переходи на сайт 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Эта гора названа в честь старшего сына последнего хана Теленгетского ханства Чапа Шалова. Чаповские мундусы и его улусные люди, оставшиеся после гибели Чапа Шалова, именовали себя: «Чаптынын улусы», вскоре они составили отдельный теленгетский сёок Чапты и были объеднены зайсаном Буктушем с малочисленным теленгетским сёоком Олюп в одну дючину в зайсанстве Буктуша. О сёке Олюп Л.П. Потапов в своей научной работе «Очерки по истории алтайцев» сообщает: «Род Олюп произошёл, по преданию, недавно. Во времена господства ойратов зайсан Буктуш после одного из сражений нашёл в поле ребёнка, оставленного в колыбели. Колыбель стояла в расщелине берёзы. От коры берёзы к ней была проведена трубочка, по которой капал сок. Мальчик питался берёзовым соком. Буктуш взял с собой мальчика и сказал про него: „Йерденг тапкан Терлик (найденный на земле Терлик), юч Кайынгаш енелю (имевшиий матерью три молодые берёзки)“. Дав мальчику имя Терлик, зайсан назвал его сёок именем Олюп».
Укту— зайсан Ады-jок, так же рассказывал моей матери о втором сыне хана Шала Ак-Сыбе, который был отравлен самим джунгарским ханом в его ставке в Илийской долине. Тело Ак-Сыбы по его просьбе было сожжено, а пепел был развеян на Алтае в Теленгетской степи (Кулундинской-И.Т.).
Алтайский ученый-историк Н.В. Екеев, сообщил мне о том, что в архиве Горно-Алтайского республиканского Института гуманитарных исследований имеются неопубликованные материалы Чевалкова П.И., подтверждающие рассказ укту-зайсана Ады-jока о Чапты-хане и его участии в сражении с казахами Кошкарбая в районе горы Чаптыган, неопубликованные материалы Г.М. Токмашова, в которых говорится об отравлении сына хана Шала батыра Ак-Сыбы в ставке джунгарского хана.
Вместе с Российским посольством, возглавляемым И. Унковским, после восьми лет заключения в Кузнецкой крепости башчи мундусов Байгорок Табынов в 1722 году возвращается в Ургу хана Цэван Рабдана. [103]
После смерти последнего хана Теленгетского Улуса, Теленгетский оток в Джунгарсом государстве возглавил Бату-Менко Байгороков, принявший титул тайджи от хана Цэван Рабдана. Во главе Теленгетского отока мундус Бату-Мёнко скорее всего встал в конце 20-х годов 18 века. Теленгеты, возглавляемые тайжди Бату-Мёнко, принимали активное участие в войне Джунгарского Улуса с Китайской империей. «Есть основания полагать, что ойратский зайсан Бату-Мёнко не преувеличивал, когда сообщил майору Угримову, о победе над китайцами, что их, китайцев, с немалым авантажем трижды в 1730 и 1731 гг. разбили» [104]. Из источников известно, что все зайсаны из сеока мундус: Матай, Мекей, Базан, Коен, Мерген— Кашка, Могулан, Бекин, Ангир ежегодно платили албан джунгарскому хану, кроме тайджи Бату-Менко, который «платежа не чинили» [105]. Так же был освобожден от уплаты албана зайсан из сеока мундус Кумек Ентугаев, в последствии и его сын зайсан Буктуш Кумеков. Они были непосредственно подчинены самому джунгарскому хану и наделены широкими полномочиями. Зайсан Буктуш Кумеков имел право от имени Джунгарского хана самостоятельно вступать в сношения с русскими властями по вопросам местного значения, так как между Колывано— Кузнецкой военной линией и джунгарскими зайсанствами находилась широкая полоса двоеданческих волостей. На зайсана Буктуша Кумекова хан Цэван Рабдан возложил сбор албана с двоеданцев: кумандинцев, челканцев, шорцев, комдошей и других тюркских племен, а также нести охрану границы. «Так, в 1742 году геодезии поручик Шишков, посланный к Телецкому озеру с целью географического описания, сообщил рапортом на имя канцелярии генерала Киндермана, что он встретил в долине р. Маймы (правый приток Катуни— И.Т.) посланика контайши, зайсана Буктуша Кумекова, с тремя чиновниками, которые собирали здесь дань. Шашков сообщает, что зайсан Буктуш Кумеков запретил ему производить геодезическое описание, угрожая применить силу» [106]. Зайсан Буктуш Кумеков в числе других зайсанов, зайсанства которых также были расположены на территориях современной Республики Алтай и Восточно— Казахстанской области, неоднократно приглашался на курултай в Ургу, для обсуждения и решения вопросов касающихся как общегосударственных дел, так и касающихся непосредственно теленгетов. Так, в 1744 году зайсаны Буктуш, Кучук, Мамыт, Омбо были приглашены ханом Галдан Цереном на курултай в Ургу [107]. «В январе 1749 года зайсаны Буктуш, Боокол, Омбо, и Тюбет прибывают к джунгарскому хану в Ургу с „пятидесятниками“ и „человек по семьдесят простых людей“ [108].
