Недорогой магазин dushevoi.ru 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


Скопировал и перевёл версию, записанную на табличках из Ашура, которые хранились в Берлинском музее, Генрих Циммерн. Его лекция с изложением интерпретации этого текста, которую он прочёл в сентябре 1921 года, вызвала переполох среди теологов. Причина состояла в том, что он рассматривал эту легенду как дохристианскую мистерию, рассказывающую о смерти и воскрешении бога, как непосредственную предшественницу христианских легенд. В 1923 году Стивен Лэнгдон включил перевод этого текста в собрание новогодних месопотамских мистерий, назвав его «Смерть и воскрешение Бела-Мардука». В комментарии подчёркивались параллели с новозаветным преданием о смерти и воскрешении Христа.
Однако, как мы узнаем из текста, Мардук, или Бел («Господин»), не умер. Он действительно был замурован внутри Великой пирамиды, как в гробнице, но его погребли заживо.
Древний «сценарий» начинается со знакомства с актёрами. Первый из них – это «Бел, внутри горы заточенный». Второй изображает вестника, который приносит известие о заточении Мардука его сыну Набу. Потрясённый этой новостью, Набу спешит к горе на своей колеснице. В тексте сообщается, что «в доме на краю горы» он подвергся допросу со стороны стражников. Отвечая на вопросы, он сообщает своё имя: «Набу из Борсиппы». Он пришёл проведать заключённого в темницу отца.
Затем на сцену выскакивают множество актёров – это «люди, спешащие вдоль улиц». Они ищут Бела, спрашивая: «Где его держат в заточении?» Из текста мы также узнаем, что после того, как Бела заперли внутри горы, в городе начался мятеж, и беспорядки выплеснулись за его пределы. Далее на сцене появляется Сарпанит, сестра-жена Мардука. Она беседует с вестником, который, обливаясь слезами, сообщает: «В Горе они заперли его». Она показывает Сарпанит одежду Мардука, предположительно в пятнах крови, и говорит, что с Мардука сняли одеяние, вместо которого дали «одежды наказания». При этом публике показывают саван. Это означает, что Мардук в саркофаге. Его похоронили!
Сарпанит отправляется к сооружению, символизирующему гробницу Мардука, и видит там группу скорбящих. В тексте объясняется, кто это:
Те и эти, которые плачут,
после того, как его заперли боги,
отделив от живущих.
В Дом Пленения,
от солнца и света,
в темницу его заключили.
Драма достигает кульминации: Мардук мёртв…
Но подождите – надежда ещё не потеряна! Сарпанит возносит мольбу к двум богам, которые могут упросить Инанну отменить приговор Мардуку – к её отцу Сину и брату Уту/Шамашу: «Она молит Сина и Шамаша, повторяя: «Подарите жизнь Белу!»
На сцене по очереди появляются жрецы, звездочёт и вестники, которые читают молитвы и заклинания. Приносятся жертвы Иштар, «чтобы она проявила милосердие». Верховный жрец обращается к верховному богу, к Сину и к Шамашу: «Воскресите Бела!»
Тут действие совершает неожиданный поворот. Внезапно начинает говорить актёр, исполняющий роль Мардука; он одет в саван с пятнами засохшей крови. «Я не преступник, отпустите меня!» – восклицает он, добавляя, что верховный бог пересмотрел его дело и признал невиновным.
Но кто же настоящий убийца? Внимание зрителей привлекается к дверному проёму – это дом Сарпанит в Вавилоне. Преступник схвачен. Через дверной проём видна его голова: «Это голова злодея, которого они должны убить».
Вернувшийся в Борсиппу Набу спешит в Вавилон и допрашивает арестованного. Нам не сообщается имя преступника – мы узнаем лишь то, что Набу видел его в обществе Мардука. «Вот преступник», – объявляет Набу, определяя судьбу пленника.
Жрецы хватают злодея и убивают его. Тело кладут в гроб и уносят. Убийца Думузи заплатил за злодеяние своей жизнью.
Но искупил ли Мардук – ставший невольной причиной смерти Думузи – свою вину? На сцене вновь появляется Сарпанит «в одеждах искупленья». Она стирает кровь с одежды и совершает символическое омовение рук. Во всех «священных местах Бела» зажигают факелы. И вновь возносится молитва к верховному богу. Здесь вновь прославляется могущество Нинурты, который после победы над Зу стал первым среди богов – вероятно, для того, чтобы рассеять опасения, что освобождённый Мардук станет претендовать на верховную власть. Молитва услышана, и верховный бог посылает вестника богов Нуску «сообщить (хорошую) весть всем богам».
