https://www.dushevoi.ru/products/tumby-s-rakovinoy/60-70cm/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Слава – тоже часть романтики. Увы, ради славы истероид может унизить соперника сплетней, подставить ножку.
Конформизм – нонконформизм
Истероид меняет или не меняет точку зрения, в зависимости от того, что надо, чтобы в данный момент понравиться и быть в центре внимания. Он и конформист, и нонконформист попеременно (а неустойчивые и конформные психотипы меняют свои взгляды под влиянием сильной личности). Нонконформизм, неподчинение, неординарность – все же очень привлекательные для истероида черты, которые он играет как роль на публику, вживаясь в эту роль (ненадолго, быстро ломается), любуясь своим нонконформизмом.
Эпатирование
Эпатирование окружающих, стремление вызвать шок чем-то оригинальным и оскорбительным, дать "пощечину общественному вкусу" – одно Из ярко выраженных свойств истероидного психотипа. Такое поведение истероидов особенно задевает эпилептоидов, в то время как гипертим только весело хихикнет. Эпатировать можно чем угодно: обрить половину головы, а на другой половине выкрасить волосы в сиреневый цвет, обнажиться больше, чем принято, вставить в стихотворение что-либо физиологически неприятное: "Я распустил своей мысли слюни, а потом ее рифмой сплюнул, на бумаге остались пятна, никому ничего не понятно". Истероид получает удовольствие, вызвав неудовольствие других. Но главное – это опять-таки способ обратить на себя внимание, и если нельзя это сделать чем-то очень положительным, то хотя бы чем-то в той или иной мере отрицательным: топлесс в метро или хотя бы на общем пляже.
Мышление
Оно у истероида преимущественно образное. Абстракции ему, конечно, доступны. Однако мыслит он отнюдь не математическими формулами. Любое понятие, которое он использует, легко представить. Оно, так сказать, на среднем уровне абстракции. Он мыслит не высокими философскими категориями (материя, дух, гносеология, аксиология), а более конкретными понятиями (травка, земляника, пушистый, ласковый, Сочи, Крым, "мерседес", яхта). Мечтая, он строит ряды образов: "Вот поеду в Рим, посмотрю на Колизей, потом перееду в Венецию, покатаюсь на гондолах…"
У любого человека логика искажается под влиянием иррациональных желаний, но у истероида больше, чем у других. Он, как и паранойяльный, мыслит паралогизмами, которые ему выгодны, но паранойяльный это делает в глобальных масштабах, а истероид в масштабах микрогруппы. "Ты меня не любишь, раз не хочешь купить мне эту прелесть…". При этом договариваться с истероидкой почти бесполезно, все равно в аналогичном случае пойдет в ход другой манипулятивный приемчик. Но на какое-то время разъяснение и договоренность все-таки помогают удержать ситуацию в рамках логики, так что не стоит отчаиваться.
Истероид в своем мышлении очень зависит от авторитетного паранойяльного, видит все в свете заимствованных у него идей. И какое-то время он убежден, верит, даже верует, пропагандирует, разъясняет. Потом увлекается новой идеей, другим автором. То же самое происходит и в политике.
Творчество
Как и мышление, творчество у истероида связано с простыми образами: пошел, ушел, пришел, ударил, люблю, интригую… Очень все понятно: романтические темы, простые песенки, мыльные оперы, мелодичные простые интонации в речи, прозрачные, как и у паранойяльного, символы. Но истероид быстрее обучается искусству, поэтому у него больше вкуса, чем у паранойяльного. Образы не так прямолинейны.
Истероид не может творить в стол, он должен сразу обнародовать результаты своего творчества. Ему нужен быстрый эффект. Для него лучше прочитать лекцию, чем написать статью, лучше написать статью, чем книгу. Но, впрочем, если он диктует книгу ученикам или книга состоит из его лекций, которые он знает уже наизусть, то легче напишет тогда и книгу. Истероид даже учить стихи не может в одиночку, ему нужны зрители или слушатели, хотя бы "телефонные".
Память
Истероид по многу раз читает стихотворение с текстом в руке и в конце концов запоминает. Создается впечатление, что у него очень хорошая память; действительно, выучено наизусть за всю жизнь не так уж мало, но это не за счет хорошей памяти, а за счет увлеченного неоднократного чтения этого текста.
Аналогично и с прозой: сначала он цитирует какие-то места из прозаических произведений с текстом в руке, а потом и наизусть.