В 1746 году году после смерти хана Галдан Церена (умер в 1745 г. — И.Т.) ханом был провозглашен несовершеннолетний средний сын Цеван-Доржи-Аджа-Намжилу под именем Аджа-хана, который правил Джунгарским Улусом до 1749 года. В результате заговора Аджа-хан был умервщлен старшим братом Лама Доржей, который провозглашает себя ханом и принимает титул Эрдени-Лама-Батур— хунтайджи. Старший сын Галдан Церена был рожден от наложницы, поэтому не получил столь широкой поддержки среди ойратской знати. Через четыре года Дабачи (Деваци) внук Цэван Рабдана, племянник Галдан Церена, имевший по ойратским традициям, больше прав на престол, чем Лама-Доржи, при содействии Амыр-Саны устраняет хана от власти и провозглашает себя ханом. На этом борьба за трон хана не закончилась, недовольная группа князей провозглашает ханом нового претендента на престол— Немеха Жиргала. Хан Дабачи опять при помощи Амыр Саны устраняет своего противника Немеху Жиргала. Но мир на землю Джунгарского Улуса не пришел, возникла ссора между ханом Дабачи и Амыр-Саной. Началась новая междоусобная война. На стороне Амыр-Саны в борьбе с ханом Дабачи выступил правитель Среднего казахского Жуза, султан Аблай. Амыр-Сана также обратился за помощью к теленгетам, чьи кочевья были расположены в горах Алтая и в прииртышье, но они ему в военной помощи отказали. «Летом 1754 года двоеданец Дарда говорил А. Беседному, что весной теленгетские зайсаны ходили на помощь Дебаче» [109]. В верховьях Иртыша в конце 1754 года состоялось решающее сражение войск хана Дебачи и Амыр-Саны, в котором последний потерпел поражение. Сторону хана Дебачи также приняли мундуские зайсаны во главе с тайджи Бату-Менко. Потерпев поражение, Амыр-Сана бежал в Халху-Монголию, где встретился с местной цинской администрацией и заявил о своем желании служить Цинской династии. С собой Амыр-Сана увел около 20 тысяч человек, в том числе 2 тысячи воинов.
В ходе междоусобиц в Джунгарском Улусе упал авторитет ханской власти, государство оказалось в глубоком экономическом кризисе и в политической нестабильности. «Многие князья со своими людьми бежали в пределы Цинской империи, спасая свою жизнь… Цинские власти придавали большое значение приему ойратских беженцев, намереваясь использовать их против Джунгарии. Перебежчики получали подарки, титулы и различные льготы» [110]. Вскоре Амыр-Сана непосредственно обращается к цинскому императору об оказании помощи в овладении Джунгарией. Цинская династия на протяжении нескольких десятков лет стремилась покорить своего беспокойного соседа Джунгарский Улус и случай в овладении им представился в лице Амыр-Саны. Операция по покорению «„Урянхая“» цинскими войсками под общим командованием военноначальника Баньди началась в ноябре 1754 года. В состав цинских войск были включены ойратские князья Амыр-Сана, халха монгольский князь Ценгунджаб, Церен, Салар со своими воинами.
В ходе военной операции проведенной китайским военноначальником Баньди в конце 1754— начала 1755 года, были разгромлены и покорены теленгеты междуречья Кобдо и Черного Иртыша входившие в состав Джунгарского Улуса. Часть тёлёсов уведенных вместе с мундусами на территорию современного Киргизстана в 10-х годах 18 века вернулось на Алтай. Весной 1755 года тёлёсы сообщали русским о том, что они «сидели от… мунгальцев в осаде в больших снегах, и от того… пришли в разорение: лошади и рогатый скот у них… весь повалился». [111]
Обеспокоенный военными действиями Цинской империи против Джунгарии, хан Дабачи посылает в Пекин свое посольство во главе со своим сыном, но Цинскую империю мир с Джунгарским Улусом не устраивал, она была заинтересована в полном уничтожении Улуса. В начале 1755 года 200 тысячная цинская армия под предводительством генералов Баньди и Юн Чэня, двинулась на Джунгарский Улус. Главное сражение между войсками Цинов и Джунгарского Улуса произошло на берегах реки Или (На территории современного Киргизской Республики— И.Т.). Встретив ожесточенное сопротивление со стороны войск хана Дабачи, китайские военноначальники Баньди и Юн Чен направили своих парламентеров с ультиматумом: «если он помирится с Амыр-Саной, то цинские войска уйдут из Джунгарии». [112] Хан Дабачи лично хорошо зная Амыр-Сану, его авантюристические качества, ультиматум китайских военноначальников Баньди и Юн Чена отклонил. Второе сражение между цинскими и ханскими войсками состоялось близ местности Алан-Кисан, которое длилось с утра до захода солнца. В сражениях с цинскими войсками на стороне хана Дабачи приняли участие мундусские зайсаны под предводительством тайджи Бату-Менко.
