https://www.dushevoi.ru/products/sushiteli/vodyanye/Margaroli/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


• Ночь "превращала сухой бурьян в студеные хрустали".
• "Изба-старуха челюстью порога жует пахучий мякиш тишины".
• "Моим стихам, как драгоценным винам, настанет свой черед".
Истероид Хворостовский поет с таким вкусом, с таким чувством меры и в то же время с такими нюансами, что вот уже и умирать не хочется или хочется умереть от счастья.
Часто истероиды выражают свои эмоции открыто: "Взволнованно ходили вы по комнате и что-то резкое в лицо бросали мне…" Эмоции могут быть не просто открытые, а демонстративно открытые. Выражают их истероиды ярко и образно: "В дряхлую спину хохочут и ржут канделябры" – это покинутый женщиной поэт стоит у окна: "плавлю лбом стекло окошечное".
У истероидок под сиюсекундную эмоцию подгоняется все: то "на меня никто не смотрит" – плохо, то "все на меня пялятся" – плохо…
Впечатлительность
С этим словом, как можно было уже сделать вывод, истероид связан тоже прочно. Поговорим подробнее. Он обожает получать впечатления. Он гоняется за ними: ездит в Крым дикарем, если не удается попасть в фешенебельные санатории, путешествует по тайге, ходит в гости и приглашает гостей. И как бы некоторая противоположность, но психологически очень связанная с впечатлительностью – он любит сам производить впечатление. Это мы уже знаем как демонстративность, но и здесь, в связке со словом "впечатлительность", об этом напомнить очень уместно, тем более что истероид любит получать впечатление от производимого им впечатления…
Суггестия
Суггестия означает внушение. Истероид и суггестия очень связаны. Истероид легко поддается внушению, в том числе и гипнотическому. Именно у него могут быть получены такие гипнотические феномены, как каталепсия ("восковая гибкость"), внушенные галлюцинации, иллюзии, амнезия, анестезии. Это из него в состоянии гипноза можно вить веревки.
Однажды в Иркутске под руководством моего учителя профессора-психиатра И. С. Сумбаева я произвел эксперимент с юным талантливым музыкантом, знавшим почти в совершенстве эсперанто. Это такой синтетический международный язык, в котором латинские корни, 16 правил и нет исключений. Я внушил своему испытуемому, что по выходе из собственно гипнотического состояния он не будет знать русский язык, а эсперанто как знал, так и будет знать.
Так все и произошло, но я заволновался, потому что в его поведении возникли такие незапрограммированные мною вещи, что я подумал о спровоцированном психозе. Он не узнавал нас, не понимал, где находится, обжегся, нелепо медленно зажигая спичку. Длительными расспросами на эсперанто мы "выяснили", что теперь, по его представлениям, тридцатый век, что огонь не добывают трением, что эсперанто – не вспомогательный язык-мост, а единственный язык, на котором говорит человечество…
Тех, кому это любопытно, я отсылаю за подробностями к моей статье "Сомнамбула дает интервью" в популярном тогда журнале "Техника молодежи" (No5 за 1966 год). А сейчас для нас это важно как пример глубокой гипнотической внушаемости истероида, коим и был наш испытуемый. Впрочем, истероид поддастся только такому внушению, какое соответствует его установкам, желаниям. Например, истероидная женщина хочет лечиться у дорогостоящего гипнотизера, и если муж согласится, то у этого гипнотизера она улучшит свое состояние, а у другого – ни за что, все только ухудшается.
Иногда истероид сам выступает в роли мага, гипнотизера, этакого провинциального "Калиостро". В этом он схож с паранойяльными пророками, с тем отличием, что быстро остывает и к этим занятиям и переквалифицируется если не в управдомы, то в депутаты.
Воля
Она у истероида "кратковременная", программы недолгосрочные, но, в отличие от гипертима, они у истероида есть. Гипертим удерживает программу хуже, чем истероиды и тем более чем паранойяльные. Можно сказать даже, что поведение у гипертима не волевое, а полевое, то есть он в своей деятельности зависит от того, что попадает в поле его внимания. Полевое поведение изучал Курт Левин.
Человек, войдя в комнату, где на столе разложены разные предметы, подойдет, потрогает каждый из них, посмотрит, что он собой представляет, поиграет с ними.
Это и есть полевое поведение. У истероида оно все-таки в большей степени волевое (эпилептоид еще более волевой, а паранойяльный – сверхволевой).
