https://www.dushevoi.ru/products/smesiteli/dlya_vanny/s-dushem/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

А если мужчина, то интерес быстро утрачивается, так как к мужчине предъявляется больше требований в отношении интеллекта и деловых качеств.
Но всетаки компании без истероида немыслимы, это человек яркий, он, как уже упоминалось, "гвоздь программы" и "звезда сезона". Истероид легок на подъем, если его зовут в новую компанию. "Пойдем", – и он идет, если там, куда его зовут, будут поднимать его в глазах публики: "Ты там споешь, тебя хотят послушать".
Причина его хождения из компании в компанию в том, что в новой компании можно блеснуть старым запасом знаний и нарядов. Ведь истероид всегда хочет быть в центре внимания, но чтобы остаться в центре внимания в старой компании, надо приобрести и предъявить что-то новое, а это требует серьезных усилий, на которые его не хватает.
Например, все песни в старой компании он уже пропел, и они уже людям поднадоели, а разучить новую – это несколько часов труда. А чтобы заработать на новую нарядную вещь, вообще уйма времени и сил потребуется.
Но вот сменил компанию – и снова блистаешь.
Впрочем, нередко практикуется слет истероидов с лозунгом "давно не виделись". Действительно, давно не виделись, но кто-то свистнул – "и вот летит на пламя мотылек" (не тот, что у Джордано Бруно "о смерти он своей не помышляет", а тот, что в "Подсолнухе" Леонида Мартынова: "Те мотыльки толклись и кувыркались, пыльцу сшибая с крылышек друг другу…"). К моменту этой встречи как раз сменились наряды, кое-что, даже при лености и праздности ума, поднакопилось, выучены новые песни, собрана занимательная информация из разных других компаний… И вот: "Ой, ты знаешь, что я тебе расскажу, обхохочешься…"
Истероид любит многое обещать, этим он тоже привлекает к себе людей. Но он ненадежен в своих обещаниях: наврет с три короба, наобещает, но ничего не выполнит, ведь нужны более серьезные усилия, на которые его не хватает. Причем он всегда найдет себе оправдание, нередко фантастическое, но искренне и правдоподобно преподносимое.
У меня был приятель, "истероид по профессии", года три его не было видно, вдруг приехал, свалился на голову, я его отмыл, откормил, а он меня развлекал разноцветными историями. В их числе была такая.
Он, дескать, проигрался вдрызг в казино, и тот, кто его обыграл, пригласил его в Бельгию в свой тамошний замок, и теперь он его первый помощник, "хочешь, я и тебя сделаю вторым первым помощником ? Правда, сделаю, ему нужен такой, как ты".
Звонит при мне, мол, есть мужик "первый класс", ученый с жизненным опытом, ты только не отказывайся сразу… Назначен день, час, место, форма одежды, пьем за успех предприятия (я тоже выпил, отчего нет, ведь за успех же)…Но ни в назначенный день, ни на следующий приятель мой не появляется, а возникает лишь через неделю, удрученный, и мы с ним снова пьем, только за упокой души его благодетеля, который, надо же, пересел с "мерседеса" на "шестерку" и, не справившись с необычным для него управлением, разбился вместе с любовницей, так что и опознать не смогли…
Предательство он тоже оправдывает легко: ты, мол, сам этого хотел.
Любовь
Истероид многое любит делать громогласно: громко читать стихи, громко выкрикивать лозунги… И любить он любит громко. Вот он познакомился и влюбился. Тут же ведет ее в свою компанию хвастаться. И чтобы все одобряли – если не одобрят, может фыркнуть и уйти с ней показывать ее в другой компании, но может и интерес утратить к своей новой любви. А если одобрят, будет любить еще крепче и ходить с ней во все остальные компании. Он всем друзьям звонит и сообщает о своей новой любви. И как только кто-нибудь к нему с трудом дозвонится (а это он рассказывал о своей новой любви предыдущему "абоненту"), он тут же взахлеб начинает по полной программе рассказывать ему то же самое. В любви истероид гонится за красотой, и когда он ее заполучил, то щеголяет: смотрите, у меня лучшие женщины. На вопрос: "Что вам больше всего нравится в женщине?" – истероид скажет что-то вроде: "Ну, конечно, шея…" А может быть, это будут глаза или линия бедер – словом, истероиду важны детали внешности. (Шизоид больше ценит ум, эпилептоид – аккуратность, паранойяльный – преданность). Истероидка может тоже ценить в мужчине красоту и элегантность, а если он некрасив, то должен обладать какими-то социально значимыми качествами (богатство, статус, слава, знатность рода). И этим она тоже всячески хвастает.
