https://www.dushevoi.ru/products/dushevye-dvery-steklyannye/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Во избежание плена генерал Банди покончил свою жизнь самоубийством. Нойен Амыр-Сана распологает свою ставку— Ургу в Тарбагатае. Стремясь увеличить свои военные силы, нойен Амыр-Сана пытается привлечь на свою сторону теленгетского тайджи Бату-Менко с мунндусскими зайсанами и теленгетских зайсанов, зайсанства которых были расположены в пределах Гоби, Рудного и Горного Алтая. Л.П. Потапов в историко— этнографическом очерке «Этнический состав и происхождение алтайцев», ссылаясь на И.Златкина отмечает: «Урянхайские-алтайские зайсаны поддерживали Амурсану материально и помогли ему установить связь с Цэнгуньджалом». В данном случае утверждение Л.П. Потапова ошибочно. Мундусы и теленгеты бывшие сторонники хана Дабачи не поддерживали нойена Амыр-Сану, так как считали, что он не имеет права на ханский трон. В октябре 1755 года нойен Амыр-Сана переносит центр своей деятельности с Тарбагатая в бывшую главную ставку джунгарских ханов, в Илийскую долину. Получив поддержку со стороны ойратских зайсанов, нойен Амыр-Сана в конце 1755 года провозглашает себя ханом Джунгарского Улуса. В лагере повстанцев вскоре произошел расскол, начались военные столкновения между недавними единомышленниками. В результате вооруженных столкновений новоявленный хан Амыр-Сана потерпел поражение. Для поддержки своего союзника хана Амыр-Саны, в район реки Или, прибывает казахский султан Аблай со своим десятитысячным войском.
Осенью 1755 года на территорию Алтая прибывают эмиссары китайского императора «с требованием „явиться“ теленгетским зайсанам в то войско для отсылки в Китай». [116] Военно-политическая обстановка в этот период времени сложилась крайне неблагоприятной для теленгетских зайсанов. Обращение теленгетских зайсанов к России о принятии их в подданство осталось неудовлетворенной. Коллегия иностранных дел от 13 ноября 1755 года отправила предписание командующему Колывано-Кузнецкой военной линии полковнику де Гарриге не принимать в подданство тех «зенгорцев», которые преследуются китайской армией. В случае же приема местные власти должны были исходить от возможностей к обороне. Таким образом, для теленгетских зайсанов дорога на Север в пределы Российского государства была закрыта, а с Юга им угрожали новоявленный хан Амыр-Сана и китайцы. Большинство теленгетских зайсанов были вынуждены подчиниться требованиям китайских эмиссаров. Осенью «зайсаны Намыкай Малаев, Намык Еманаев, Кутук, Кулчугай, брат Кутука Мамыт, Домоко, двоеданцы Темир-Аксак и Тебочи…» отправляются на переговоры с цинскими властями. «В декабре Мамыт, Темир-Аксак, и Тебочи вернулись, а другие были задержаны там три месяца» и вернулись в январе 1756 года». [117] В марте 1756 года китайские войска численностью до 400 тысяч человек вступили на территорию Джунгарии для подавления повстанцев и стали быстрым маршем продвигаться в Илийскую долину не встречая серьезного сопротивления враждующих между собой повстанцев. Союзник хана Амыр-Саны, казахский султан Аблай узнав о начавшейся карательной экспедиции китайского императора против повстанцев, поспешно возвращается в свои кочевья. Самозванец Амыр-Сана вместе со своими приближенными ищет убежища у своего союзника султана Аблая.
С началом карательной экспедиции китайского императора против повстанцев, зайсан мундусов Буктуш Кумеков, а также теленгетские зайсаны Бурут, Намыкай и Намык подтянули дючины своих зайсанств к устью реки Семы. Командующий Сибирскими войсками Крофт 24 мая 1756 года получает указ Коллегии иностранных дел датируемый от 2 мая 1756 года о приеме «Зенгорцев» в подданство России с обстоятельными условиями их приема. В указе сообщалось, что в случае отказа в приеме «зенгорцам» в предоставлении подданства, они будут захвачены китайскими войсками или перейдут в казахскую Среднюю орду. Поэтому необходимо принимать «зенгорцев» в подданство даже и в случаях отказа их от переселения на Волгу. При приеме «зенгорских» князей требовать от них в обязательном порядке выдачу аманатов, а у которых не имеется детей их близких родственников. Всех «зенгорцев» принятых в подданство России, кроме двоеданцев следовало постепенно перепровождать на Волгу в калмыцкие степи. Анологичный указ поступил и на имя Сибирского губернатора Мятлева, который во исполнение указа отослал копию командующему Колывано-Кузнецкой военной линией полковнику де Гарриге.