Рядом с проблемами воли стоят процессы принятия решений. Истероид достаточно порывист в принятии решений. Он может, как паранойяльный, один раз отмерить и один раз отрезать, но может и долго колебаться, чуть ли не как психастеноид, семь раз отмерить и ни разу не отрезать, если находится под влиянием различных авторитетных для него людей.
Ценностные ориентации
У паранойяльного и тем более у эпилептоида резкое изменение ценностных ориентации скорее исключение, чем правило. При этом, напомним, эпилептоид колеблется "вместе с линией партии", а паранойяльный все-таки гнет свою линию и осуществляет гнет, который с трудом выдерживают даже эпилептоиды, но не выдерживают истероиды. В противовес этому истероид быстро доходит до красного и даже белого каления, но быстро остывает. У него, выражаясь словами учебников физики, небольшая теплоемкость. Он увлекается новыми ценностями, новыми людьми, и в этом плане для него новый друг лучше старых двух, как и для паранойяльного. Но если паранойяльный в новом друге видит своего младшего адепта, то истероид в новом паранойяльном видит нового кумира, в новых истероидах – соратников-соперников, которые вместе с ним восхищаются и соперничают в этом восхищении и воспевании вождя, каждый на свой лад.
Соперничают истероиды и в степени близости к паранойяльному кумиру. Но, остыв и перейдя "в лоно другой церкви", истероид нередко поносит и проклинает своего бывшего кумира. Вспомним, как было с поэтами, некогда прославлявшими Ленина и коммунизм, которые теперь все сплошь антикоммунисты. И это даже не "сменив, с учетом современности, приспособленчество ко лжи приспособленчеством ко смелости" (Евтушенко). Это часто происходит вполне искренне. Не то что у паранойяльных, у которых все диктуется выгодой в деле достижения власти (мы видим, как бывший коммунист Шеварднадзе крестится, а бывший коммунист Алиев строит исламский Азербайджан).
Порядок
Истероид наводит свой истероидный порядок в вещах. При этом он прежде всего как бы следует законам красоты. Он эстет. Он знает и этикет, в этом он тоже эстет. Истероид тщательно соблюдает правила этикета, кичится этим, делает замечания в адрес человека, нарушившего этикет. Может даже унизить его: нечего, дескать, лезть со свиным рылом в калачный ряд. Ему даже нравится уничижать других именно в отношении культуры поведения, но невдомек, что этим он сам нарушает психологическую культуру общения. Впрочем, в целом он любит "делать людям красиво". И хочет, чтобы ему "делали красиво". В одежде, в квартире, в книгах – у истероида во всем порядок в соответствии с модой и красотой в его понимании.
У паранойяльного и эпилептоида порядок целесообразный, рациональный, а у истероида – порядок нерациональный, даже иногда неудобный, но "красивый". Книги у него расставлены по обложкам, по сериям, по модности писателей, по популярности произведений, но не по содержанию, как у паранойяльного.
Вообще эстетика быта, одежды, манер, имиджа играет большую роль в жизни истероида.
Порядок, поддерживаемый истероидом в вещном и людском мире, диктуется модными веяниями, глянцевыми журналами, рекламными проспектами, привычками любимых актеров, писателей, иногда политических лидеров.
Можно сказать и так: истероид любит внешний порядок или даже беспорядок, лишь бы это способствовало концентрации внимания на нем самом.
Порядок в отношениях с людьми истероид скорее любит нарушать: он любит "пошалить", похулиганить, так чтобы все это заметили.
Известная оперная певица, эффектно одетая, в ботфортах, в шляпе "с траурными перьями", переходит в самом широком месте Тверскую, перерезая вместе со своим смущенным спутником путь машинам, и подошедшему было милиционеру дает визитную карточку: дескать, будете в Большом, где я пою, заходите, не стесняйтесь.
Но это еще что… Оказавшись с тем же спутником в ресторане "Националя" и не найдя свободного столика, присаживается с ним, еще более смущенным (на это и рассчитано), за уже сервированный стол и начинает есть одно из приготовленных для гостей блюд, а подошедшему метрдотелю, мило улыбнувшись, вручает визитную карточку, декламируя приблизительно те же слова.