Свадьба – это тоже как бы шоу: вот смотрите, какая у меня новая большая, серьезная любовь. Истероиды обожают свадьбу как общественный институт. Она должна быть пышной, на ней должно быть много гостей, которым следует прийти с множеством дорогих подарков. И все на свадьбе этой напоказ – даже поход к Могиле Неизвестного Солдата, и "Чайки" или "мерседесы" и вынос невесты на руках, и наряд Снежной королевы, утративший уже свой первозданный смысл символа "невинности", и запечатление на кодаке или лучше на видео. А потом все это с упоением просматривается с теми же или другими гостями, и чтобы все говорили: "Любо".
В любовных отношениях истероиды – манипуляторы.
Вот истероидка вроде бы уходит от него… но "вернулась за вещами", а он уже "понял", какую жуткую, непростительную ошибку совершил, отпустив ее и не уступив ее требованиям. Ведь она явно важнее, чем ею требуемое, – ион кидается к ней с мольбами.
Так ему и надо. Мужчины-эпилептоиды слишком быстро привыкают к женам, которые составляют часть их благоустроенного быта. Но у мужчины срабатывает охотничий инстинкт: он не пошевелится, если "объект не убегает", но если "убегает", то он за ним бросается. Истероидки бессознательно это чувствуют и начинают стимулировать мужа как раз такими демонстративными уходами.
Секс
У истероидов секс расцвеченный, театрализованный. В оргазме она извивается, чтобы он видел, как ей хорошо. И стон ее, страстный, яростный, слышен на других этажах, чтобы всем было известно, какой у нее великолепный мужчина и какая она роскошная женщина. Если у любовника не расцарапана в кровь спина, то с пиршества любви она ушла как бы без десерта… Это можно назвать эксгибиционизмом, в противовес вуайеризму (готов раздеть глазами и поглощать взором) эпилептоидов и паранойяльных. Истероид приемлет эротическое искусство, групповой секс.
Истероиды склонны к бисексуальности. Облигатная гомосексуальность (когда приемлем лишь свой пол) среди истероидов крайне редка и объясняется скорее всего самовнушением этой "моноидеи". Но при явно превалирующем интересе к противоположному полу склонность к гомосексуальности легко осуществляется благодаря пластичности их психики, готовой к различным перевоплощениям. Ведь почему гомосексуальность распространена больше в артистической среде? Потому что там больше истероидов, готовых к перевоплощению вообще. Если актер может вжиться в роли то Гамлета, то Федора Иоанновича, то самого Ивана Васильевича, то он столь же "естественно" может "перевоплотиться" в женщину.
И облигатная гомосексуальность, включая лесбиянство, часто тоже истероидна по психологической природе: я не как все, "я голубой" или "я розовая".
Садо-мазохистские игры в истероидных эротических спектаклях занимают не последнее место. Но это, скорее, именно игры, разнообразные по сюжетам и по атрибутике, чаще всего неопасные и неглубокие.
Если рассуждать о системе "мазохизм – садизм", то истероид не "садист" и не "мазохист" как таковой. Он и то, и другое. "Два в одном". Сразу или попеременно.
Но следует говорить не только о собственно сексуальном садомазохизме, но и о бытовом. Здесь тоже все перемешивается. И это уже игры опасные и глубокие. Вот она допекает его придирками, оскорблениями, высмеиванием, пощечинами – это психический садизм. А он ее бьет физически, и даже убивает. Такой "рабоче-крестьянский" садомазохизм. При этом не люди играют своими инстинктивными потребностями, а инстинкты играют людьми. Лучше, когда наоборот.
Истероид может быть также вуайеристом и эксгибиционистом. Опять "два в одном". Правда, женщина скорее эксгибиционистка, а мужчина чаще всего вуайерист. И это может комплементарно (взаимодополнительно) сочетаться с преимущественно эксгибиционистскими тенденциями истероидки.
Истероиды, перефразируя известное выражение Станиславского, любят себя в сексе, а не секс в себе . Но это, конечно, с некоторой натяжкой – секс в себе они все-таки тоже любят, как, впрочем, и искусство.
Сексуальность истероида – игрушечное суденышко в море морали. Она зависит от ханжей, от собственных комплексов, от компании, которая для него авторитет, от показного нонконформизма. Упомянутая уже куртизанка Таис у Франса "молитвами" Пафнутия (см. главу о паранойяльном) обращается к Богу и умирает на крыльях ангелов. Так вот таких, как Таис, сначала наблудивших, а потом приблудившихся к "монастырям", среди истероидок предостаточно. Таис умерла просветленная, но Франс использует это, чтобы оттенить падение Пафнутия. На самом же деле истероидки из монастырей потом, как правило, уходят, находят новую любовь с новыми разочарованиями.
