раковина ideal standard 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

При помощи «небесных ME», которые «никто не мог увидеть», он основал тайную часть Экура, «небесный зенит, таинственный, как дальнее море», в котором находились «звездные символы… доведенные до совершенства»; эти символы использовались в ритуалах и праздниках. Именно под руководством Энлиля были построены города, основаны поселения с загонами для скота и овец, укреплены берега рек для защиты от наводнений, прорыты каналы, а поля и луга «наполнены плодородным зерном», разбиты фруктовые сады, освоено прядение и ткачество.
Таковы были плоды науки и цивилизации, которые Энлиль завещал своим детям и внукам, а через них и всему человечеству.
Процесс, посредством которого ануннаки передавали научные знания людям, до сих пор не стал предметом пристального внимания ученых. Так, например, почти не предпринималось усилий, чтобы выяснить, как появились астрономы-жрецы, хотя без них мы ничего не знали бы о Солнечной системе и не могли бы летать в космос. О главном событии – передаче небесных тайн Энмедуранки – мы читаем в малоизвестной табличке, к которой, к счастью, привлек внимание У. Дж Ламберт в своей работе «Enmeduranki and Related Material»:
Энмедуранки, правитель Сиппара,
(был) любимцем Ану, Энлила и Эа.
В Ярком Храме Шамаш назначил его (жрецом).
Шамаш и Адад (взяли его) на собрание (богов)… Ему открыли, как наблюдать за водой и маслом, (открыли) тайну Ану Энлила и Энки. Они передали ему Божественную Табличку (с выгравированными?) тайнами Небес и Земли Они научили его делать вычисления с помощью цифр.
Получив тайные знания ануннаков, Энмедуранки вернулся в Шумер. Там он созвал «людей Ниппура, Сип-пара и Вавилона» и сообщил им о полученных знаниях и об основании института жречества, а также о повелении богов, что знания должны передаваться от отца к сыну. В финале текста есть знаменательная фраза:
Так была создана линия жрецов, тех,
кому разрешается приближаться кШамашу и Ададу.
Согласно шумерскому «Списку царей» Энмедуранки был седьмым правителем до Великого потопа и правил в Сиппаре на протяжении шести орбитальных циклов Нибиру, прежде чем стал верховным жрецом и получил имя Энмедуранки. В «Книге Еноха» архангел Уриил открыл Еноху тайны Солнца (солнцестояния и равноденствия) и «законы Луны» и двенадцать созвездий. После окончания обучения Уриил дал Еноху – как Шамаш и Адад Энмедуранки – «небесные скрижали» и приказал внимательно изучить их и заметить «для себя все в отдельности». После возвращения на землю Енох передал полученные знания своему старшему сыну Мафусаилу. В «Книге тайн Еноха» перечисляются дарованные патриарху знания, включающие в себя «все небесные и земные дела: о море и всех явлениях, движениях и разгулах природных стихий; о Солнце, Луне, звездах, об их движении и изменении; о временах года, летах, днях и часах». Это соответствует атрибутам Шамаша – бога, небесным двойником которого было Солнце, и который руководил космопортом – а также Адада, древнего «бога погоды», управлявшего штормами и дождем. Шамаш (у шумеров Уту) обычно изображался с мерной рейкой и мерным шнуром в руках (рис. 54); Адад (у шумеров Ишкур), как правило, держал разветвленную молнию. Рисунок на печати одного из ассирийских царей (Тикулти-Нинутры I) изображает сцену представления царя двум великим богам – возможно, для того чтобы они одарили его знанием, которое когда-то было передано Энмедуранки (рис. 69).
В дошедших до нас надписях часто встречаются молитвы царей, просящих, чтобы их одарили такой же «мудростью», какой обладали известные ученые мужи древности, или хвастливые заявления, что они знают не меньше прежних мудрецов. В одном их царских писем говорится, что царь «превосходит своими знаниями всех ныне живущих людей Нижнего Мира», поскольку является «потомком Адапы». В другом случае вавилонский царь заявлял, что обладает «мудростью, превосходящей даже ту, что содержится в сочинениях Адапы». Все они ссылаются на Адану, мудреца из Эриду (центр культа Энки в Шумере), которому Энки «умудрил разум» и «открыл образ миров» – то есть тайны «наук о Земле».
