https://www.dushevoi.ru/products/tumby-s-rakovinoy/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


Это был 2024 год до нашей эры.
В своих автобиографических мемуарах Мардук вспоминает, что рассчитывал на триумфальное возвращение в Вавилон, на начало новой эры благополучия и процветания для его граждан. Он планировал утверждение новой династии царей и предвидел, что первой задачей нового правителя станет восстановление Эсагиля, храма-зиккурата в Вавилоне, согласно новому «плану Неба и Земли» – то есть в соответствии с новой Эрой Овна.
Вне всякого сомнения, Мардук был знаком с убранством храма-зиккурата Нинурты в Лагаше и рассчитывал, что его собственный новый храм Эсагиль («дом Великих Богов») будет богато украшен драгоценными металлами. А когда строительство завершится, астрономы-священники поднимутся на ступени зиккурата и «обозреют небеса», подтвердив принадлежащее ему по праву верховенство.
Когда в конце концов началось строительство Эсагиля, он возводился в соответствии с очень подробным и точным планом: ориентация и различные ступени зиккурата были такими, что его верхушка смотрела прямо на звезду Ику (рис. 33), самую яркую звезду в созвездии Овна.
Однако амбициозным планам Мардука было суждено воплотиться далеко не везде. В тот же год, когда он начал свой поход на Вавилон во главе войска западных народов, собранного Набу, на Ближнем Востоке разразилась самая ужасная катастрофа древности – ничего подобного ни человечество, ни Земля еще не переживали.
Мардук думал, что предзнаменования очевидны и поэтому боги и люди без особого сопротивления примут его претензии на верховенство. В своих воспоминаниях он писал, что призвал всех богов подчиниться ему, а всех людей приносить дань в Вавилон. Однако ответом ему была тактика выжженной земли: противники начали уничтожать и посевы, и скот. Наступление получилось жестоким и кровавым. «Брат шел на брата, друзья убивали друзей, трупы мешали пройти». Страна превратилась в пустыню, дикие животные пожирали людей, стаи собак могли растерзать человека до смерти.
По мере того, как наступление сторонников Мардука продолжалось, участились случаи осквернения храмов и святилищ других богов. Ужаснейшим святотатством было разрушение храма Энлиля в Ниппуре, который до этого был почитаемым религиозным центром для всех народов. Узнав, что мятежники не пощадили даже святая святых, Энлиль поспешил в Месопотамию. Он спустился с небес «в сиянии, подобном молнии», а впереди него шли боги в богатых одеждах. Увидев, что случилось, Энлиль решил принять меры против Вавилона. Он дал поручение Нинурте и Нергалу захватить Набу и доставить его на Совет Богов. Но они обнаружили, что Набу покинул свой храм в Борсиппе на берегу Евфрата и прятался среди своих сторонников в Ханаане и на берегу Средиземного моря.
Собравшись на Совет, руководители ануннаков стали думать, что делать дальше, и обсуждение это продолжалось «день и ночь без перерыва». Только Энки высказался в защиту своего сына. Зачем нужно сопротивляться, спросил он, если люди поддержали возвышение Мардука. Он осудил Нергала за действия против брата, но Нергал возразил, что небесные знамения были неправильно интерпретированы. Он предложил, чтобы Шамаш, бог Солнца, и Нанна, бог Луны, еще раз проанализировали небесные знамения и рассказали о них людям. Говоря о звезде, чья идентичность вызывала споры, Нергал заявил, что среди звезд на небесах видел мерцающую «лисью звезду». Он рассказывал и о других знамениях – «ослепительных звездах, несущих меч», то есть о прочерчивающих небеса кометах. Он хотел знать, что сулят эти небесные знаки.
Спор между Энки и Нергалом становился все ожесточеннее, и Нергал в припадке гнева заявил, что необходимо использовать «то, что окружено сияющим покровом» и таким образом истребить грешников. Нет иного способа остановить Мардука и Набу, кроме как использовать «ужасных семь орудий», которые были спрятаны где-то в Африке, в месте, известном только ему. Это оружие способно превратить землю в пыль, «поднять на воздух» города, «вспенить» море, уничтожая всех его обитателей и «превращать людей в пар». Описание этого оружия и последствий его применения не оставляет сомнений в том, что имелось в виду ядерное оружие.
Инанна напомнила богам, что нужно торопиться, потому что времени остается все меньше, а также посоветовала продолжить обсуждение в ограниченном составе, чтобы план компании не стал известен Мардуку (вероятно, в возможном предательстве подозревался Энки). В уединении храма Эмеслам слово взял Нинурта. Он сказал, что время дискуссий закончилось, и потребовал, чтобы ему разрешили действовать.
