можно заказать даже в Екатеринбург 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Он правил всего семь лет.
В эти неспокойные времена Инанне удалось восстановить столицу в Эрехе. Для этой цели она избрала человека по имени Лугальзаггеси; он правил двадцать пять лет, пользуясь благосклонностью богов, но затем решил стереть с лица земли Киш и напал на него, чем вызвал ярость Энлиля. Необходимость «сильной руки» во главе царства людей становилась всё более очевидной. На эту роль требовался не участвовавший в распрях человек, который сможет взять власть в свои руки и вновь должным образом исполнять роль царя как единственного посредника между богами и людьми в земных делах.
Такого человека нашла Инанна – во время одного из своих воздушных путешествий.
Их встреча, произошедшая приблизительно в 2400 году до нашей эры, стала началом новой эпохи. Этот человек начал свою карьеру в качестве виночерпия царя Киша. Став правителем центральной Месопотамии, он быстро распространил свою власть на весь Шумер, на соседние страны и даже на далёкие земли. Имя-эпитет этого создателя первой в мире империи звучало как Шарру-Кин («Справедливый Правитель»); современные учебники называют его Сарго-ном Т или Саргоном Великим (рис. 80). Он выстроил себе новую столицу неподалёку от Вавилона и назвал её Агаде («Объединённая»). Мы знаем этот город под именем Аккад – от этого слова произошло название аккадского языка, первого языка семитской группы.
В тексте, известном как «Сказание о Саргоне», царь сам рассказывает свою необычную историю:
Я – Шаррукен, царь могучий, царь Аккада,
Мать моя – жрица, отца я не ведал,
Брат моего отца в горах обитает,
Град мой – Ацупирану, что лежит на брегах Евфрата.
Понесла меня мать моя, жрица, родила меня втайне.
Положила в тростниковый ящик, вход мой закрыла
смолою,
Бросила в реку, что меня не затопила.
Подняла река, понесла меня к Акки, водоносу.
Акки, водонос, багром меня поднял,
Акки, водонос, воспитал меня, как сына.
Акки, водонос, меня садовником сделал.

Рис. 80
Этот рассказ, похожий на жизнеописание Моисея (только написанный за тысячу лет до Моисея), даёт ответ на вполне очевидный вопрос: как мог человек неизвестного происхождения, простой садовник, стать могущественным правителем? Саргон объясняет свой взлёт к вершинам власти так:
Когда садовником был я, – Иштар меня полюбила, И пятьдесят четыре года на царстве был я. Людьми черноголовыми я владел и правил…
Это сдержанное заявление дополняется другим текстом. Встреча между садовником и прекрасной богиней была случайной, но далеко не невинной:
В один из дней, моя Царица,
минуя Землю и Небес пространство,
Инанна,
Небес оставив царство, промчалась над землёй,
над землями Элама и землями Шубура
пронесясь стрелой, приблизилась к рабу, усталая, легла,
и то увидел я из сада моего,
поцеловав, сошёлся с ней.
Инанна – полагаем, что к тому времени она уже проснулась, – обнаружила, что Саргон как раз тот человек, который ей нужен и способен удовлетворить не только её плотские желания, но и политические амбиции. В документе, известном как «Хроники Саргона», говорится о том, что «Саргон, царь Агаде, пришёл к власти в эру Иштар. Он не знал ни соперников, ни противников. Он распространил свою внушавшую ужас власть на все страны. Он пересёк море на востоке и завоевал страну на западе».
Загадочные слова об «эре Иштар» ставили учёных в тупик. Однако понимать их следует буквально: в то время Инанна/Иштар имела возможность посадить на трон своего протеже, который создал бы для неё империю. «Он победил Урук и разрушил его стену… он одержал победу в битве с жителями Ура… он покорил все земли от Лагаша до моря».
Он также завоёвывал территории за пределами древних границ Шумера: «Мари и Элам покорно склонились перед Саргоном».
Объединённое величие Саргона и Инанны нашло своё выражение в новой столице Шумера Агаде и в храме Инанны УЛ.МАШ («сверкающий, роскошный»). В те дни, рассказывает шумерский историографический текст, дома в Агаде были полны золота и серебра, склады ломились от слитков меди, свинца и брусков ляпис-лазури, зернохранилища были доверху набиты зерном. Старики города славились своей мудростью, старухи – красноречием; его юноши были отважными воинами, а лица детей не покидала радость. Весь город был наполнен музыкой.