Но запомнить концепции ему уже труднее, а в формулах – математических, физических, химических, да и в терминологии может и совсем запутаться… Все это опять же очень условно. Есть истероиды, способные (но не сверхспособные) и к абстрактным наукам. Впрочем, и для них в науке важно в первую очередь общение, дискуссии, лекции, тогда он лучше запоминает нужный материал, который может потом блестяще преподнести, и создается впечатление глубоких знаний, но если копнуть, они все же явно уступают знаниям шизоида или даже паранойяльного.
Эрудиция
Истероид вращается во множестве мест и преимущественно старается общаться с людьми интересными, знающими, от них он нахватывается разных сведений, цитат, подробностей биографий разных интересных людей. И создается впечатление, что он очень много знает. Когда он рассказал все, что сам знает, и все взял из "этой" компании, он переходит в другую, там снова все рассказывает и берет все, что можно, там. И так повторяется вновь и вновь. Истероид черпает многое и из книг, которые, как правило, не дочитывает до конца, но из каждой что-нибудь да запомнится. Поскольку истероида тянет к новым людям, он, чтобы производить впечатление, должен все-таки что-то читать. Вот так и накапливается эрудиция, вернее, впечатление эрудиции. Чтобы знать наизусть новое стихотворение, его надо учить, а он уже знает десятка два стихотворений, но запомнить еще столько же, чтобы прочитать в этой же компании и произвести впечатление, – это нелегкий труд; тогда он просто идет в другую компанию и там завоевывает аудиторию теми же двумя десятками уже выученных стихотворений.
Из-за усилий, потраченных на привлекательный имидж, истероиду не хватает времени для подлинного самообразования. Истероид не очень любит трудиться, поэтому и не блещет глубокой эрудицией. Он лучше почерпнет интересную информацию в одной компании и блеснет ею в другой. Там фактик, тут фактик, там любопытное суждение, тут оригинальная интерпретация, и смотришь, можно целый вечер заполнить собою, быть "интересным". На непосвященных это зачастую производит большое впечатление, а иногда даже на умных и эрудированных людей. Умный человек ведь не все на свете знает, а этот как будто бы знает все на свете, "эрудит", вот и на умного произвел впечатление.
Но не будем придирчивы, в минусах, как всегда, есть и плюсы, ведь и в самом деле истероид хороший рассказчик, держит вечер, душа компании, гвоздь программы, звезда сезона.
Вместе с тем истероид может даже и проработать какие-то особенно впечатляющие материалы и стать специалистом в определенной области. А обладая хорошими ораторскими данными, он становится хорошим лектором, прекрасно преподает.
Эрудиция истероида неглубокая, но обширная. Помним, у паранойяльного она очень глубокая, но в одной узкой области, у эпилептоида – достаточно глубокая и касается нескольких областей. У шизоида и психастеноида она глубокая и обширная.
А вот у истероида эрудиция, как и у гипертима, поверхностная, но во многих местах. Все же она более глубокая, чем у гипертима. Истероид и гипертим – как бы губки, которые впитывают в себя культуру той среды, в которой вращаются. Поэтому, если они циркулируют от группы к группе в интеллигентной среде, они впитывают в себя ее культуру. Пусть неглубоко, даже поверхностно, но все же что-то услышал, что-то прочитал подробнее – уже неплохо.
Истероид подбирает поражающие его парадоксальные факты, он может поразить и окружающих знанием дат исторических коллизий (это было не тогда-то, а тогда-то). Иногда проявляет грамматическое буквоедство. Может, например, рассказать известный только эрудитам (а ему, истероиду, случайно попавшийся) эпизод битвы при Трафальгаре: английский адмирал Нельсон поднес к слепому глазу подзорную трубу и сказал, что не видит приказа об отступлении.
В отличие от эрудита-шизоида, эрудит-истероид владеет поверхностной, но жизненно важной информацией. Сколько что стоит – это ведь тоже эрудиция, только в другой сфере. В "Шанель" или в "Тати" покупать, что стоит везти из Парижа, сколько жен было у Генриха pIII, как миледи из "Трех мушкетеров" устранила Бэкингема. А эрудиция шизоида: метафизика Аристотеля, метапсихология Фрейда, сюрреализм Кафки, гештальтпсихология Коффки, агностицизм Канта, позитивизм Конта…
Рефлексия
Ух, как любят это слово психологи! Сигарету не выкурят без него! Ну что ж, и я не прочь им пользоваться. Что такое рефлексия? Под этим термином понимается отражение своей психики в своей психике. Ни у паранойяльного, ни у эпилептоида самокопание не в почете. По их мнению, это удел хлюпиков, интеллигентиков, шизоидов там разных, истериков всяких там. А они, дескать, люди дела. И в самом деле, истероид начинает копаться и своих переживаниях.