Наместники китайского императора, не дождавшись от теленгетских зайсанов добровольного принятия китайского подданства, в конце мая 1756 года дали распоряжение войскам захватить теленгетов до их выхода к русской военной линии.
В. Серебренников, вернувшись в Кузнецкую крепость 5 июня 1756 года, докладывал, что по сообщениям мундусского зайсана Буктуша Кумекова китайские передовые отряды под предводительством Ценгуньжаба находятся на реке Катунь в районе переправы Кур-Кечу, где готовят плоты для переправы на эту сторону.
31 мая 1756 года зайсан мундусов Буктуш Кумеков посылает своего брата в Бийск для переговоров с командующим Колывано-Кузнецкой военной линией, полковником де Гарригой. При встрече с командующим брат зайсана Буктуша Кумекова сообщил ему о том, что зайсан мундусов Буктуш переправился через Катунь со всеми своими улусными людьми и расположился от Бийской крепости в 60 верстах. Командующий Колывано-Кузнецкой военной линией, полковник де Гаррига разрешил зайсану Буктушу с его улусными людьми приблизиться к Бийской крепости на расстоянии до 25 верст, а также прибыть ему самому с тремя аманатами из своих детей и детей лучших людей о заключении договора перехода в подданство России.
ДОБРОВОЛЬНОЕ ВХОЖДЕНИЕ ТЕЛЕНГЕТОВ В СОСТАВ РОССИИ.
21 июня 1756 года для принятия Российского подданства прибыли в Бийскую крепость зайсаны Буктуш Кумеков, Намыкай Малаев, Бурут, Церен и демичи Менгош Сергеков из зайсанства зайсана Бокола, который решил принять китайское подданство. Зайсаны Буктуш, Намыкай, Бурут, Церен и демичи Менгош Сергеков были приведены к шерти и дали письменные обязательства на своем языке. От зайсана мундуса Буктуша в аманаты был взят его сын Тегедек, от зайсана Намыкая— сын Бору, от зайсана Бурута— сын Эльзиой, от зайсана Церена— сын Хурим, от демичи Менгоша— сын шуленги Табунаева Кидесек. [118] Новоподданые зайсаны от переселения на Волгу отказались. Полковник де Гаррига предложил им перейти в междуречье Иртыша и Оби, но командующий Сибирскими войсками Крофт не разрешил пропускать их на территорию, ссылаясь на указы правительства. Он предложил полковнику де Гарриге оставить новоподданых в близи Колывано-Кузнецкой военной линии до отправки на Волгу.
После бегства нойена Амыр-Саны в Средний жус казахов. Теленгетский тайджи Бату-Менко собрал мундусских зайсанов с их улусными людьми, и вместе с енисейскими киргизами, мингатами направился на Юг Сибири к границам России, чтобы принять российское подданство и вернуться в свои родные кочевья, в которых они проживали до вступления в Джунгарское ханство. При переходе из Илийской долины к Колывано-Кузнецкой военной линии тайджи Бату-Менко, зайсаны мундусов со своими улусными людьми имели три сражения с китайскими военными отрядами. В последнем сражении с китайцами мундусы со своими улусными людьми были разбиты и рассеяны. Так по рассказу Бока, сына демичи Еркея Менкина, желающие вступить в подданство России шли от озера Железного «месяца с три, у реки Уллю (Или) переправились и имели с китайцами и колмаками баталию, и после оной шли дней шесть и паки при урочище Алтына Меля, да при урочище Акбус реки и Калмутагая с теми же китайцами имели три баталии и при последней китайцы всех их разбили». [119] Из 70 тысяч мундусов и их улусных людей только 1507 человек во главе с теленгетским тайджи Бату-Менко и тремя зайсанами пробились к Усть-Каменогорской крепости. Вместе с мундусами к военной линии вышел и киргизский зайсан Кошка-Гурбан со 168 киргизами. Основная часть мундусов и ряд теленгетских сеоков остались в пределах современной республики Киргизстан и в районе Чёрного Иртыша современной территории Синьцзян-Уйгурского автономного района Китайской Народной Республики.
Об этом периоде времени, Н.А. Аристов в своей работе «Заметки об этническом составе тюркских племен и народностей», сообщает, что: «… в 1757 году, киргизы эти с находящимися на Или мингатами и теленгутами пошли было к Алтаю, но были разгромлены и частично попали в Россию, — пристав к калмыкам Церина, с которыми вышли на Сибирскую границу и перепровождены отсюда на Волгу к торгоутам…». [120] (В своей работе Н.А. Аристов допустил неточность в определении даты 1757 год, мундусы вышли на Усть-Каменогорскую крепость с территории современного Киргизстана в 1756 году 7-8 октября— И.Т.).
Оставшиеся мундусы и тёлёсы на территории современного Киргизтана совместно с енисейскими киргизами, волею судьбы, приняли участие в этногенезе современного киргизского народа.
