https://www.dushevoi.ru/products/rakoviny/nakladnie/na-stoleshnicu/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Здесь мы в целях профилактики как бы вступаем в сговор со здоровой частью психики человека, как говорил Фрейд, и личность в конце концов не проиграет жизнь.
Истероид даже в психотерапевтических целях часто выступает как манипулятор. Вот он врет, что "вылечит космосом", или какое-то отрицательное событие представляет положительным и т. п. На короткое время это помогает, но тоже в конце концов человек начинает понимать что к чему, разочаровывается и озлобляется.
Истинная психотерапия не должна быть манипуляторской.
Истероиду следует опасаться затронуть самолюбие паранойяльных, потому что те пойдут на вас тоже тараном, и не избежать лобового удара, к тому же они мстительны.
Истероид должен быть осторожен и с эпилептоидами, которые не сразу отреагируют, но при случае отомстят (помните – ножку, может быть, и не подставят, но и руку не протянут). И с истероидами опять же надо быть начеку: те сначала войдут в штопор неуправляемого конфликта, а потом и ножку подставят.
Истероид должен быть деликатным с шизоидами и психастеноидами – уже из гуманности, так как у тех и у других быстро вырабатывается комплекс неполноценности. А шизоид, будучи эмоционально не слишком отзывчивым, но остроумным, съязвит так, что никакой "Проктер энд Гэмбл" не поможет. А уж с сензитивами и гипотимами надо проявить особую тактичность и не колоть язвительными штампованными остротами, ухмыл кой, пренебрежительным жестом. Все это вызовет у них слезы, снижение самооценки и уровня притязаний.
Когда я в лекциях по психопатологии истерии и в этой книге говорю, что истерия граничит со слабоумием, это не только образ. Человек не видит, не понимает, не догадывается даже, что все истерические проявления только ухудшают его положение, что он жалок, но при этом люди его не жалеют, а смеются над ним, потому что он бывает действительно смешон. Если он хочет быть смешным, то может поставить крест на своей репутации и успехе в обществе.
Все это и многое другое делает истероида человеком трудным. Истероиды, учтем это! Там, где сконцентрировались минусы, надо бы их разбавить своими или заимствованными у других психотипов плюсами.
Если вы, благодаря чтению этой книги, осознали себя как истероида и поняли, что вам надо поработать над собой, прочтите еще и "Лабиринты общения", а если хотите тренинги, то тоже – пожалуйста.
Не хотите? Считаете себя совершенством! Ну так и с богом. Но приготовьте молоко за вредность при работе с вами, когда вы придете к психиатру-психотерапевту. Психотерапевтам даже нещедрое государство платит двадцатипятипроцентную надбавку. А если вы считаете, что сами справитесь, но все же не справитесь и придете с серьезными психическими травмами и с пустым кошельком, то будете тянуть соки из местного психотерапевта, будучи не в состоянии оплатить по достоинству его работу (ведь он будет лечить вас за государственную зарплату, а это, согласитесь, пока недостойная нормального врача плата за его труд).
Справедливо ли вы относитесь к жизни? Лучше книжку прочтите и приходите к нам. Стоит выявить в себе свои трудные для людей черты и полностью затормозить их. Ну хотя бы, как мы уже говорили в главе о паранойяльном, "подвинтить себя", самому закрутить в себе гайки. Для этого нужен тренинг.
Можно меня не послушаться. Я ведь только консультант, в переводе с латыни – советчик. А советчика можно и к черту послать.
Вот если бы только я не был "консультантом с копытом". Запомните день и час, когда вы прочитали эти советы, а через несколько лет пеняйте только на себя, и не надо меня посылать к моей (т. е. к чертовой) бабушке.
Впрочем, истероид в рамках рисунка личности и даже акцентуант чаще всего прислушивается к советам авторитетных консультантов. Он, наподобие эпилептоида, верит в книги, в авторитеты, в специалистов. К сожалению, в большинстве случаев некритично. Поэтому истероиды чаще, чем другие психотипы, становятся жертвами разных шарлатанов. Но, попав к научно мыслящему психологу, истероид может скорригироваться под влиянием его личности и многие "насадки" на радикал личности у него поддаются целесообразным изменениям.
Он легко перенимает нужные интонации. Это очень важно, ибо от интонаций происходят многие беды. Жесты и позы тоже важны, и истероидка, поняв, что нога на ногу и сигаретный дым колечками – это только пыль в глаза, может преодолеть это.