Шестнадцатилетняя школьница пишет в своем дневнике: "Люблю ли я Сережу? Не знаю. С одной стороны, он мне нравится. С другой стороны, я его презираю! А нужна ли я сама кому-нибудь, кроме Сережки… С одной стороны, на меня все смотрят. С другой стороны, не подходят".
Это еще не занудное размышление шизоида о собственных мыслительных процессах и не нравственные колебания психастеноида, но уже и не деловитое отбрасывание всяких сомнений, пусть самокопание в сочетании с самолюбованием, пусть поверхностненькая, но уже рефлексия.
Речь
Интонации у истероида мелодичные. У него широкий диапазон, чуть ли не от баса до колоратурного сопрано. Он может произвольно замедлять и ускорять темп речи. Нет чеканности эпилептоида, есть певучесть. Слова произносятся плавно. Нет прерывистости, а если она и появляется, то намеренно, чтобы люди расчувствовались, чтоб показать, как "я смешался". Речь у истероида складная; не по складам он незнакомый текст читает, а так, как будто заранее все выучил наизусть. Модуляции и темпо-ритм речи истероида могут быть гипертрофированы, но практически всегда адекватны содержанию высказываний, в отличие от неадекватной речи шизоида. Речь истероида более выразительна, чем у эпилептоида, у которого она, впрочем, тоже адекватна смыслу, и более модулирована, чем у гипертима (этот и в речи просто вертляв). Иногда у истероида проявляется вальяжная или ироничная интонация. Его речь достаточно тонко выражает эмоции.
Дикция прекрасная, все буквы выговариваются, все внятно, членораздельно. Ему легче, чем другим психотипам, даются скороговорки. Он может произнести слово "молниею" так, что слышны зигзаги: молниею. Легко и непринужденно произносит такие наукообразные абракадабры, как ассоциационизм и т. п.
Говорят истероиды с некоторым напором, но по степени убежденности и убедительности они отстают от паранойяльных.
Истероид поясняет смысл сказанного жестами и мимикой: "И дольней лозы прозябанье…" Это из пушкинского "Пророка". И он показывает жестами, какая она тонкая, одинокая и несчастная. Жесты тоже плавные, пластичные, мелодичные, как и все его движения. В принципе он может и старается говорить понятно, умеет донести до слушателя свою мысль. Но иногда, когда хочет показать свою причастность к некой элите, истероид может специально употреблять непонятную большинству терминологию, в чем проявляется своего рода кокетство. "Вы имеете в виду псевдогаллюцинации в составе синдрома Кандинского– Клерамбо или гипнопомпические галлюцинации аш-игрековой природы?" – во как закручено. Это "психологиня" – неэрудированным в психопатологии педагогам.
В противовес таким истероидным садистически-непонятным пассажам шизоид навязывает недоступный стиль речи потому, что сам плохо связан с окружением, закован в латы терминологии, не может из них выбраться, он словно медитирует, цитирует самого себя, разговаривает сам с собой.
Речь истероида похожа на актерскую. Но есть отличия между истероидками менее образованными, "провинциальными", и образованными, как бы "столичными". Можно сказать, "истероидка столичная – речь артистичная, истероидка провинциальная – речь театральная". В любом случае – кокетство.
Истероиды нередко перебивают собеседников, себя же перебить не позволяют, а если кто-то пытается это сделать, они форсируют голос, ускоряют речь.
Речевое оформление мыслей у истероида достаточно четкое, понятное. Он, как и эпилептоид, хорошо структурирует свои устные высказывания если и не по принципу "первое – второе – третье", как у эпилептоида, то все же разные аспекты мысли подчеркиваются хотя бы голосом.
Письмо
Почерк у истероидов аккуратный, но не всегда легко читается. Это эпилептоид все буквы прописывает четко. А у истероида, при том, что буквы округлые, бывает неясно, "п" написано, или "и", или "н".
По содержанию письмо тоже более или менее гладкое, но истероид может злоупотреблять вводными предложениями, причастными и деепричастными оборотами, скобками, сносками просто ради кокетства (вот, дескать, смотрите, как витиевато), а не из-за завышенной оценки собственных высказываний, как это бывает у паранойяльного.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44
 сантехника цены 

 Порцеланоса Delaware