умывальник для ванной комнаты с тумбой 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


«Промчались года за годами», и «начали быстро расти и блестящие члены, и сила мощного Зевса-владыки». Внук любвеобильного Урана, он первое время уделял повышенное внимание миловидным богиням, чем вызывал недовольство их супругов. Но затем он стал добиваться верховной власти. Десять лет длилась война между старыми титанами «с Офрийской горы высочайшей» и рождёнными Реей от Крона молодыми богами «с вершин многоснежных Олимпа».
Гневом, душе причиняющим боль, пламенея друг к другу,
Десять уж лет непрерывно они меж собою сражались,
А разрешенья тяжёлой вражды иль её окончанья
Не приходило, и не было видно конца межусобью.
Чем же была эта война: кульминацией конфликта между двумя соседствующими колониями богов, проявлением соперничества между погрязшими в разврате богами и богинями (матери делили ложе с сыновьями, а племянницы рожали детей от дядьев) или первым случаем восстания молодёжи против старых порядков? «Теогония» не даёт прямого ответа на этот вопрос, но последующие произведения греческой литературы позволяют предположить, что все эти противоречия сплелись в единый клубок, в результате чего разразилась долгая и упорная война между старыми и молодыми богами.
Именно эту войну Зевс рассматривал как возможность захватить верховную власть, свергнув отца и тем самым вольно или невольно выполнив пророчество, услышанное Кроном.
Первым делом Зевс решил освободить «братьев своих и сестёр Уранидов, которых безумно вверг в заключенье отец». В благодарность три циклопа вручили ему божественное оружие, которое Гея спрятала от Урана, – гром и палящую молнию. Кроме того, Аид получил волшебный шлем, который делал его обладателя невидимым, а Посейдону подарили трезубец, способный сотрясать море и землю.
Чтобы восстановить силы обретших свободу сторуких великанов, Зевс подал им «нектар с амвросией – пищу, которой питаются сами», а затем обратился с такой речью:
Слушайте, славные чада, рождённые Геей с Ураном!
Слово скажу я, какое душа мне в груди приказала.
Очень уж долгое время, сражаяся друг против друга,
Бьёмся мы все эти дни непрерывно за власть и победу, –
Боги-Титаны и мы, рождённые на свет от Крона.
Встаньте навстречу Титанам, в жестоком бою покажите
Страшную силу свою и свои необорные руки.
Таким образом, объединились «все они… – мужчины, равно как и жены, – Боги-Титаны и те, что от Крона родились, а также те, что на свет из Эреба при помощи Зевсовой вышли». Против этого союза выступили старшие титаны, которые тоже «с своей стороны укрепили фаланги».
Яростная битва кипела и на земле, и на небе.
Заревело ужасно безбрежное море,
Глухо земля застонала, широкое ахнуло небо
И содрогнулось; великий Олимп задрожал до подножья
От ужасающей схватки. Тяжёлое почвы дрожанье,
Ног топотанье глухое и свист от могучих метаний
Недр глубочайших достигли окутанной тьмой преисподней.
Одна из строф «Теогонии», в которой говорится о боевом кличе сражающихся богов, удивительным образом напоминает фрагмент из рукописей Мёртвого моря:
Так они друг против друга метали стенящие стрелы.
Тех и других голоса доносились до звёздного неба.
Криком себя ободряя, сходилися боги на битву.
Сам Зевс проявил «всю свою силу», поражая врагов Божественным Оружием:
И немедленно с неба, а также с Олимпа,
Молнии сыпля, пошёл Громовержец-владыка. Перуны,
Полные блеска и грома, из мощной руки полетели
Часто один за другим; и священное взвихрилось пламя.
Жаром палимая, глухо и скорбно земля загудела,
И затрещал под огнём пожирающим лес неиссчетный.
Почва кипела кругом. Океана кипели теченья
И многошумное море.
Затем Зевс метнул мощный заряд (рис. 13) в гору Офир, и произведённый им эффект напоминает то, что происходит при ядерном взрыве:
Титанов подземных жестокий
Жар охватил, и дошло до эфира священного пламя
Жгучее. Как бы кто ни был силён, но глаза ослепляли
Каждому яркие взблески перунов летящих и молний…
Всякий, наверно, сказал бы, что небо широкое сверху
Наземь обрушилось, – ибо с подобным же грохотом страшным
Небо упало б на землю, её на куски разбивая, –
Столь оглушительный шум поднялся от божественной схватки…

Рис. 13
Кроме оглушающего грохота, слепящей вспышки и невыносимого жара, взрыв поднял мощнейшую бурю:
С рёвом от ветра крутилася пыль, и земля содрогалась;
Полные грома и блеска, летели на землю перуны…
Такова была сила Божественного Оружия Зевса. Когда противоборствующие стороны увидели, что произошло, «шум поднялся несказанный от ужасающей битвы, и мощь проявилась деяний. Жребий сраженья склонился». Битва подходила к концу: боги побеждали титанов.