В этом прекрасном и счастливом городе, «в Агаде, Инан-на воздвигла храм как свою священную обитель». Этот храм считался главным среди тех, которые были построены в честь богини в крупнейших городах Шумера. Заявляя, что «в Эрехе Е-Анна мой», Инанна далее перечисляет свои святыни в Ниппуре, Уре, Гирсу, Адабе, Кише, Дёре, Акшаке и Умме. Последним в этом списке стоит Улмаш в Агаде. «Кто из богов сравнится со мной?» – вопрошает она.
Однако, несмотря на поддержку Инанны, Саргон не смог бы без согласия и благословения Ану и Энлиля стать властителем царства, которое впоследствии получило название Шумер и Аккад.
В двуязычном (составленном на шумерском и аккадском языках) тексте, высеченном на статуе Саргона, которая установлена напротив изображения Энлиля в его храме в Ниппуре, говорится, что Саргон был не только «Повелевающим Смотрителем» Иштар, но и «помазанным жрецом Ану» и «великим наместником Энлиля». Именно Энлиль, писал Саргон, «дал ему господство и царство».
В хрониках Саргона, описывающих его завоевания, Инанна предстаёт перед нами как активная участница сражений, однако общее решение об убедительности победы и размере захваченной территории принимал Энлиль. «Энлиль не позволил никому выступить против Саргона, царя; все земли от Верхнего моря до Нижнего моря он отдал ему». В постскриптуме к «Хроникам Саргона» в «свидетели», которые могут удостоверить правдивость рассказа, призываются Ану, Энлиль, Инна и Уту/Шамаш.
При изучении огромной империи Саргона, протянувшейся от Верхнего моря (Средиземное море) до Нижнего моря (Персидский залив), становится очевидным, что завоевания Саргона не выходили за пределы владений клана Энлиля, а поначалу и вовсе ограничивались территориями Сина и его детей (Инанны и Уту). Саргон дошёл до Лагаша, города Нинурты, и захватил территорию к югу от города, но не тронул сам Лагаш. Он также не расширял свои владения на северо-востоке Шумера, где властвовал Нинурта. Выйдя за границы древнего Шумера, Саргон двинулся на юго-восток, в Элам – эта территория издавна находилась под влиянием Инаны. Но когда царь посягнул на земли к западу от среднего течения Евфрата и на средиземноморском побережье, которым покровительствовал Адад, он «простёрся в молитве перед богом… (и) он дал ему верхние земли Мари, Яр-мули и Эблы, до самого Кедрового леса и Серебряной горы».
«Хроники Саргона» прямо указывают на то, что ему не отдали Тильмун (четвёртый регион, принадлежавший самим богам), а также Маган (Египет) и Мелухху (Эфиопию) во втором регионе, принадлежавшем потомкам Энки. С этими землями он вёл лишь мирную торговлю. В самом Шумере он не претендовал на области, контролируемые Нинур-той, и город, права на который предъявлял Мардук. Однако «в старости» Саргон допустил ошибку:
Он взял земли из основания Вавилона
и построил на этой земле другой Вавилон возле Аккада.
Чтобы понять всю тяжесть этого проступка, необходимо вспомнить, как переводится название Вавилона («Баб-Или») – «Врата Богов». Этот титул и эту функцию присвоил городу непокорный Мардук. Теперь же Саргон, подстрекаемый Инанной и стремящийся исполнить её честолюбивые планы, взял «из основания Вавилона» священную землю, чтобы построить на ней новый «Баб-Или» и таким образом передать титул и функции «Врат Богов» Агаде.
Эти действия Саргона стали поводом для Мардука – о нём не было слышно несколько столетий – напомнить о себе.
Святотатством, которое совершил Саргон,
великий господин Мардук был разгневан
и извёл его народ голодом.
От востока до запада заставил он людей
отвернуться от Саргона;
и на него он наложил кару, что он не знал покоя.
Жестоко подавляя один мятеж за другим, Саргон «не знал отдыха»; опозоренный и подавленный, он умер после пятидесяти лет пребывания на престоле.
ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

ПРЕДДВЕРИИ КАТАСТРОФЫ
Сведения о последних годах «Эры Иштар» дошли до нас из многочисленных сохранившихся текстов. Собранные вместе, они разворачивают перед нами картину невероятных и драматических событий. Это узурпация богиней верховной власти на Земле, разрушение святая святых Энлиля в Ниппуре, проникновение в четвёртый регион армии простых смертных, агрессия Египта, появление в азиатских землях египетских богов, немыслимые прежде поступки и обстоятельства, перевороты в среде богов, в которых правители из числа смертных играли отведённую им роль, а кровь их подданных лилась рекой.