Жребий был брошен.
Из всех дошедших до нас текстов, описывающих последовавшие за этим решением события, самым значительным и самым неповрежденным является «Миф об Эрре». В нем подробно приводятся аргументы в споре и опасения относительно возможного захвата Мардуком космопорта и его инфраструктуры. Дополнительные детали можно найти в «Текстах Кедорлаомера» и надписях на различных клинописных табличках. Все они описывают роковой конфликт, о кульминации которого мы можем прочесть в главах 18 и 19 Книги Бытия: «ниспровержение» Содома и Гоморры, а также «всю окрестность сию, и всех жителей городов сих, и произрастания земли».
Однако уничтожение «городов грешников» имело лишь второстепенное значение. Основной целью удара был космопорт на Синайском полуострове. Как свидетельствует месопотамский текст, Нинурта и Нергал стерли с лица земли все, что находилось на этом месте, превратив его в пустыню. Это произошло в 2024 году до нашей эры. Свидетельства катастрофы можно найти и четыре тысячи лет спустя – это огромная впадина в центре Синая и следы разломов, а также огромное пространство вокруг, покрытое черными камнями, и следы радиации на юге Мертвого моря.
Последствия ядерного удара оказались очень серьезными. Несмотря на то что сами вспышки взрывов не были видны, а колебания земли и не ощущались в Месопотамии, попытка спасти Шумер, его богов и его культуру имела обратный эффект и привела к уничтожению шумерской цивилизации.
Ужасный конец Шумера и его крупных городов описан в многочисленных «плачах», длинных поэмах, в которых оплакивается уничтожение Ура, Ниппура, Урука, Эриду и других городов, известных и не очень. Бедствия, обрушившиеся на богатые и цветущие земли, подробно перечислены в длиной поэме «Плач о разрушении Ура», состоящей из 440 строф. Процитируем лишь некоторые из них:
Люди, как черепки, на улицах лежали;
высокие ворота, через которые
они проехать собирались,
мертвые тела загромоздили;
на площадях, куда на праздник народ сходился,
бездыханные тела лежали в беспорядке;
все улицы, по которым они проехать собирались,
загромоздили мертвые тела;
и там, где прежде пировал народ,
грудами лежали люди.
В житницах Наины не стало зерна
Не слышно веселья богов на шумных пирах;
в трапезных залах иссякло вино и мед…
В храмах печи не пекут мяса быков и овец;
в Храме Великом Нанны смолкли все звуки:
в доме божественном, где звучали приказы о быках,
странно и страшно молчанье его…
Ступа и пест без дела скучают…
На кораблях не везут богатых даров…
Людям Ниппура, града Энлиля-царя,
хлеба не станет.
Реки берега опустели,
по водам ее ладья ни одна не пройдет…
Траву берегов нога не примет человека;
все зарастает вокруг.
Долгое время ученые придерживались мнения, что различные «плачи» рассказывают о действительно имевших место, но не связанных между собой случаях разрушения шумерских городов захватчиками с запада, востока и севера. В одной из предыдущих книг мы высказали предположение, что все тексты имеют отношение к одной катастрофе, разразившейся на всей территории страны, к неожиданному страшному бедствию, от которого было невозможно ни защититься, ни спрятаться. В настоящее время эта теория одной внезапной и ужасающей катастрофы завоевывает все большее признание среди специалистов, однако связь между этой катастрофой и уничтожением «городов грешников» и космопорта на западе все еще требует доказательств. По нашему мнению, после взрыва на Синае образовался атмосферный вакуум, в результате чего сильнейший вихрь понес радиоактивное облако на восток – в Шумер. Различные дошедшие до нас тексты, а не только «плачи», описывают и саму катастрофу, и ужасную бурю, «Злобный Ветер», прямо связывая его возникновение с тем памятным днем, когда вблизи средиземноморского побережья произошел ядерный взрыв:
В день тот, когда небеса содрогнулись и земля сотряслась, по земле вихрь пронесся… Когда небеса потемнели, словно тенью покрытые…
В тот день с небес обрушился сильнейший шторм, уничтоживший все живое. Этот «Злобный Ветер» сопровождался нестерпимой жарой. Солнце померкло, а ночью на небе нельзя было увидеть звезды.
Люди, напуганные, едва могли дышать;
Злобный Ветер зажал их в тиски,
дня одного еще он им не даст…
Рты увлажнились кровью,
головы кровью сочатся…
От Злобного Ветра бледнеет лицо.
После того как смертоносное облако двинулось дальше, город превратился в пустыню.