Революция и истероид
Но зачастую истероид становится врагом существующего порядка. Без него немыслима ни одна революция. Он революционер по своим эмоциям. Он тоже любит ниспровергать: это эффектно. И он эффектно смотрится на трибуне, на баррикадах, на танке, даже на табуретке, когда ораторствует, обличает, высмеивает, разъясняет, призывает. Чаще всего он из-за неглубокой проработки социальных проблем не сам приходит в революцию, а присоединяется к гвардии какого-либо паранойяльного лидера, которому искренне поверил, которому симпатизирует, и обретает в лучах его славы свой ореол его сподвижника. Это длится недолго, истероид остывает, разочаровывается, ссорится, иногда по пустякам, уходит к другим лидерам, получая ярлык предателя, перерожденца. На новом месте все повторяется, если он не уходит вообще от политики. Истероиду свойствен политический революционный романтизм, который подразумевает борьбу за справедливость, революционный терроризм, революционное жертвоприношение, революционное самопожертвование… Отличие от паранойяльного в том, что все это носит изменчивый характер.
Истероид иногда, как паранойяльный, – космополит, а иногда, как эпилептоид, – патриот. Все зависит от стечения обстоятельств, патриотизм может даже меняться на космополитизм, и наоборот.
Истероиды могут сочинять и петь революционные песни, песни свободы, равенства, братства. Красивая женщина-истероидка может выпить за революцию (Катя в старом фильме "Хождение по мукам"). Они могут быть поэтами революции, артистами революции, могут сыграть роль "Свободы на баррикадах", хотя вряд ли смогут быть глубокими ее идеологами.
Часто они роем вьются вокруг паранойяльного лидера, создавая ему реноме: их много, они сменяют друг друга, одни уходят, другие в еще большем количестве приходят. И, как мы уже говорили, они могут создать ту необходимую критическую массу, при которой к паранойяльному вождю присоединяются и более нужные ему эпилептоиды, а дальше, уже все вместе, они ломают прежний порядок.
Ярчайшая Марина Цветаева буквально кричит: "Переезд, не жалейте насиженных мест, звезд упавших и тех не жалейте… выход в мир по аллейке, чуть левей…"
У Цветаевой "чуть левей", а у Маяковского уже "Левый марш": "Кто там шагает правой? Левой! Левой! Левой!" Истероидное "пусть сильнее грянет буря!" тоже сыграло свою роль в революции семнадцатого, хотя в целом глубокий писатель Горький обладал далеко не только истероидными чертами. Да, истероиды – не творцы идеологии революционной ломки, но ее певцы и тоже в ответе…
Романтичность
Мы говорили о революционной романтике истероида. Но это, пожалуй, только одна из ипостасей его романтизма. Истероид – вообще романтик, он едет "за туманом и за запахом тайги" и ждет, чтоб все смотрели, как он едет… Он может завербоваться на рыболовное судно или работать в команде исследователей океана и чарующего его подводного мира. Парашютный спорт с фигурами в воздухе – тоже его стихия. Он может быть даже летчиком-испытателем. Много истероидов среди богемы, были они и среди французских художников… А русский авангард в живописи почти сплошь представлен истероидами. Борода, свитер, трубка… Обратите внимание на то, как они покупают краски и холсты в художественных салонах. Истероидных женщин больше привлекает романтизм отдыха на островах (ах!.. Канары, Сейшелы… "Вы еще не бывали на Тенерифе? Съездите – обменяемся впечатлениями"). Романтика мужчин-истероидов выражена в известных именах: Картуш, Скарамуш, Бумбараш…
Символика
Истероиды любят символику. Для них это часть романтики. Но чаще они и в этом плане идут в фарватере паранойяльных вождей. Красные звезды на васнецовских богатырских шлемах впечатляют, особенно когда над ними взметнется отблеск сабель…
Стоило заговорить о том, что звезды надо заменить двуглавыми орлами, тут же один франт появился с галстуком, на котором золотой нитью был вышит двуглавый орел.
Символика у истероидов менее тяжеловесная, чем у паранойяльных и эпилептоидов, более изящная, вот не на флаге, а на галстуке, красиво вышита.
Впрочем, все это может доходить и до абсурда. У Маяковского мещанистая истероидка: "И мне с эмблемами платья, без серпа и молота не покажешься в свете. В чем сегодня буду фигурять я на балу в реввоенсовете?" Да и о самом певце революции другой футурист, Василий Каменский, писал: "Драться так драться… оратор таковский в желтой кофте, кулак подымая, тигром рявкал: "Я, Маяковский, люблю грозу в начале мая!"
Слава
Истероиды любят славу. Само слово "слава" их завораживает. "А где же аплодисменты?" – растерянно огладывает истероидка совершенно пустой зал. А если зал полный, если он рукоплещет, истероид склонен выложиться до конца, у него появляется вдохновение, он вдыхает овации, на его лице счастливая улыбка.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
 Покупал здесь магазин СДВК ру 

 Dima Loginoff Portobello