https://www.dushevoi.ru/products/vanny/100x70/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Это событие стало причиной внезапного окончания Последнего Ледникового периода и существенных климатических изменений. Кроме того, Антарктида лишилась своего ледяного панциря, что дало возможность увидеть – и, очевидно, нанести на карту – действительные очертания континента и его берегов.
Значение слов Мардука о том, что «уставы небес и земли» изменились в результате таяния огромной ледяной шапки и равномерного распределения ее веса по всем океанам и морям Земли, требует дальнейшего анализа. Означает ли это, что наклон земной оси тоже изменился? Что изменилось запаздывание, а значит, и цикл прецессии? Может быть, замедлилось вращение Земли или скорость движения планеты вокруг Солнца? Ответить на эти вопросы могут эксперименты, имитирующие движение и раскачивание Земли с антарктической шапкой льда и без нее.
Все эти беды, сказал Мардук, усугубились печальной судьбой приборов, располагавшихся в Абзу, на юго-восточной оконечности Африки. Из других текстов нам известно, что в этом регионе находилась научная станция ануннаков, которая осуществляла мониторинг за состоянием планеты и имела возможность предупредить ануннаков о надвигающейся катастрофе. После того как нарушились «уставы небес и земли», продолжает Мардук, он подождал спада воды, вернулся и увидел неприглядную картину. Инструменты, которые достигали «неба Ану», исчезли. Термины, используемые для их описания, по мнению ученых, обозначают неизвестные кристаллы. «Где же камень-дерево, – сердито спрашивает он, – плоть богов, украшенье царя вселенной… Где блестящий лазоревый камень?»
Эти конкретные вопросы, касающиеся исчезновения ценных инструментов, использовавшихся для астрономических наблюдений, больше похожи на обвинения. Выше уже упоминался египетский текст, в котором Ра/Мардук обвинял Тота, что он «предал свои тайны», которые были нужны для вычисления движения Земли и ведения календаря. Риторические вопросы, которые Мардук бросает в лицо Нергалу, наводят на мысль об умышленном вреде, причиненном Мардуку. В сложившихся обстоятельствах, спрашивает он, разве у него нет права опираться на показания своих инструментов для определения момента, когда наступит его время – Эра Овна?
Ответ Нергала не до конца понятен, поскольку первые несколько строк этой глиняной таблицы оказались поврежденными. Похоже, что он, пребывая в своих африканских владениях, не знал, где находятся нужные приборы. Поэтому он предложил Мардуку самому отправиться в Абзу и все проверить на месте. Он был уверен, что там Мардук получит возможность убедиться: оспариваются не его права наследования, а лишь время их вступления в силу.
Чтобы еще больше успокоить Мардука, Нергал обещает, что лично проследит за порядком в Вавилоне во время его отсутствия. И в качестве последнего жеста доброй воли он заявляет: «По бокам ворот Ану и Энлиля… быков положу я».
Этот символический акт уважения заставляет Мардука согласиться на предложение брата:
Услышал это государь Мардук,
Речи Эрры ему приятны.
Поднялся он из своего неприступного жилища,
К жилищу Ануннаков свой лик обратил он.
В конечном итоге спор о времени смены знака Зодиака привел ко второй ссылке Мардука – временной, как он надеялся.
Но судьба распорядилась так, что ожидаемое наступление Нового Века не было мирным.
ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ
ЭРА ОВНА
Долгожданная Эра Овна не стала зарей Нового Века. Совсем наоборот – она началась с тьмы, наступившей средь бела дня. Это было смертоносное радиоактивное облако от первого применения ядерного оружия в истории Земли. Катастрофа стала кульминацией двухвековой вражды и войн, когда бог шел на бога, народ на народ, и после которой великая шумерская цивилизация, просуществовавшая почти две тысячи лет, лежала в руинах. Население страны значительно сократилось, а его остатки рассеялись по всему свету в результате первой в мире эмиграции. Мардук действительно добился превосходства, однако установленный им новый порядок основывался на новых законах и обычаях, на новой религии и верованиях. Наступила эра упадка науки, когда астрология сменила астрономию и даже понизился статус женщины.
Неужели все должно было случиться именно так? Стали ли эти перемены опустошительными и горькими только потому, что в них участвовали такие амбициозные соперники – потому что ход событий определяли ануннаки, а не люди? Или все это было предопределено судьбой, а сила воздействия – реальная или воображаемая – перехода к новому дому Зодиака настолько велика, что должны рушиться империи, сменяться религии, ниспровергаться законы, обычаи и социальные институты?
