гроссман душевые кабины официальный сайт 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


Шизоид редко использует интероргтехнику. Карандаш и бумага – вот и все, что ему нужно. Сейчас, правда, прибавился компьютер, но этим все и ограничивается. У паранойяльного обыкновенно интероргтехники много, у эпилептоида – чуть поменьше, а у шизоида – карандаш, и тот плохо заточен.
Шизоид не наводит порядок на чужом столе, но и вторжения на свой стол не терпит – в основном потому, что после этого вторжения он вообще ничего у себя не найдет. Можно сказать, что у шизоида свой "беспорядочный порядок". Это беспорядок для стороннего глаза. А для самого шизоида, хозяина беспорядка, в этом беспорядке все на своем месте. Причем, благодаря цепкой памяти, он отлично помнит, что где лежит. Для сравнения напомним, что эпилептоид любит просто порядок, а гипертим – просто беспорядок, а вот у шизоида свой "беспорядочный порядок". При этом у гипертима беспорядок не интеллектуализированный, а "бесшабашный".
Стол – это не только для примера. Имеется в виду письменный рабочий стол – важная деталь в жизни шизоида, так как там сосредоточена вся его интеллектуальная деятельность. Впрочем, "беспорядочный порядок" не только на столе: если вы заглянете в шкаф, обнаружится та же картина. Но шкаф – это громко сказано. Чаще всего вещи лежат вокруг шкафа, разбросаны по квартире. Один истероид сказал о своем друге-шизоиде, что у того ко всем нужным предметам типа телевизора или компьютера между грудами вещей проложены тропинки.
Грязная посуда у шизоида свалена в раковину и не моется, пока еще есть хоть одна чистая тарелка. Но если и одной-единственной чистой тарелки нет, то вся посуда все равно может не мыться, а моется лишь одна тарелка, одна чашка, чтобы можно было поесть, а то, бывает, из груды грязной посуды берется менее грязная и используется снова.
Речь
У шизоида во рту "каша". Не такая, как у гипертима, – тот говорит быстро и не договаривает фразы, они сбивчивы, налезают одна на другую, но он более или менее неплохо артикулирует слова. У шизоида плохо именно с артикуляцией, которая обусловливает плохую дикцию. Интонации зачастую неадекватны содержанию высказывания. Плюс к этому шизоидная речь изобилует словами-паразитами, вводными словами, причастными и деепричастными оборотами, сложноподчиненными и сложносочиненными предложениями. Плюс он часто бросает фразу и начинает новую, у него меняется план всего высказывания. Плюс нередко наблюдается скороговорка с повторением некоторых фраз, слов, слогов. А наряду со скороговоркой – неадекватные замедления и паузы при произнесении слов. Словом, речь нечленораздельная, путаная, сбивчивая, "захлебывающаяся", косноязычная. В результате трудно понять, что человек говорит.
Кажется, что все это идет от неуверенности. Человек боится, что его перебьют, не поймут. Это еще не заикание, но уже логоневроз. Хотя до логопеда дело не доходит. Да и вряд ли логопед здесь поможет.
Шизоида часто трудно понять еще и потому, что он раб освоенной им терминологии, он скован ею, не может из нее выбраться. Терминов он не растолковывает: это потребовало бы дополнительных усилий. Собеседнику навязывается недоступный стиль речи. В результате связь с окружением совсем уж плохая.
Все это в особенности проявляется при чтении стихов. Здесь прибавляется еще и сбой в логических ударениях. В стихотворении ритм и рифмы ведь не отменяют логических ударений. Но шизоиду трудно сочетать то и другое вместе. И вот он, на подсознательном, конечно, уровне, итерирует логические ударения, подчеркивая формальные ритмические ударения и рифмы. Создается впечатление неестественности. Чтобы представить себе, как читают стихи шизоиды, можно послушать записи известных шизоидных поэтов: Андрея Вознесенского, Роберта Рождественского, Иосифа Бродского… Причем если у Вознесенского чувствуется заимствованная у истероидов яркость, то при всей глубине стихов Бродского читал он их довольно монотонно.
Речь шизоида сопровождается неадекватной мимикой. Это парамимия – термин, обозначающий неадекватность мимики содержанию речи. Вообще-то это термин опять психиатрический. Но к шизоидной мимике он тоже подходит. "Пара-", как известно, – это "около". То есть мимика "не в кассу", а "около". И действительно, у шизоида часто как бы приклеенная неподвижная улыбка и при этом вытаращенные глаза, или взгляд исподлобья, или приподнятые, как у Пьеро, брови, или тик. Бывает, что лицо просто малоподвижно – это гипомимия.
