации. Опыт этих людей, прошедших две мировые войны, великую депрессию, колоссальные социальные сдвиги первой половины XX века позволили им подняться над обстоятельствами, сформировать характер, способность обобщать разномастные явления, увидеть дальние горизонты.
В 1945 г. идея необходимости для США взять в свои руки управление значительной частью мира охватила государственный аппарат, деловые круги, лоббистов Вашингтона, верхушку реформистских профсоюзов, академическую элиту, прессу. Идея Америки, «вознесшей факел над погруженным во мрак миром», была привлекательна для многих. Президента-демократа поддерживали влиятельные республиканцы, такие, как братья Даллесы и У. Макклой, влиятельный на Капитолийском холме сенатор А. Ванденберг, представлявший элиту северо-восточного истеблишмента Г. Стимсон, лидеры республиканской партии во главе с Т. Дьюи.
Без таланта этой плеяды подъем Соединенных Штатов не был бы таким стремительным и повсеместным. Трудно не согласиться с оценкой Дж. Курта: «В этом первом поколении над центром Американской империи возвышалась группа исключительных по качествам деятелей, которые определили структуру этой империи, направление приложения ее энергии. Одновременно выдающаяся группа талантливых людей выдвинулась в главных регионах этой империи, эта группа адаптировала и прилагала американскую имперскую политику к местным реальностям своих наций». В последнем случае речь идет о Конраде Аденауэре в Германии, Сигеру Йосида в Японии, Альциде де Гаспери в Италии, Уинстоне Черчилле в Британии, Шарле де Голле во Франции.
«С приходом „холодной войны“, — пишет американский исследователь Курт в весьма консервативном журнале, — американская мощь и присутствие распространились по всему свободному миру (особенно очевидно в Западной Европе, Северо-Восточной Азии, в Латинской Америке), да и по всему миру. Но еще больше мощь и присутствие Америки распространились после окончания „холодной войны“.
Двумя самыми важными странами для Соединенных Штатов в XX веке были Германия и Япония. Именно останавливая их движение к мировому господству, Америка участвовала в двух мировых войнах. Соединенные Штаты использовали твердое основание — массовый страх перед Германией в Европе и перед Японией в Азии. Размышляя в архитектурно вычурном здании американского посольства на Манежной площади, Джордж Кеннан пришел в конце 1945 г. к выводу, что нельзя допустить попадания в руки русских трех регионов Земли: Соединенного Королевства, долины Рейна и Японских островов. Установив контроль над этими зонами, американцы методично довели дело до 1991 г. Главными вехами на этом пути были Бреттон Вудс, «план Маршалла», создание НАТО.
С тех пор американские войска размещены в Германии и на Японских островах. Соединенные Штаты овладели контролем над двумя наиболее мощными и до Второй мировой войны соперничавшими с ними индустриальными зонами — германской и японской, а также получили влияние в пределах прежних западноевропейских колониальных империй.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121
 https://sdvk.ru/Mebel_dlya_vannih_komnat/zerkalnye_shkafy/ 

 Лапарет Tabu