Хан Дабачи в отчаянии бросил оставшее свое войско и вместе с сыном и приближенными бежал в сторону Ак-Суу (современный город в Республике Киргизстан— И.Т.). 8 июля 1755 года хан Дабачи был схвачен правителем Уч— Турфанской крепости Ходжей Сы-беком и передан китайскому генералу Баньди, который перепроводил пленника в Пекин. С пленением хана Дабачи прекратило свое существование феодальное государство: Джунгарский Улус.
ДЖУНГАРИЯ ПОСЛЕ ПОРАЖЕНИЯ.
Летом 1755 года китайские войска заняли на Алтае обширную территорию, эмиссары Цинской империи стали призывать теленгетских зайсанов, принимать китайское подданство. Основная часть теленгетских зайсанов предпочла обратиться к Российской стороне о принятии их в подданство России. 23 августа 1755 года мундус Канзак Бектелев, брат зайсана Буктуша Кумекова прибыл на встречу с представителем Российской стороны Шабалиным в двоеданческую дючину Ерелдея Маачакова. На встрече с Шабалиным демичи Канзак как уполномоченный представитель теленгетских зайсанов заявил о том, что Буктуш Кумеков, Мамукай Малаев, Онба Моймоков, Кучюхай, Тархан Батырев, Бооргол Сутяков, Емзынак Кубашев и Куочелей Оксунов теленгетские «зайсаны не желают быть в подданстве Китая… и просили, чтобы их в Российскую империю принять». [113] Не пожелали стать китайскими поддаными и теленгеты-мундусы уведенные ханом Цэван Рабданом с Южной Сибири в глубь Джунгарии на территорию современной Республики Киргизстан. С аналогичной просьбой к Российским властям в Усть-Каменогорскую крепость обратился мундус, тайджи Теленгетского отока, Бату-Мёнко, писавший: «сильною рукою гонят и склоняют в подданство китайского хана, а они желают быть только в вечном подданстве Российской империи и платить в казну Ея Императорского величества ясак». [114]
После ухода китайской армии, в конце августа 1755 года, в Джунгарии, в долине реки Или, во главе с китайским генералом Баньди остался один гарнизон из 500 воинов маньчжурской и китайской национальности. В распоряжении китайского генерала остались также ойратские князья принявшие до военного похода на Джунгарию китайское подданство. На территории бывшего Джунгарского Улуса остался и нойен Амыр-Сана со своей военной дружиной. Нойен Амыр-Сана стал демонстрировать свою независимость от китайского генерала Баньди и распространять слухи о том, что пока он не станет ханом: в Джунгарии будет хаос. От своего имени он отсылает свои письменные послания о поддержке его в адрес теленгетских зайсанов и казахским султанам. Старается привлечь на свою сторону ойратских тайджи и тайджи Бату-Менко с мундусскими зайсанами. К этому периоду времени количество мундусских зайсанов «достигло полутора— двух десятков. В самых маленьких отоках (зайсанствах— И.Т.) насчитывалось от тысячи до полутора тысяч человек». [115] Остается положить, что общая численность мундусов и их улусных людей составляла от 53 до 70 тысяч человек, исходя из того, что в среднем на одно зайсанство мундусских князей приходилось не менее 3,5 тысяч человек.
Китайский наместник, генерал Баньди отправляет в Пекин донесение о подозрительном поведении нойена Амыр-Саны. В ответном послании генералу Баньди император Китая приказывает арестовать и казнить нойена Амыр-Сану. Исполнить волю императора на территории бывшего Джунгарского Улуса наместник Баньди не рискнул, проще было произвести арест нойена Амыр-Саны в Китае, куда предстояло ему ехать по случаю торжества покорения цинской династией Джунгарского Улуса. Вскоре, в сентябре месяце 1755 года нойен Амыр-Сана в составе делегации халхасского тайджи Дархана Эринчина Доржи отправляется на торжества в Жеке, летнюю ставку цинского императора. По дороге в летнюю ставку императора нойен Амыр-Сана под предлогом посещения своего родного удела бежал. После бегства, нойен Амыр-Сана активизирует свою деятельность, призывает ойратов и монголов поднять восстание против китайского императора. Повстанцы под командованием нойена Амыр-Саны при попытке выхода из гарнизона, возглавляемого китайским генералом Баньди, с верноподдаными китайскому императору ойратскими зайсанами были разбиты.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

 сдвк уголок 80 90 

 Argenta Folk