Отец тюркологии, российский ученый— путешественник Радлов В.В. в своем научном труде «Из Сибири» сообщает: «Тип кара-киргизов, безусловно, иной, чем у казаков. Это особенно бросилось мне в глаза при моем первом посещении кара-киргизов…, которых я встретил в 1862 году на реке Каркара. Лица кара-киргизов очень напомнили мне лица алтайских горных калмыков и телеутов». [121] Во время путешествия по территории Киргизии В.В. Радлов зафиксировал у киргизов наличность сеока Мундус. «Число кара-киргизов, должно быть очень велико. Они делятся на две группы: онг (правые) и сол (левые). Онг делятся на шесть племен:…
2. Племя сары— багыш (желтые лоси), кочующие на севере и востоке Исиккёля… Мне назвали следующие названия родов сары— багыш: сару, каба, монгулдур, шыкманат, саяк, ассык, Дёлёс, конграт, Мундус, кытай и етиген. (Прошу обратить особое внимание на роды Дёлёс и Мундус, очень многочисленные и у алтайцев.)…
3.Племя солту кочует к югу от реки Шу и было раньше подданным Коканда; теперь оно относится к Токмакскому району. У солту мне назвали следующие роды: етиген, кучу, сару, монгулдур, кытай, Мундус, ассык.
4. Племя эдигена у реки Андижан в 1869 г., когда я был на Исикёле, еще было подданным Коканда. Мне назвали здесь восемь родов: Дёлёс, сару, конграт, монгулдур, Мундус, саяк, каба и шыкманат…
Группа сол гораздо малочисленней, чем онг, они кочуют у реки Талас и состоят из следующих родов: сару, беш берен, Мундус, тёнгтёрюп, кучу, кюркюрен, етиген… по данным знакомых мне манапов, все киргизские роды включая и те, что являются подданными Коканда и Китая, насчитывают до 80 000 кибиток, что означало бы население свыше полумиллиона». [122]
В своих исследованиях по этнографии кара— киргизов, Аристов Н.А. отмечает, что сеок Мундус у кара-киргизов по численности людей находится на третьем по счету месте: «первое место по своей распространяемости занимает 1) кость сару… вторая по распространяемости будет 2) кость каба…, следующая 3) кость МУНДУС существует поныне у алтайцев;». [123]
Российские ученые тюркологи В.В. Радлов, Н.А. Аристов, советский тюрколог Л.П. Потапов в своих исследованиях по этнографии киргизов акцентируют внимание на общность сеока Мундус и Тёлёс у теленгетов (телеутов), алтайцев и киргизов. «О кости МУНДУС можно заметить еще, что она очень древняя, ибо встречается в нескольких поколениях кара-киргизов, в состав которых вошла конечно до Рождества Христова, когда кара-киргизы находились еще между Саянским хребтом и Тянь-шанем». Н.А. Аристов в своей работе «Заметки об этническом составе тюркских племен и народностей» определяет дату появления Мундусов на территории Киргизтана до Рождества Христова опираясь только на то, что сеок Мундус «встречается в нескольких поколениях кара-киргизов», не приводя другой аргументации опирающеся на конкретные исторические события и факты. Да, с момента переселения Мундусов с Юга Сибири джунгарским ханом Цэван Рабданом на территорию современной Республики Киргизстан на момент проводимых этнографических исследований Н.А. Аристовым родилось и выросло семь поколений Мундусов. Дату появления Мундусов на территории Киргизстана следует считать 1713 год— начало массового переселения Мундусов ханом Цэван Рабданом в Илийскую долину и на берега озера Исык-Куль.
С выходом небольшой части Мундусов в 1507 человек с территории современного Киргизстана на Усть-Каменогорскую крепость тайджи Бату-Менко обращается к коменданту крепости с письменным прошением о приеме мундусов в российское подданство. Профессор А.П. Уманский в своей работе «Телеуты и русские в 17— 18 веках» в определении даты подачи прошения тайджой Бату-Менко о принятии мундусов и его улусных люде допускает не точность, определяет дату 1757 годом. Также Потапов Л.П. в историко-этнографическом очерке «Этнический состав и происхождение алтайцев» допускает ряд непозволительных неточностей:
1) «Телеутский зайсан Бату-Мёнко прибыл к г. Кузнецку, прося о защите Тау-телеутских волостей». [124] Как было выше указано, тайджи Бату-Менко во-первых, вышел с мундусами не на Кузнецкую крепость, а на Усть-Каменогорскую; во— вторых, он не был тау-телеутским зайсаном и не мог просить о защите тау— телеутских волостей. Из источников известно, что Бату-Мёнко принадлежал к сеоку Мундус, а Мундусы все относились к ак теленгетам.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

 https://sdvk.ru/Firmi/Astra-Form/ 

 Alma Ceramica Каската