Все опустели города, пустые стоят дома,
Никто по улицам не ходит, никто не бродит по дорогам…
На берегах рек Тигра и Евфрата
лишь чахлые растения росли;
В болотах поднимались вяло камыши,
гнилые на корню…
В садах и городах все умерло,
ничто не прорастает.
Эта несущая смерть буря угрожала даже богам. В «плачах» перечисляются буквально все главные города Шумера, где боги покинули свои обители, храмы и святыни – ив большинстве случаев не вернулись. Некоторые в панике бежали, увидев смертоносное облако. Инанна, поспешившая укрыться в безопасном месте, потом жаловалась, что ей пришлось оставить драгоценности и другое имущество. Однако так было не везде. В Уре Нанна и Нингаль отказались бросить своих сторонников и обратились к великому Энлилю с просьбой сделать все возможное, чтобы предотвратить катастрофу, но Энлиль ответил, что судьба Ура предопределена. Божественная чета пережила кошмарную ночь в Уре, проведя ее в «термитов доме» (подземной комнате) в зиккурате. Утром Нингаль поняла, что Наннар/Син заболел, «поспешно облачилась» и покинула любимый город вместе с больным супругом. В Лагаше, где в отсутствие Нинурты в Гирсу оставалась одна Бау, богиня никак не могла заставить себя уехать. Она медлила, «горько оплакивая священный храм и город». Задержка едва не стоила ей жизни. (Некоторые ученые считают, что следующие строки поэмы, сообщающие о том, что смертоносная буря настигла ее, как простых смертных, указывают, что Бау действительно погибла.)
Пронесшись над Шумером и Аккадом, «Злобный Ветер» коснулся и Эриду, города Энки на юге империи. Энки укрылся от смертоносного облака, но недалеко, чтобы иметь возможность сразу же вернуться в город.
Он увидел, что город погружен в молчание, а на улицах лежат горы трупов. Однако некоторые выжили, и Энки повел их на юг, в пустыню. Это была непригодная для жизни земля, но Энки при помощи своих научных знаний – как Яхве в Синайской пустыне тысячу лет спустя – чудесным образом снабжал водой и пищей «тех, кто был уведен из Эриду».
Судьба распорядилась так, что Вавилон, накрытый северным краем смертоносного облака, пострадал меньше других городов Месопотамии. Предупрежденный отцом, Мардук посоветовал населению покинуть город и поспешить на север. Его слова напоминают приведенное в Библии предупреждение ангелов Лоту: «…не оглядывайся назад и нигде не останавливайся в окрестности сей». Если кто по каким-либо причинам не мог бежать из города, Мардук советовал им спрятаться под землей: «Войдите в комнату, что под землею, в темноте». После того как «Злобный Ветер» стихнет, они не должны были пользоваться водой и продуктами из города – их могла коснуться рука смерти.
Когда небо, наконец, очистилось, вся южная часть Месопотамии превратилась в пустыню. «Ураган пронесся, смел все с лица земли; он проревел, как вихрь бурный, над землею, и никому спасенья нет… Никто не засевает пашни и зерна не бросает в землю, и на полях не слышно песен… В степи зверей почти не видно, все живые твари извелись…»
Жизнь начала возрождаться лишь через семь лет. При поддержке верных Нинурте отрядов эламитов и гутиан в стране установился относительный порядок, и во главе ее стали правители бывших провинциальных городов Исина и Ларса. И только по прошествии семидесяти лет – ровно столько времени позже потребовалось для восстановления иерусалимского Храма – был заново выстроен храм в Ниппуре. Однако боги, «которые определяли судьбы», то есть Ану и Энлиль, не видели смысла воскрешать прошлое. Энлиль, к которому Нанна/Син обратился с просьбой о возрождении Ура, ответил, что Уру было пожаловано царство – но не вечное.
Мардук победил. Через несколько десятков лет стало явью его видение о царе Вавилона, который признает его верховенство, восстановит город и построит ему зиккурат Эсагиль. После начального периода упадка первая династия Вавилона обрела должное величие и власть. Об этом свидетельствует Хаммурапи:
Когда высокий Анум, царь ануннаков,
и Эллилъ, владыка небес и земли,
определяющий судьбу страны, определили Мардуку,
первейшему сыну Эа, владычество над всеми людьми,
возвеличили его среди игигов,
Вавилон назвали его высоким именем,
сделали его могучим среди частей света
и утвердили в нем вечную царственность,
основание которой прочно, как небеса и земля…
В Египте, не попавшем под воздействие радиоактивного облака, переход к Эре Овна начался после победы выходцев из Фив, когда трон перешел к династиям Среднего Царства.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
 унитаз сантек сенатор 

 Валлерой Бош BiancoNero