Истероид создает вокруг себя сначала круг, но потом вакуум. Ведь людям не нравится, когда он клевещет, тащит одеяло на себя, топит других, сплетничает.
В отличие от психастеноидов, но подобно паранойяльным, истероиды не замечают своих оплошностей. А стоит кому-нибудь на них указать, истероид психозащитно отрицает все и вся: это, дескать, не у меня плохо со вкусом, а у вас. Истероидам полезно осмыслить жизнь и жить не рефлекторно, а рефлексивно.
На наших занятиях они пытаются влиять на членов группы, на психолога, сопротивляются и могут уйти. Им трудно преодолеть личностную установку, что они – центр социального микрокосмоса.
Но если это им все же удается и они остаются в группе, то они довольно легко осваивают новые для них образцы коммуникативного поведения именно благодаря своей гибкости. И результаты в деле переделки характера прямо пропорциональны тренинговым усилиям.
Только хотелось бы предупредить молодых психологов. Истероид может быстро научиться и плохому. Вы учите его сопротивляться несправедливости, а он, усвоив форму, использует полученные психотехнические навыки для еще более ловкого мани пулирования людьми. Поняв, что агрессия невыгодна, истероид начинает быстренько разыгрывать ягненочка. Поэтому предупреждаю: работа с личностью должна быть системной.
Работа с личностью должна быть системной.
Наряду с раздражающими людей интонациями превосходства должен быть преодолен эгоцентризм истероида. А то можно превратить "провинциального" манипулятора в "столичного", в этом тоже ничего хорошего. Основа же личности, то есть комплекс потребностей и типовых реакций личности, переделывается с большим трудом. Истероиду, конечно, нелегко отказаться от перетягивания внимания на себя. Все же можно изменить и основу, если уровень интеллекта истероида достаточен для привнесенной в его личность рефлексии. И работать с ним бывает даже несколько легче, чем с эпилептоидом и тем более с паранойяльным.

Глава IV
ГИПЕРТИМ

Этимология
В слове "гипертим" две части: "тим" означает настроение; "гипер" – повышенный. Так что это люди с повышенным настроением. Здесь, как и в главах о других психотипах, этимология не совпадает с сутью явления, но в меньшей мере. Для гипертима постоянно хорошее настроение – постоянный признак. Но есть более важные признаки. Основополагающим из них является двигательная гиперактивность.
Она выражается во всем: в том, что он мгновенно сгоняет в киоск за пивом, как только появится лишняя монетка, в размашистой жестикуляции, в громкой безудержной говорливости, в том, что он быстро засыпает и быстро пробуждается, в том числе и в веселости.
Как тотальная демонстративность у истероида, как целеустремленность у паранойяльного, как любовь к порядку у эпилептоида, двигательная гиперактивность определяет логику психотипа у гипертима.
Гипертим энергичен и энергетичен, неутомим, у него в руках все горит. Гипертим – "вечный двигатель", но без приводных ремней, сам по себе. В отличие от неутомимости паранойяльного (с приводными ремнями), неутомимость гипертима бесцельна. Это вечное броуновское движение.
Веселость гипертима, конечно, производное от его гиперактивности, но все-таки выделим ее в самостоятельный признак, тем более что термин "гипертим" подразумевает веселость. Он весел всегда. И его веселость бесшабашна. Он веселится всю жизнь напролет, без отдыха, как паранойяльный всю жизнь напролет без отдыха работает.
Во всем он видит положительные стороны. Я знал одного гипертима, который по поводу предстоящих похорон друга потер руки и сказал радостно: "О! Выпьем!" А если уж появится адекватный повод для веселья, он, конечно, тем более порадуется.
Гипертимы, в отличие от страдающих циклотимией, постоянно в приподнятом и деятельном настроении. При циклотимии хорошее и активное настроение неизбежно сменяется депрессивным, но это уже речь идет о патологии.
Гипертим не мучается нравственными проблемами. Хорошо или плохо жить за чужой счет? Можно ли священникам Христовой церкви освящать машины? Легкомысленность гипертима сквозит во всем: в учебе, в карьере, в сексе, в любви, в отношении к детям, в предпринимательстве.
Он не задается гамлетовским вопросом: "Быть или не быть?" Для него ясно – быть. Гипертим не склонен к суициду.