Вновь столкнувшись со своим старым врагом, Инанна не могла позволить себе отступить – она должна была одержать верх любой ценой. Она посадила на место Саргона сначала одного его сына, а затем другого и привлекла к военным действиям вассальных царей из горных районов на востоке, сражаясь, как львица, в попытке сохранить распадающуюся империю. Богиня «обрушила пламя на землю… напала неистовой бурей».
«Ты уничтожала мятежные земли, – рассказывала дочь Саргона в поэме-плаче. – Ты убивала их людей». Богиня обрушивалась на города, которые отказывались признавать её власть, и «их реки наполнялись кровью».
Более двух лет Инанна сеяла смерть и разрушения, пока боги не решили, что единственный способ остановить насилие – это снова отправить Мардука в ссылку. Вернувшись в Вавилон после того, как Саргон попытался вывезти из города священную землю – в основе этого символического действия лежали легендарные события глубокой древности, – Мардук укрепил оборону города. Особое внимание он уделил системе водоснабжения, питавшейся из подземных источников, что сделало город практически неуязвимым. Не имея возможности или желания силой выбивать Мардука из Вавилона, аннунаки обратились за помощью к его брату Нергалу.
Эти события описываются в тексте, который был назван учёными «Миф об Эрре», поскольку древний летописец называл Нергала ЭР.РА – непочтительный эпитет, означавший «слуга Ра». Эту поэму правильнее было бы назвать «Сказание о грехах Нергала», поскольку именно на Нергала возлагается вина за цепь событий, которые в конечном итоге привели к катастрофе. Этот текст служит для нас ценным источником информации, помогающей понять, что происходило на Земле в преддверии катастрофы.
Согласившись выполнить поручение, Нергал/Эрра отправился в Месопотамию, чтобы лично встретиться с Мар-дуком. Прибыв на место, он сначала остановился в Эрехе, «городе Ану, царя всех богов» – не в последнюю очередь для того, чтобы посовещаться с Инанной/Иштар. Затем Эрра поехал на встречу с Мардуком: «Воитель Эрра к Шуанне, граду царя богов, обратился, в Эсагилу, Храм Небес и Земли, вошёл, перед ним предстал он». Эту судьбоносную встречу запечатлел древний художник (рис. 81): оба бога держат в руках оружие, но Мардук, изображённый со шлемом на голове, стоит на возвышении и протягивает брату некий символ гостеприимства.
Сочетая лесть с упрёками, Эрра произносит слова восхищения той реконструкцией Вавилона, которую предпринял Мардук, и особенно системой водоснабжения. Он говорит, что слава Мардука «сияет небесной звездой», но в результате его действий воды лишились другие города. Кроме того, церемония коронации Мардука в святилище Вавилона разгневала других богов. Мардук, заключает Эрра, не должен идти против воли других аннунаков, и особенно против воли Ану. В ответ Мардук, упомянув о переменах, которые произошли на Земле после Всемирного потопа, заявил, что должен взять дело в свои руки:

Рис. 81
После Всемирного потопа
попраны были законы Неба и Земли.
Города богов на широкой всей земле переменились;
они стоят уж не на месте прежнем…
В них вновь побывав, от их бесчестья я содрогнулся;
на место (прежнее) они не возвратились,
число людей в них иссякает…
Возродить моё жилище должен я,
что с лица земли Потопом было смыто;
имя его (я должен) возродить».
Среди несчастий, которые обрушились на Землю после Великого потопа и которые беспокоили Мардука, была и пропажа некоторых принадлежавших богам предметов, и виноват в этой пропаже был сам Эрра. «Где Оракул богов… где Царственный Скипетр… где священный сияюший Камень, который разрушает все?» – спрашивает Мардук. Если его заставят уехать, предупреждает он, разразится катастрофа: «Коль поднимусь я из своего жилища… поднимутся воды и сметут они землю, светлый день омрачится и тьмою станет… злой ветер нагрянет, затмит он зренье всему живому, демоны поднимутся, людей охватит ужас».
После непродолжительного спора Эрра предложил Мар-дуку вернуть «изделья Неба и Земли», если тот сам отправится за ними в Нижний мир. А что касается «работ» Марду-ка в Вавилоне, то беспокоиться не о чём: он (Эрра) войдёт в дом Мардука только затем, чтобы «поставить Крылатых быков Ану и Энлиля у твоих ворот» – статуи крылатых быков действительно были найдены на территории храмов – но система водоснабжения останется в целости и сохранности.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47
 гипермаркеты сантехники в Москве 

 Alma Ceramica Porto