Роскошь
Истероиды предпочитают жить в роскоши и богатстве, не заботясь о том, что это всегда за чей-то счет. Если есть возможность хитростью, лестью, обманом взять себе что-то от другого, даже близкого человека, истероид это сделает, не задумываясь над нравственной стороной проблемы, а если кто-то и скажет ему об этом, он моментально отыщет психозащитные аргументы.
Его не очень волнует социальная справедливость как таковая. При слове "политика" истероидка чаще всего состроит кислую мину, уйдет на кухню, включит развлекательные телепередачи или рекламу роскоши. Впрочем, истероид может и "похипповать", не расставаясь, как уже говорилось, со своими правами на собственность, чтобы всегда можно было к ней вернуться. Он уходит от богатых родителей, может пораздражать их, зная, что те его остановят, а если не остановят, то все равно не оставят.
Хиппование – это кокетство, еще один способ привлечь к себе внимание, а стремление к роскоши – смысл жизни для истероида.
Начав с любви к бедному паранойяльному революционеру, истероидочка легко переключается на любовь к богатому импозантному старцу, а то и к уродливому, но богатому мужчине средних лет и утешает себя и других тем, что "она его за муки полюбила". Но и от него при случае уйдет, добавив тех мук, за которые его "полюбит" очередная истероидная женщина.
Телефон
Истероид, как и паранойяльный, держит телефонный аппарат всегда рядом с собой, около постели, несет телефон в кухню, ему не терпится быстрее взять трубку – а вдруг кто-то интересное развлечение предложит, сплетенка какая "интересненькая" или еще что-нибудь… Но трубку истероидка берет не сразу, а выдерживает приличные три-четыре гудка, чтобы вдруг не подумали, что она ждет не дождется звонка – зачем признаваться в таком комплексе неполноценности – нет, три-четыре или даже пять, а потом эдак важно-вальяжное: "Алло-у…" И дальше, как мы уже смаковали, часами, нога на ногу, перед зеркалом, покуривая сигарету, ведет бесконечный утомительный разговор. Помните, эпилептоид снимет трубку на пятый гудок, но не из-за стремления "не показаться", а просто потому, что телефон у него обычно стоит на своем месте и к нему надо подойти. Гипертим может вовсе не снять трубку, если он развлекается – "гулять так гулять", пусть себе звонят.
Вообще, телефон и для истероида, и для паранойяльного – чуть ли не самая значимая вещь. Тут тоже создается впечатление, что не телефон при истероиде, а истероид при телефоне. А что уж говорить, если есть сотовый телефон или хотя бы пейджер.
Эти средства не только улучшают возможности связи, но и являются признаком респектабельности, богатства, поэтому мы часто видим истероидов, которые демонстрируют на улице, как они "работают" по сотовому телефону: смотрите, дескать, какой я деловой, какой я важный и какой богатый.
Религия
Истероид и религия – о, это поэма, роман в стихах. Как я буду смотреться в гробу? Меня не будет, как меня все будут хоронить и оплакивать в церкви? А пойдет мне монашеское одеяние? И все это рассматривается с эстетических позиций. Взгляните, как истероидка крестится, как целует иконы…
Я как-то прогуливался в Париже по улице Сен-Дени, где проститутки штабелями стоят у каждого подъезда, вертя ключи на пальце, причем все они в основном в белых или по крайней мере в светлых одеждах. Увлекательное зрелище.
И вот одна из них открывает сумочку, бросает туда ключи и, склонив голову, решительным шагом направляется к готическому храму Сен-Дени (потому и улица так зовется). А я в это время как раз и направлялся в храм, когда мы поравнялись, я пропустил ее вперед, она взглянула на меня искоса, слезы закапали на белое платьице "мини"; кажется, во взгляде промелькнуло что-то вроде благодарности: я отнесся к ней как к даме. Но дальше я просто оторопел, так поразило меня увиденное. Храм был почти пуст: три человека причащались у священника. А моя героиня плашмя упала на пол и медленно поползла к священнику, извиваясь и завывая – словно призывая смотреть на нее… Мне вспомнились тогда кадры из гуманистического итальянского фильма "Ночи Кабирии", когда героиня Феллини приходит с подругой в церковь.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
 https://sdvk.ru/Sanfayans/Unitazi/nedorogie/ 

 плитка уралкерамика лагуна