Нельзя исключать возможности, что Адапа, подобно Еноху и Энмедуранки, был седьмым в роду мудрецов Эриду, и другая версия шумерского текста находит отражение в рассказе о Енохе. Согласно этой легенде в Эриду, городе Энки, обучались семь мудрецов; в разных версиях у них разные имена и эпитеты. Рикл Боргер, исследовавший этот миф в свете истории Еноха («Die Beschworungsserie Bit Meshri und die Himmelfahrt Henochs» в журнале «Journal of Near Easten Studies», том 33), особенно был поражен третьей таблицей ассирийских заклинаний. В ней называется имя каждого мудреца и сообщается, чем он был знаменит. Седьмым из них был «Уту-Абзу, который был вознесен на небо». Приводя второй подобный текст, Р. Боргер делает вывод, что этот седьмой мудрец, чье имя состояло из имени бога Уту/Шамаша и названия Нижнего Мира (Абзу), был ассирийским «Енохом».
Согласно ассирийским источникам, описывавшим мудрость Адапы, он был автором книги, названной «УСАР д АНУМ д ЭНЛИЛА» – «Сочинения, касающиеся времени; от божественного Ану и божественного Энки». Таким образом, утверждается, что Адапа написал первую книгу человечества по астрономии и ведению календаря.
Когда вознесенного на небо Энмедуранки знакомили с разного рода божественными тайнами, его главными учителями были Уту/Шамаш и Адад/Ишкур, внук и сын Энлиля. То есть вознесение Адапы происходило под покровительством Энлиля. Когда же Энки послал
Адапу на небо в чертог Ану, его тоже сопровождали два бога, Таммуз и Гишзиду. Там «Адапа от края небес до выси небесной глядит и видит весь ужас неба» – эти слова перекликаются с тем, что мы читаем в «Книге Еноха». В конце визита Ану отказал ему в бессмертии, но «дал ему власть без конца, сделал судьбу его светлой».
Из этих мифов можно сделать вывод о двух линиях жрецов – от Энлиля и от Энки – а также о двух научных центрах Древнего Шумера. Один располагался в Ниппуре Энлиля, а другой – в главном городе Энки Эриду. Вне всякого сомнения, центры, как и сами братья, соперничали и одновременно сотрудничали между собой, но каждый имел свою специализацию. Этот вывод, подтвердившийся более поздними событиями и текстами, отражается также в том, что каждый из руководителей ануннаков имел особые таланты, свою специальность и конкретные обязанности.
Продолжив исследование этой специализации, мы обнаружим, что тесная связь между храмами, астрономией и календарем нашла отражение еще и в том, что в символах нескольких богов – и в Шумере, и в Египте – сочетаются эти отрасли деятельности. А поскольку зиккураты и храмы служили также обсерваториями – для отсчета как божественного, так и земного времени – боги, обладающие знаниями по астрономии, также умели ориентировать и проектировать храмы.
«Скажи, если знаешь. Кто положил меру ей, если знаешь? Или кто протягивал по ней вервь?» – спрашивал Господь Иова, предлагая признать, что хранителем тайн неба и земли является не человек, а Бог. В сцене представления царя-жреца богу Шамашу (рис. 54) смысл события передают фигуры двух Божественных держателей шнура. Два шнура, которые они протянули под углом к излучающей свет планете, предполагают не столько измерение расстояния, сколько ориентацию. На египетском рисунке с подобными мотивами, обнаруженном в папирусе царицы Нехмет, изображены два «держателя шнура», измеряющие угол планеты, названной «красным глазом Гора» (рис. 70).
В Египте натягивание шнура для определения правильной астрономической ориентации храма входило в обязанности богини Сешет. Она считалась также богиней календаря, и среди ее эпитетов были следующие: «госпожа письма», «хозяйка Дома Книг». Символом ее считалась палочка для письма, сделанная из пальмовой ветви и обозначавшаяся иероглифом, который переводится как «считающий годы». Богиню изображали с се-миконечной звездой на голове. Она почиталась как богиня строительства, но (как указал сэр Норман Локьер в «The Dawn of Astronomy») только в части ориентации храмов. Такая ориентация была вовсе не случайной и выполнялась не наугад. Египтяне при определении ориентации и главной оси своих храмов полагались на божественное покровительство, и эта задача была возложена на Сешет. Август Мариетт, сообщая о своих находках в Дендере, где были обнаружены надписи и рисунки, относящиеся к богине Сешет, утверждал, что именно она «отвечала за то, чтобы сооружение святынь велось в точном соответствии с указаниями, содержавшимися в священных книгах».