Давайте проанализируем запись первого из известных нам переходных периодов. И если мы не получим исчерпывающих ответов на все вопросы, то, по крайней мере, найдем ключи к их пониманию.
По нашим расчетам, это произошло примерно в 2295 году до нашей эры: Мардук покинул Вавилон, направившись сначала в «страну рудников», а затем в другие земли, не названные в месопотамских текстах. Он уехал в уверенности, что инструменты и другие «чудесные вещи», которые он оставил в Вавилоне, будут в целости и сохранности. Но как только Мардук покинул город, Нергал/Эрра нарушил обещание. Просто из любопытства или, возможно, по злому умыслу он проник в Гигуну, тайную комнату, куда Мардук запретил ему входить. Оказавшись внутри, он взял «сияние» комнаты, и вследствие этого, как и предсказывал Мардук, «день превратился в ночь», а на Вавилон и его жителей обрушились неисчислимые беды.
Может быть, это «сияние» было прибором, работающим на ядерной энергии? Об этом можно лишь догадываться, однако нам точно известно, какое разрушительное действие он оказал на Месопотамию. Другие боги были разгневаны поступком Нергала, и даже его отец Энки выразил недовольство и приказал сыну вернуться в свои африканские владения. Нергал подчинился, но перед отъездом разрушил все построенное Мардуком и оставил в Вавилоне своих воинов, чтобы они усмиряли сторонников Мардука.
После того как арену покинули Мардук и Нергал, освободилось место для потомков Энлиля. Первой воспользовалась ситуацией Инанна (Иштар). Она сделала царем Шумера и Аккада внука Саргона Нарамсина («Любимец Сина»), а затем с помощью его армии предприняла серию завоевательных походов. Среди первоочередных ее целей была гигантская посадочная площадка в горах Ливана – огромная платформа Баальбека. Затем она двинулась вдоль побережья Средиземного моря и захватила центр управления миссией в Иерусалиме, а также Иерихон, являвшийся узловой точкой маршрута из Месопотамии на Синайский полуостров. Теперь космопорт на Синайском полуострове перешел под ее контроль. Не удовлетворившись этим, Инанна задумала исполнить свою мечту о владычестве над Египтом – мечту, которая рухнула со смертью Думузи. Направляя и подстрекая Нарамсина, а также снабжая его армию «наводящим ужас оружием», она предприняла вторжение в Египет.
Нергал, считавший ее врагом Мардука, тайно и явно помогал осуществить это вторжение. Однако другие лидеры ануннаков не стали равнодушно смотреть на все это. Инанна не только нарушила границы, установленные соглашением между сторонниками Энлиля и Энки, но также взяла под контроль космопорт, нейтральную священную зону в Четвертом регионе.
В Ниппуре была созвана Ассамблея богов, которая должна была положить конец бесчинствам Инанны. В результате появился указ Энлиля об аресте Инанны и суде над ней. Узнав об этом, Инанна покинула свой храм в Агаде, столице Нарамсина, и скрылась вместе с Нергалом. Из своего далекого убежища она посылала приказы и пророчества Нарамсину, поощряя его к продолжению завоевательных походов и кровопролития. Для противодействия Нарамсину другие боги поручили Нинурте привести верные им войска из соседних горных районов.
Об этих событиях, а также о клятве ануннаков уничтожить Агаде рассказывается в древнем тексте, получившем название «Проклятие Аккаде». Ануннаки исполнили свою клятву, и об этом городе – он был гордостью Саргона и всей династии Аккада – больше никто не слышал.
Относительно непродолжительная эпоха главенства Иштар подошла к концу, и в Месопотамии и соседних землях ее сменил период относительной стабильности и порядка. Власть над страной вновь перешла к Нинурте (именно при нем в Шумере была установлена монархия). Прежде чем разрушить Агаде, Нинурта увез «украшения верховного жречества, царствования венец, знаки власти, престол царственности, дарованные». В это время «центром культа» Нинурты было святилище Гирсу в городе Лагаше. Оттуда Нинурта вылетал на своей «Божественной Черной Птице», чтобы восстановить ирригационные системы и сельское хозяйство в долине между двумя реками, принося людям спокойствие и порядок. Подавая пример непоколебимой верности своей супруге Бау (ее еще называли Гула, то есть «Великая»), которую изображали рядом с ним на портретах (рис. 154), а также сыновней преданности своей матери Нинхурсаг, он пропагандировал принципы высокой морали и справедливости. Для поддержки своих начинаний Нинурта назначал наместников из числа людей; примерно в 2160 году до нашей эры таким наместником был выбран Гудеа.