Я, по обыкновению, сгустил здесь краски. Все вместе и в такой степени выраженности это наблюдается при шизоидной психопатии. Но если убрать преувеличения, можно получить акцентуацию или рисунок личности.
Жестикуляция у шизоида либо почти отсутствует, либо его жесты так же не соответствуют содержанию речи, как и мимика. Для рукопожатия подается вялая плоская безжизненная ладонь. Вычурное шевеление пальцев. Однообразные, в ритм речи, вихляния кисти. Варианты этой "паражестикуляции" трудно поддаются описанию, но они настолько характерны, что сразу видно отличие и от безудержной пляски рук гипертима, и от "вальсирования" рук истероида, и от указующего перста паранойяльного, и от сдержанного, скупого эпилептоидного жеста.
Движения
В целом они диспластичны. Он не может слитно выполнить одно сложное действие, а выполняет неуклюже набор изолированных движений. Многие действия шизоида воспринимаются как вычурно-смешные. Вот тычком в переносицу он поправил очки. А вот неловко пытается достать далекий от него предмет и падает. Сравним: истероидка, дотягиваясь рукой до предмета, создаст противовес – вытянет в другую сторону ногу. Истероид выполняет сложное действие, не разлагая его на отдельные движения. Он легко, плавно, слитно производит целые комбинации действий в одной льющейся деятельности. Эпилептоид подойдет и спокойно возьмет со стола нужную вещь. Он разлагает действие на отдельные движения, каждое из которых выполняет как бы отдельно, но все же адекватно. Шизоид же каждое движение выполняет неуклюже и не может осуществить их слияние в одном плавном действии.
В связи с диспластичностью двигательной сферы шизоид плохо танцует и не стремится к этому. Шизоидов очень мало в художественной гимнастике, в фигурном катании, в балете.
По телевидению как-то рассказывали, что Гайдай специально переучивал ловкого Александра Демьяненко: надо было делать все неловко. В результате в конце концов получился "шизоидный" Шурик.
Шизоидам трудно дается общение с предметами. Я не оговорился, сказав "общение". Предметы, как и люди, имеют свой дурной характер.
Юрий Олеша в романе "Зависть" выводит шизоида в образе главного героя Николая Кавалерова. "С одеялом у меня всегда сложные взаимоотношения… Если какая – нибудь дрянь – монета или запонка – падает со стола, то обычно закатывается она под трудно отодвигаемую мебель".
И в предметном мире навыки шизоид обретает с большими трудностями. Если он несет стул, то стукнет им об стенку (или об зеркало). Пила-ножовка у него застревает в бревне. А пилить вместе с кем-то двуручной пилой ему еще труднее. Сигарету докуривает дотла, пальцы – в никотине. Если шизоид несет чайник – надо держаться от него подальше. Но если вы далеко, то он ошпарит себя. Газ зажигает газовой зажигалкой для сигарет – и обжигается. Если подает женщине пальто, то длинное пальто у него может предварительно долго "подметать пол", а короткое он поднимет на такую высоту, что даме приходится выворачивать руки.
Неаккуратность
Она бросается в глаза, как и диспластичность движений. Она проявляется во всем: в квартире, в одежде, в прическе, в том, как содержатся руки… На пальцах заусенцы, ногти обломаны. Шизоид скорее обгрызет заусенец, чем доберется до ножниц. Ногти могут быть даже с "траурной каймой". Но это уже психопатический вариант. А если человек имеет только шизоидный рисунок личности, ногти у него могут быть и чистыми. (У нас с Сугробовой даже бытовал термин "шизоид с чистыми ногтями".) Неаккуратность вызвана не только невниманием к чистоте. Шизоид осуждает преувеличенную чистоплотность, она ему в тягость: это же не духовное начало.
Если эпилептоид всегда чисто выбрит, а у истероида трехдневная щетина объясняется модой, то у шизоида просто видны недобритые волоски. А бывает, что они торчат из носа или из ушей.
Истероидка принимает ванну каждый день (психопатки могут и по три раза на день), шизоидный психотип в норме – раз в неделю. Акцентуант-шизоид моется раз в десять дней, шизоидный психопат – не чаще чем раз в две недели. (Ну, конечно, это сказано для красного словца, приблизительно.) Если это психопатия, то (гипербола!) на голове – "каша" из жирных и грязных (плюс перхоть) волос. А в воздухе – амбре; одного друзья даже прозвали "Душистый".