Трое сторуких гигантов «в первых рядах сокрушающее-яростный бой возбудили» и сокрушили титанов при помощи «камней», или переносных ракетных установок. Титанов заковали в цепи и отправили «в недра широкодорожной земли». Охранять пленников остались «Котт, Бриарей большедушный и Гиес, верные стражи владыки, эгидодержавного Зевса».
Зевс уже был готов объявить о своём верховенстве среди богов, но неожиданно у него появился новый противник. «После того как Титанов прогнал уже с неба Кронион, младшего между детьми, Тифоея, Земля-великанша на свет родила, отдавшись объятиям Тартара страстным». Тифоей, или Тифон, был настоящим чудовищем:
Силою были и жаждой деяний исполнены руки
Мощного бога, не знал он усталости ног; над плечами
Сотня голов поднималась ужасного змея-дракона.
В воздухе тёмные жала мелькали. Глаза под бровями
Пламенем ярким горели на главах змеиных огромных.
Взглянет любой головою – и пламя из глаз её брызнет.
Глотки же всех этих страшных голов голоса испускали
Невыразимые, самые разные: то раздавался
Голос, понятный бессмертным богам, а за этим как будто
Яростный бык многомощный ревел оглушительным рёвом;
То вдруг рыканье льва доносилось, бесстрашного духом,
То, к удивлению, стая собак заливалася лаем,
Или же свист вырывался, в горах отдавался эхом.
По свидетельству Пиндара и Эсхила, Тифон имел гигантский рост – его голова «доставала до звёзд».
«И совершилось бы в этот же день невозвратное дело», – пишет Гесиод. Тифон почти неизбежно «стал бы владыкою… над людьми и богами Олимпа». Но Зевс был начеку и, не теряя времени, атаковал противника.
Последовавшие сражения были не менее яростными, чем битва богов с титанами, потому что змееподобный Ти-фон имел крылья и мог летать в небесах точно так же, как Зевс (рис. 14).
Зевс «загрохотал… могуче и глухо, повсюду ответно страшно земля зазвучала, и небо широкое сверху, и Океана теченья, и море, и Тартар подземный». Теперь Божественное Оружие уже использовали оба противника:
И земля застонала.
Жаром сплошным отовсюду и молния с громом, и пламя
Чудища злого объяли фиалково-тёмное море.
Все вкруг бойцов закипело – и почва, и море, и небо.
С рёвом огромные волны от яростной схватки бессмертных
Бились вокруг берегов, и тряслася земля непрерывно.
В подземном мире «в страхе Аид задрожал, повелитель ушедших из жизни, затрепетали Титаны». Враги преследовали друг друга на небе и на земле, и Зевсу удалось первому поразить молнией противника. Он «страшные головы сразу спалил у чудовища злого», и Тифон рухнул на землю:

Рис. 14
И укротил его Зевс, полосуя ударами молний.
Тот ослабел и упал. Застонала Земля-великанша.
После того как низвергнул перуном его Громовержец,
Пламя владыки того из лесистых забило расселин
Этны, скалистой горы. Загорелась Земля-великанша
От несказанной жары и, как олово, плавиться стала, –
В тигле широком умело нагретое юношей ловким
Так же совсем и железо – крепчайшее между металлов…
Так-то вот плавиться стала Земля от ужасного жара.
Несмотря на чудовищные разрушения, вызванные падением Тифона, сам Зевс был бессмертен. Согласно Гесиоду он «в Тартар широкий… Тифоея забросил». Эта победа окончательно укрепила первенство Зевса среди богов, и он занялся таким важным делом, как продолжение рода, – многочисленных детей ему рожали как официальные жены, так и любовницы.
В «Теогонии» описывается только одна битва Зевса с Тифоном, но в других греческих источниках говорится, что это была последняя схватка, которой предшествовал ряд сражений, в которых Зевс потерпел поражение. Сначала Зевс сошёлся с Тифоном в рукопашном бою, сражаясь серпом, который дала ему мать для совершения «злодейства» – помимо всего прочего, он собирался оскопить Тифона. Но Тифон поймал Громовержца в сети, отнял у него серп и перерезал им сухожилия на руках и ногах Зевса, а потом запер беспомощного противника вместе с его оружием в пешере.