В качестве жеста доброй воли Гула (супруга Нинурты) посылает Сарпанит новую одежду и сандалии для Мардука; появляется также самоходная колесница Мардука. Но Сарпанит в растерянности: она не может понять, как её мужа освободят из гробницы, которую невозможно открыть: «Как освободят его, того, кто не может выйти?»
Вестник богов Нуску объясняет ей, что Мардук выйдет через СА.БАД, «пробурённый сверху вход». Он говорит, что это
Далат бири ша икабину илани
Дверь-шахта, которую проделают боги;
Шуну итасрушу ина биты итарба
Вихрь они поднимут и в жилище его войдут.
Далта ина панишу итедили
Дверь, запертую перед ним,
Шуну хуррате ина либби далти упталишу
Вихрем разрушающим снаружи они пророют извилистый ход;
Караби ина либби аппушу
Приблизившись, к середине они пробьются.
Это описание способа, которым освободят Мардука, казалось учёным бессмысленным, но на наш взгляд оно абсолютно логично. Как уже упоминалось выше, после завершения строительства пирамиды извилистый участок С вертикальной шахты не существовал. Это та самая «дверь-шахта, которую проделают боги», чтобы вызволить Мардука.
Имея в своём распоряжении схему пирамиды, аннунаки понимали, что самый короткий и быстрый путь к умирающему от голода Мардуку – это туннель, соединяющий уже существовавшие участки В и D. Требовалось пройти всего тридцать два фута через относительно мягкие известняковые блоки: это можно было сделать за несколько часов.
Убрав камень, прикрывающий вход из нисходящего коридора в участок G вертикальной шахты, спасательная команда быстро поднялась по участкам F и Е. Там, где отрезок Е соединялся с вертикальным участком D, вход в грот загораживал гранитный блок; его отодвинули, и он до сих пор лежит внутри грота – как показано на рис. 70. Теперь спасатели преодолели небольшое расстояние по вертикальному участку D и оказались перед первым рядом кладки из известняковых блоков.
В тридцати двух футах от них – вверх и немного в сторону – находилось дно вертикального участка В, через который можно было попасть в Большую галерею.
Но кто лучше самих строителей, знавших о расположении внутренних помещений и имевших в своём распоряжении схему пирамиды, мог знать, каким образом прокладывать изгибающийся туннель С?
Мы убеждены, что именно спасители Мардука, которые с помощью имевшихся у них инструментов пробили туннель между отрезками В и D: «…снаружи они пророют извилистый ход».
Добравшись до участка В, они миновали короткий горизонтальный проход А.
Здесь любой чужак был бы вынужден остановиться, увидев перед собой каменную стену. И вновь мы считаем, что только аннунаки, имевшие в своём распоряжении схему пирамиды, могли знать, что за каменной стеной находится Большая галерея, Камера царицы и остальные верхние комнаты и коридоры пирамиды.
Чтобы попасть в эти помещения и проходы, нужно было удалить клинообразный камень пандуса (рис. 72). Но он был пригнан настолько плотно, что его не удалось даже сдвинуть с места.
Если бы спасатели просто вытащили камень, то он остался бы там, в Большой галерее. Между тем на этом месте зияет большая дыра, и все, кто осматривал её, неизменно описывали свои впечатления словами «взорвана» или «прорвана». Причём сделано это было не со стороны галереи, а из шахты – «отверстие выглядит так, будто стена была разорвана изнутри огромной силой» (Рутерфорд «Pyramido-logy»).
Ответ на эту загадку мы снова находим в месопотамском тексте. Камень действительно был разрушен со стороны горизонтального участка шахты, потому что именно оттуда шли спасатели. И стена действительно «была разорвана изнутри огромной силой», или, как сказано в древнем тексте: «Приблизившись, к середине они пробьются». Осколки известнякового блока скатились вниз по восходящему проходу к гранитным заглушкам, где их нашли люди аль-Мамуна. В результате взрыва образовалась мелкая белая пыль, слой которой обнаружили на полу Большой галереи арабы – немое свидетельство древнего взрыва и оставленной им дыры.
Проникнув в Большую галерею, спасатели вывели Мар-дука из пирамиды – тем же путём. Вход в нисходящий коридор был вновь замурован и оставался закрытым, пока его не обнаружили люди аль-Мамуна. Гранитные заглушки остались на месте, и треугольный камень надёжно скрывал их и восходящую галерею на протяжении многих тысячелетий.
А внутри пирамиды верхние и нижние помещения остались соединёнными грубым извилистым лазом.
А что случилось с освобождённым пленником пирамиды?