Телосложение
Диспластичное. Худой-тонкий ли, увесистый-толстый ли – диспластичный! Гипертим – тот пропорционально, равномерно полный. А у грузного шизоида еще и дополнительно выпяченные крупные губы. Нет шеи и в придачу узкие плечи. Впрочем, шизоид чаще – жердь. У шизоидки, в отличие от истероидки, нет талии. В целом меньше выражен "рельеф тела" (плоские ягодицы, маленькая грудь). Сутулость, независимо от роста и возраста, пальцы с утолщенными суставами, плоскостопие.
Лицо у шизоида с более выраженной, чем обычно, асимметрией. Вообще-то у всех людей лицо имеет определенную асимметрию, даже у эпилептоидов и истероидов. Но в данном случае между правой и левой половиной виден резкий перепад. У правшей крупнее правые детали лица, у левшей – крупнее левые, но асимметрия явно заметна. Глаза могут быть слишком запавшие, слишком широко или слишком близко поставленные, слишком маленькие или слишком большие. Наружные уголки глаз сильно опущены вниз, слишком глубокая морщина "сосредоточенности" из-за того, что преувеличенно сдвинуты 'брови. Нос удлиненный, иногда нависающий, или, напротив, укороченный или необычной формы. Отсутствует или чересчур углублена переносица. Подбородок выдвинут вперед или слишком маленький. Может быть неправильный прикус.
Кожа лица землистого цвета, с черными точками (комедонами), с угрями, прыщиками, производит впечатление запущенности.
Уши у него тоже нестандартные: нет мочек, ушная раковина необычной формы, "вывернута наизнанку" или оттопырена, ушные раковины асимметричны.
Одежда
Во введении мы, упомянув о шизоиде, сразу обратили внимание читателя на то, что у него может болтаться на двух нитках пуговица. Это важная деталь, потому что плохо пришитая, болтающаяся пуговица быстрее бросается в глаза, чем, например, просто вышедший из моды пиджак. Но приглядимся к пиджаку шизоида, и то, что не бросилось сначала в глаза, начнет мозолить их. Пиджак чуть-чуть сел от химчисток, а хозяин его чуть-чуть располнел, и вот теперь пиджак плохо сходится на животе, а нитки, которыми пришита пуговица, растягиваются, перетираются, и пуговица уже висит на двух нитках. Чтобы она не отлетела, он пиджак не застегивает. Но пуговицы могут разболтаться и на брюках, тогда, если даже он не забыл застегнуть ширинку, впечатление, что она расстегнута. Брюки сели, из-под них видны щиколотки, на коленях – пузыри. Рубашка тоже давно вышла из моды и хотя еще не истлела, но от стирок уже утратила товарный вид, пожелтела. Воротничок около шеи поистерся. Пуговицы на рубашке стали хрупкими и тоже пожелтели, какие-то сломаны. Ботинки стоптанные, нечищеные. В целом шизоид к одежде безразличен и отстает от моды лет на десять.
Прическа
У него это неотъемлемая часть имиджа. Она под стать одежде. У шизоида ее лучше охарактеризовать словом "никакая". Нет прически как таковой. Волосы не подстрижены, не уложены или кое-как заколоты, не причесаны. Они как бы сами по себе, а голова сама по себе. Часто волосы долго немытые. Словом и на голове (если это психопатия), как уже говорилось, "каша". На какое животное похож шизоид?
Скорее всего, на интеллектуальную дворняжку. Вот, наверное, самое подходящее сравнение.
Был такой мультфильм "Прощай, Овраг". Овраг – это как раз и есть интеллектуальная дворняжка. Весь фильм – это парафраз пьесы Горького "На дне", и там есть этакий философ – кликуха Овраг: одно ухо отвислое, другое торчком.
Читает умную книгу и рассуждает о жизни. Читает всем бездомным, как он, собакам.
Быт
Дом у шизоида, как правило, бедный. В нем только то, что надо для интеллектуального творчества. Обычно много книг, покрытых слоем пыли. Они в основном валяются в разных местах квартиры, на столах, диванах, на кухне, раскрыты в нужном месте. По этому поводу постоянно возникают ссоры с родственниками. Они высказывают претензии насчет того, что книга лежит среди еды, а он к ним – за то, что складывают его книги в стопку. В квартире обычно в той или иной степени царит хаос.
Я давно не виделся с одним своим другом-киносценаристом. Пришел наугад, но его не было. Жена встретила меня предложением посидеть на кухне: "Тут я хозяйка!" – извинилась она. А потом показала его комнату. Брюки, как были сняты при переодевании, так и остались на полу. Одна тапка – почти под шкафом, другая – на кресле. На полу пепельница с окурками, пара окурков валяется на грязном ковре с дырками от сигарет.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
 купить раковину в ванную комнату 

 золотая мозаика