Но боги Пан и Гермес нашли пещеру, вернули Зевса к жизни, связав разрезанные сухожилия, и возвратили ему оружие. Зевс выбрался из пещеры и на «крылатой колеснице» вернулся на Олимп, где пополнил запас молний для своего «Перуна». Потом Зевс снова атаковал Тифона, заманив его на гору Ниса, где парки обманом заставили чудовище отведать еды смертных, и вместо того, чтобы обрести небывалую силу, он ослабел. Сражение возобновилось в небе над горой Гемус во Фракии, затем продолжилось над вулканом Этна на Сицилии и завершилось над горой Касий на азиатском побережье Средиземного моря. Там Зевс своим «Перуном» поразил Тифона с небес.
Сходство между битвами, используемым в них оружием, местами сражений, а также эпизодами, рассказывающими о кастрации, расчленении и возвращении к жизни – и все это в борьбе за право наследования – убедили Геродота (и других историков классической эпохи), что греки позаимствовали свою теогонию у египтян. Пан отождествлялся с египетским богом в облике барана, а Гермес – с богом Тотом. Сам Гесиод рассказывает, что, когда Зевс возлёг на ложе со смертной женщиной Алкменой, чтобы она родила ему героя Геракла, он под покровом ночи тайком ускользнул с Олимпа и отправился в страну Тифанион, где остановился на вершине горы Фикион («гора Сфинкса»). В этих легендах «Грозный сфинкс», который появился на свет «в гибель кад-мейцам», тоже имеет отношение к Тифону и его владениям. Аполлодор сообщает, что, когда новорождённый Тифон вырос до гигантских размеров, боги поспешили в Египет, чтобы посмотреть на невиданное чудовище.
Большинство учёных придерживаются мнения, что гора Касий, над которой разворачивалась последняя битва между Зевсом и Тифоном, расположена вблизи устья реки Оронт (на территории современной Сирии). Однако Отто Эйс-фельд (в работе «Baal Zaphon, Zeus Kasios und der Durchgang der Israeliten durches Meer») сумел доказать, что в древности существовала ещё одна гора с таким же названием – возвышенность на Сербонийском выступе, выдающемся из Синайского полуострова в Средиземное море. Он предположил, что в древних мифах речь идёт именно об этой горе.
И вновь мы приходим к выводу о достоверности сведений, собранных Геродотом в Египте. Описывая сухопутную дорогу в Египет через Финикию («История», книга III, 5), он пишет, что земли сирийцев протянулись «до озера Сер-бониды, вдоль которого к морю тянется гора Касий. А от озера Сербониды, где, по преданию, погребён Тифон, – от этого озера начинается уже Египет».
Греческий и египетский мифы вновь сошлись в одной точке – на Синайском полуострове.
Древние греки обнаружили многочисленные связующие звенья между греческой и египетской теогониями, но ещё более удивительные параллели были отмечены европейскими учёными девятнадцатого века с мифами такой далёкой страны, как Индия.
В конце девятнадцатого века европейцы овладели санскритом – языком древней Индии – и сразу же пришли в восторг от переводов ранее неизвестных на Западе произведений. Поначалу изучением литературы на санскрите, индийской философии и мифологии занимались преимущественно британцы, но к середине девятнадцатого столетия пальма первенства перешла к немецким учёным, поэтам и мыслителям. Выяснилось, что санскрит является прародителем всех индоевропейских языков (к которым относится и немецкий), а говорившие на нём племена пришли в Индию с берегов Каспийского моря – это были арии, которых немцы также считали своими предками.
Главным произведением древнеиндийской литературы считаются Веды, священные тексты, которые, как верят индусы, были написаны «не людьми», а богами в незапамятные времена. Эти устные предания принесли на полуостров Индостан племена ариев во втором тысячелетии до нашей эры. С течением времени утрачивалось все больше стихов, которых изначально насчитывалось около 100 тысяч, пока примерно в 200 году до нашей эры неизвестный мудрец не записал сохранившиеся строфы, разделив их на четыре части: Ригведу (Веду гимнов), состоящую из десяти книг, Сама-веду (Веду напевов), Яджурведу (священные молитвы) и Ат-харваведу (заклинания и заговоры).
Со временем различные составляющие Вед и возникшие на их основе вспомогательные тексты (мантры, брахманы, араниаки и упанишады) дополнились неведическими Пура-нами (Древние письмена). Вместе с грандиозными эпическими поэмами «Рамаяна» и «Махабхарата» они представляют собой источник арийских и индуистских легенд и мифов, в которых рассказывается о Небе и Земле, о богах и героях.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47
 https://sdvk.ru/Dushevie_kabini/s-vysokim-poddonom/ 

 польская плитка paradyz