Он прожигатель жизни, любит загулы, ему – гулять так гулять. Тратит уйму денег, может все спустить. Это гипертимы пропивались до креста. Гипертим то и дело звонит по междугороднему телефону, разъезжает на такси, зря жжет свет, шляется по ресторанам. Транжирит свои деньги, но может потратить и случайно попавшие к нему чужие.
Даже страдание у гипертима "веселое". Он может орать, если ему больно. Но это не попытка привлечь внимание, а экспрессия – ему так легче.
Враг порядка
Гипертим – принципиальный враг порядка. Если эпилептоид наводит порядок, то гипертим везде наводит беспорядок.
Он "любит" беспорядок: брошенная впопыхах одежда, неподметенные полы, на коврах горелые спички, в раковине – гора немытой посуды. У него хаос дома и на работе, в сарае и во дворе.
В противовес шизоиду, которого тоже аккуратным не назовешь, у гипертима беспорядок не "интеллектуализированный", а бесшабашный – просто все разбросано. Если его заставляют, то по доброте душевной он сделает то, что от него требуется, но, стоит наставнику исчезнуть с глаз, броуновское движение вновь входит в силу.
У гипертима и отношения с людьми беспорядочные, в том числе беспорядочные половые связи. Он быстро увлекается новым человеком и остывает к нему, увлекаясь еще более новым.
Причина этой сумбурности в том, что он моментально переключается на другие дела. Он бросает одно и берется за другое, если взор случайно переместился. Такое поведение можно назвать полевым (по Курту Левину).
Помните, человек входит в комнату, а там разложены на столе разные предметы, он трогает каждый из них, смотрит, что это за предмет, манипулирует этими предметами.
Такое поведение может быть противопоставлено волевому поведению паранойяльного и эпилептоида. Гипертим мгновенно переключается, бросает предыдущее дело и не приводит в порядок те вещи, которыми занимался раньше.
Но зато гипертима не раздражает беспорядок и у других людей. Он уживается с чужим беспорядком, не заводит своих порядков, и этим он легок в общении.
Власть
Гипертим может на какое-то время взвалить на себя власть. Если вы начальник, имейте в виду, что там, где надо ударно что-то организовать (собрать металлолом и т. п.), на гипертима можно опереться. Он неплохой кратковременный организатор. Он может и более длительные сроки быть организатором, но под руководством эпилептоида или паранойяльного.
Так комиссары в свое время использовали анархистов, которые становились потом неплохими командирами мелких отрядов.
И все же гипертиму более свойственна анархия. Но и вне революций гипертим далеко не законопослушен, любит побузить. Преступает скорее мелкие, чем серьезные, законы: нарушает правила дорожного движения, превышает скорость, едет на красный свет.
Эмпатия
Это чувство у гипертима не слишком развито. Он непрерывно бурлит и просто не замечает страданий или оттенков настроения других. Он нечувствителен к чужому горю. Но в нем странным образом это сочетается с отзывчивостью. Гипертим не может отказать человеку в просьбе, если в состоянии ее выполнить. Он добродушен и добр. Вот он видит чью-то явную нужду – пересечет весь город пешком, но поможет. Он не эгоистичен и даже не эгоцентричен. Он искренне великодушен, не требует похвал.
Я сказал: "нечувствителен, но отзывчив". Вот так и запомним. Почему нечувствителен? Понятно: бурлив. А почему отзывчив? Потому что опять же бурлив. Его внимание направили на нужную деятельность, и он всегда готов к ней. Можно сказать и так эмпатия низка, а ДГЭИ (действенная групповая эмоциональная идентификация) развита. Он действенно помогает, если его об этом ненавязчиво попросят. (А вот если попросят навязчиво, он может и вспылить.)
Он может бросить все дела, не поспать. Но с глаз долой – из сердца вон. Эта пословица как нельзя больше подходит гипертиму. При этом его внимание к человеку не связано с выгодой. Помните, паранойяльный утрачивает интерес, если человек перестает быть нужным, эпилептоид интересуется человеком, если партия велит, истероид перестает интересоваться, когда его участие в человеке никто не видит. У гипертима это связано имении с тем, что человек просто исчез из поля зрения.
Доброта
Гипертим добр, причем сиюминутно. Он может снять с себя одежду и отдать даже менее нуждающемуся человеку. Он может выложить из холодильника последние продукты и угостить, не задумавшись, что останется семье. Он спокойно и легко даст вам читать свои книги и не будет звонить с просьбой вернуть их.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
 https://sdvk.ru/Vodonagrevateli/Protochnye/ 

 Absolut Keramika Nero