Определение правильной ориентации требовало сложной церемонии, называвшейся Пут-сер, что означает «протягивание шнура». Богиня золотой дубинкой вбивала в землю колышек, а царь, действуя согласно ее указаниям, вбивал второй. Затем между ними натягивался шнур, указывающий правильную ориентацию храма, которая обуславливалась положением определенной звезды. В работе 3. Забы, опубликованной чехословацкой академией наук («Archiv Orientali», приложение 2, 1953), был сделан вывод, что такая церемония предполагала знание явления прецессии и, значит, разбиение небесной окружности на двенадцать домов Зодиака. Астральные аспекты церемонии проясняются соответствующими древними надписями, как, например, той, что была обнаружена на стене храма Гора в Эдфу. Мы читаем слова фараона о том, как он взял в руки колышек и дубинку, натянул шнур вместе с Сешет, затем обратил взор к Мсихетту и, когда божественная звезда достигла угла своего мерхета, заложил четыре угла храма.
В другой надписи, касающейся восстановления храма в Абидосе фараоном Сети I, также приводятся слова фараона о том, как он золотой дубинкой вбил в землю колышек и по положению четырех небесных опор точно определил положение четырех углов храма.
Эта церемония была изображена на стенах храма (рис. 71).
В египетском пантеоне Сешет была спутницей и главной помощницей Тога, бога научных знаний, математики и календаря – божественного писца, который вел записи деяний богов и являлся хранителем тайн строительства пирамид.
В этом своем качестве он был главным божественным архитектором.
ГЛАВА ШЕСТАЯ
БОЖЕСТВЕННЫЕ АРХИТЕКТОРЫ
Где-то между 2200 и 2100 годом до нашей эры – период великой перестройки Стоунхенджа – старший сын Энлиля Нинурта затеял грандиозное предприятие: построить для себя новый «дом» в Лагаше.
Это событие проливает свет на многие деяния богов и людей благодаря тому, что царь Лагаша Гудеа, на которого была возложена эта задача, подробно записал все происходящее на двух больших глиняных цилиндрах. Несмотря на грандиозность задачи, царь понял, что это великая честь для него, а также возможность увековечить свое имя и свои дела, выпадавшая лишь немногим правителям. И действительно, найденные археологами записи говорят, по крайней мере, об одном случае, когда великому царю (Нарамсину), любимцу богов, было несколько раз отказано в участии в строительстве нового храма (подобная ситуация повторилась тысячелетие спустя с царем Давидом в Иерусалиме). Гудеа искусно выразил свою благодарность богу, вырезав хвалебные надписи на собственных статуях (рис. 72), которые поместил в новом храме, и оставил огромное количество письменных свидетельств, которые объясняют, какими были святилища ануннаков и какой цели они служили.
Как старший сын Энлиля и его единокровной сестры Нинхурсаг и, следовательно, его наследник, Нинурта имел числовой ранг отца, равный пятидесяти (наивысший ранг, шестьдесят, был у Ану, а у второго сына Ану, Энки, – сорок). Поэтому зиккурат в Лагаше получил простое название Е.НУННУ, или «дом пятидесяти».
На протяжении тысячелетий Нинурта был верным помощником отца, послушно исполняя все его поручения. Он приобрел славу «Первейшего воина Энлиля» во время конфликта, когда мятежный бог Зу похитил «Таблицы судеб» из центра управления миссией в Ниппуре, нарушив связь Небо – Земля; именно Нинурта пустился в погоню за мятежником, настиг его на краю земли и вернул таблицы на их законное место. А когда разразилась жестокая война между сторонниками Энлиля и Энки (в одной из предыдущих книг я назвал ее Второй войной пирамид), опять-таки Нинурта обеспечил победу отцовской стороны. Этот конфликт закончился мирной конференцией, к которой принудила воюющие стороны Нинхурсаг, в результате Землю поделили между двумя братьями, а человечеству была дарована цивилизация в трех районах, то есть в Междуречье, Египте и долине Нила.
Мир установился надолго, но не навсегда. Недовольным достигнутыми соглашениями с самого начала был старший сын Энки Мардук Возродив былое соперничество своего отца и Энлиля, в основе которого лежали сложные законы наследования ануннаков, Мардук поставил под сомнение пункт о том, что Шумер и Аккад (область, которую мы называем Месопотамией) достались потомкам Энлиля, и предъявил права на расположенный в Междуречье город Баб-Или (Вавилон) – в буквальном переводе «Ворота богов». В результате разразившегося конфликта Мардука приговорили к погребению заживо в Великой пирамиде в Гизе, однако еще до приведения приговора в исполнение мятежник был прощен и отправлен в ссылку. Для разрешения этой конфликтной ситуации вновь потребовалась помощь Нинурты.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
 сантехника в жуковском 

 vitrex мозаика