Месопотамские источники утверждают, что его отправили в ссылку; в Египте бог Ра получил эпитет «Амон», что значит «Скрытый».
Приблизительно в 2000 году до нашей эры он вновь появился на исторической сцене и вновь предъявил права на престол. Эти амбиции дорого обошлись человечеству.
ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

«Я ЦАРИЦА!»
История Инанны/Иштар – это история «богини, которая добилась всего сама». Она не входила в число Древних Богов, то есть первой группы астронавтов, прибывших с Двенадцатой Планеты, а также не была первенцем ни одного из них, но тем не менее сумела получить высокий статус и войти в Пантеон Двенадцати. Ради этой цели она безжалостно пользовалась как своим умом, так и красотой. Это была богиня войны и богиня любви, среди возлюбленных которой числились и боги, и люди. Именно ей было суждено пережить настоящую смерть и настоящее воскрешение.
Ввиду того что смерть Думузи стала следствием желания Инанны стать царицей всей Земли, заточение Мардука и его последующая ссылка не могли удовлетворить её. Теперь, бросив вызов старшему по рангу богу и победив его, она считала, что тоже должна иметь собственные земли. Но где?
По свидетельству шумерских текстов, в том числе легенды «Нисхождение Инанны в Нижний мир», Думузи похоронили на юге Африки, в Стране Копей. Это были владения сестры Инанны Эрешкигаль и её супруга Нергала. Энлиль, Нанна и даже Энки отговаривали богиню от опасного путешествия, но она «с Великих Небес к Великим Недрам помыслы обратила». Оказавшись у ворот города, который был столицей её сестры, Инанна на вопрос привратника, к кому она идёт, сказала: «К великой владычице, Эрешкигаль, ибо мёртв Гугальанна, её супруг, – погребальные травы ему воскурить».
Было бы логично предположить, что сестры обрадуются встрече, которая будет пронизана сочувствием к овдовевшей Инанне. Однако Инанну, которая явилась без приглашения, встретили с нескрываемым подозрением. Проходя через семь ворот, ведущих в город Эрешкигаль, она лишилась всех символов и атрибутов божественной власти. Когда Инан-на наконец предстала перед Эрешкигаль, то увидела сестру на троне в окружении семи судей-аннунаков. Эрешкигаль «на Инанну взглянула – взгляд её смерть! Слова изрекла – в словах её гнев!» Вместо радушной встречи Инанну ждало наказание: её «обратили в труп» и подвесили на крюк. Спасло её лишь вмешательство Энки.
В шумерских текстах не объясняются причины такого жестокого обращения с Инанной и не приводятся «гневные слова» её судей. Однако из первых строк легенды мы узнаем, что, отправляясь в подземный мир, Инанна говорит своему послу Нуску, чтобы тот просил за неё перед собранием богов. Таким образом, присутствие на похоронах было всего лишь предлогом; на самом деле она хотела разжалобить богов и заставить их удовлетворить её просьбу.
У первых же ворот подземного царства Инанна угрожала применить силу, если её не впустят. Когда весть о её прибытии дошла до Эрешкигаль, она побледнела и громко спросила, с какой целью пришла сестра. Когда богини встретились, Эрешкигаль «крик издала – проклятья крик!» Вероятно, намерения Инанны представляли опасность для Эрешкигаль.
Мы уже отмечали, что многие библейские законы и обычаи, касающиеся семьи и брака, были очень похожи на те, которыми руководствовались аннунаки, и отношения с единокровными сёстрами – это всего лишь один из примеров. Мы убеждены, что разгадать планы Инанны нам поможет Пятая книга Моисеева, или Второзаконие, в которой изложены нормы социального поведения. В главе 25 (строфы 5-10) рассматривается ситуация, когда женатый мужчина умирает, не оставив наследника мужского пола. Если у умершего был брат, то вдова не имеет права выйти «на сторону за человека чужого». Брат – даже женатый – обязан жениться на овдовевшей невестке, и первенец, которого она родит, «останется с именем брата его умершего, чтоб имя его не изгладилось».
На наш взгляд, именно этим обычаем объясняется рискованное путешествие Инанны. Дело в том, что Эрешкигаль была замужем за Нергалом, братом умершего Думузи, и Инан-на решила, что закон должен соблюдаться… Известно, что обязанность жениться на невестке ложилась на старшего брата, то есть в данном случае на первенца Энки Мардука. Но Мардука признали виновным в смерти Думузи и отправили в ссылку. Имела ли Инанна право требовать, чтобы следующий по старшинству брат женился на ней, и она могла бы родить законного наследника Думузи?
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47
 интернет магазин сантехники в Москве 

 biselado