В Египте после высылки Мардука/Ра, вторжения Нарамсина и выговора Нергалу начался упадок Египтологи называют это столетием хаоса – примерно с 2180 по 2040 год до нашей эры – «первым периодом междуцарствия» в истории Египта. Это была эпоха, когда Древнее Царство с центрами в Мемфисе и Гелиополисе подверглось атакам южных правителей из Фив. Здесь смешались политические, религиозные и хронологические аспекты, а в основе соперничества людей лежала небесная битва между Тельцом и Овном.
С самого зарождения египетских династий и религии высшей похвалой великим богам в Египте считалось сравнение их с Небесным Быком. Его земному символу, священному быку Апису (рис. 155а), поклонялись в Гелиополисе и Мемфисе. На некоторых самых древних пиктограммах – таких древних, что сэр Флиндерс Петри («Royal Tombs») относил их к периоду «нулевой династии», – символ Священного Быка изображен на Небесной Лодке, рядом с которой стоит жрец, держащий в руках ритуальные принадлежности (рис. 155b). (Среди рисунков на этой древней табличке, а также на другой, похожей на нее, на которую также ссылается сэр Флиндерс Петри, есть изображение сфинкса, и это неопровержимо доказывает, что сфинкс существовал еще до его предполагаемого сооружения фараоном Четвертой династии Хефреном.) Для быка Аписа в Мемфисе был построен лабиринт – как впоследствии для Минотавра на Крите. В Саккаре в нишах гробницы фараона Второй династии были найдены глиняные головы быков с натуральными рогами; известно также, что фараон Третьей династии Джосер в своей просторной пирамиде в Саккаре проводил специальные церемонии в честь Небесного Быка. Все это происходило во времена Древнего Царства, периода, окончившегося примерно в 2180 году до нашей эры.
Когда жрецы Амона-Ра из Фив начали доминировать в религии и в календаре, на рисунках небесных тел Солнце по-прежнему всходило над Небесным Быком (рис. 156а), однако Небесный Бык уже изображался связанным и удерживаемым. Позже, когда во времена Нового Царства Египет вновь стал единым государством со столицей в Фивах и Амон-Ра занял главенствующее положение, Небесного Быка изображали пронзенным и поверженным (рис. 156b). На небесах и в монументальном искусстве начал доминировать Овен, и богу Ра был присвоен эпитет «Овен Четырех Ветров». Его изображения не должны были оставлять сомнений в том, что он является господином четырех сторон света и четырех регионов Земли (рис. 157).
Где же находился Тот в период Первого Междуцарствия, когда в небесах и на земле Овен и его сторонники сражались с войском Тельца и победили его? Нет никаких свидетельств того, что он пытался восстановить свою власть над раздробленным и повергнутым в хаос Египтом. В это время он, не отказываясь от своих владений в Новом Свете, мог заняться делом, в котором стал специалистом – строительством круглых обсерваторий и обучением местного населения старых и новых земель «тайнам цифр» и знанию календаря. Превращение Стоунхенджа І в Стоунхендж И, а затем в Стоунхендж III было одним из этих грандиозных проектов. Если считать легенды отражением исторических фактов, тогда одна из них, рассказывающая о строителях, прибывших для строительства мегалитических колец Стоунхенджа, дает основание предположить, что Тот, или Кетцалькоатль, привез с собой помощников из племени ольмеков, которые к тому времени стали самыми искусными каменщиками Центральной Америки.
Кульминацией этих проектов стало приглашение Нинурты прибыть в Лагаш, чтобы помочь спроектировать, сориентировать и построить Энинну, новый храм-пирамиду Нинурты.
Было ли это занятие просто любимым делом или существовала более веская причина активизации связанной с астрономией деятельности?
Анализируя символику храмовой архитектуры шумеров, Беатрис Гофф («Symbols of Prehistoric Mesopotamia») писала о строительстве Энинну: «Это был момент, когда определялась судьба небес и земли». То, что храм был построен по божественному плану и в особый период времени, делает вывод она, являлось «частью предначертаний судьбы, и участие Гудеа тоже предусматривалось этим космическим планом».
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
 магазин сантехника Москве 

 FAP Ceramiche Firenze Heritage