https://www.dushevoi.ru/products/dushevye-kabiny/s-nizkim-poddonom/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


В этот день фашистским стервятникам больше не удалось приблизиться к охраняемым кораблям.
Погода снова ухудшилась, и вылеты возобновились только 13 июля. Уцелевшие суда конвоя к тому времени собрались у берегов Новой Земли. Начался организованный перевод их в Архангельск.
Под воздушное прикрытие 95-й авиационный полк взял суда севернее острова Колгуев. У входа в горло Белого моря пролегал наиболее опасный участок проводки. Однако до самого Архангельска эта группа кораблей прошла без потерь, хотя активность противника с воздуха не ослабевала. Но ей противостояли решительность и мужество североморцев.
На траверзе мыса Канин Нос патрулировавший над конвоем ведущий четверки капитан К. В. Володин заметил выход в атаку группы «Ю-88». Оставив над конвоем пару старшего лейтенанта А. Н. Сучкова, он со своим ведомым младшим лейтенантом А. С. Рудаковым пошел на сближение с «юнкерсами». Залпами реактивных снарядов, пулеметными очередями они сбили по одному «Ю-88». Остальные начали уходить. Обстреляв удиравших фрицев, подожгли еще два «юнкерса».
Возвратившись к кораблям, они стали участниками жаркого воздушного боя, который вела оставшаяся пара с группой «юнкерсов». В первой же атаке Сучков поджег немецкий бомбардировщик реактивными снарядами, а затем добил его пулеметными очередями. Горящий фашистский самолет упал в море. Его ведомый повредил второй бомбардировщик, который не замедлил скрыться в облаках.
Старший лейтенант Сучков бросил свой истребитель на перехват ближайшей группы бомбардировщиков. Те струсили и, преждевременно освободившись от бомб, ушли в облака.
В шестой атаке Сучков обнаружил, что кончились боеприпасы. Но, продолжая сближаться с новой группой «юнкерсов», он вынудил их отвернуть с боевого курса. При развороте гитлеровские стрелки-радисты открыли интенсивный огонь по несущемуся на них краснозвездному истребителю. Штурман в это время приник к турельному пулемету. Вот фашистский стервятник оказался в перекрестии прицела. Секунда — и он будет прошит очередью.
В этот момент самолет странно качнулся, будто стал неуправляемым. Штурман Корнилов услышал слабый голос товарища:
— Миша, я… не могу…
В кабине запахло гарью. Михаил бросился на помощь. Осторожно снял руки летчика с рычагов управления, вывел самолет в устойчивый режим полета.
Прошли секунды, но кабина успела наполниться едким дымом. Штурман увидел, горят сигнальные ракеты, еще мгновение — и они начнут взрываться. Михаил резким жестом открыл створку кабины и, продолжая управлять одной рукой, второй выбросил ракеты за борт. Буквально под крылом самолета они рассыпались разноцветным фейерверком. И только теперь он ощутил ожоги на руке.
— Что у вас на борту? Почему в воздухе столько сигнальных ракет? — запрашивал ведущий.
Корнилов коротко ответил:
— Идем на аэродром.
Ликвидировав пожар в кабине, Михаил кое-как перевязал Сучкову простреленную ногу.
Наблюдая за удалявшимся в сторону берега самолетом Сучкова, капитан Володин вместе с ведомыми отразил все попытки гитлеровцев атаковать корабли с воздуха.
Вскоре он передал охранение пришедшей на смену четверке под командой командира полка.
Когда тройка «Петляковых» вернулась на свой аэродром, летчики с радостью увидели самолет Сучкова на своем месте.
Встретившийся на земле штурман старший лейтенант Корнилов доложил, что его командир тяжело ранен, направляется в госпиталь.
Как выяснилось при разборе воздушного боя, в создавшейся тяжелой обстановке мужество и находчивость проявил штурман Корнилов. Когда летчик, потеряв сознание, перестал управлять самолетом, Корнилов заменил его. Вскоре Сучков очнулся, подсказывал штурману, что и как делать.
Когда доложили руководителю полетов о том, что самолет посадил штурман, тот только руками развел.
В тот же день на ужине Виктор Стрельцов сказал сослуживцам:
— Сегодня Миша Корнилов преподал нам еще один урок: насколько полезно знать в совершенстве не только свое дело, но и в нужную минуту быть готовым заменить товарища.
Напряжение полетов не спадало.
Люди отправлялись на отдых настолько измотанными, что казалось, завтра трудно будет их поднять. Но каждый находил в себе силы преодолеть нечеловеческую усталость. Поддерживали и подбадривали отеческие слова командиров, комиссаров, личный пример коммунистов.
Живительной струёй явилась радиограмма: «Майору Жатькову. Передайте личному составу благодарность Военного совета за хорошую боевую работу. Поздравляем летчиков Володина, Сучкова, Пузанова, Рудакова, Стрельцова с большим успехом. Полк успешно выполняет боевую задачу в новых условиях базирования. Военный совет БВФ. 13 июля 1942 г .»
Здесь же авиаторам вручили подарки от трудящихся Куйбышевской области, доставленные транспортным самолетом.
Когда охраняемые корабли вошли в горло Белого моря, прикрывающие их с воздуха самолеты стали садиться на запасной аэродром.
В сумерки усталые летчики и штурманы направились на отдых в отведенную им землянку, где кроме голых нар ничего не было. В полной темноте начали располагаться на ночлег. В это время в землянку кто-то вошел. Вспыхнули карманные фонари, и авиаторы увидели моряков.
— Разве так встречают гостей, — обратился к сопровождавшим его командирам вице-адмирал, — а тем более таких орлов? Немедленно доставьте все необходимое.
Это были командующий Беломорской военной флотилией вице-адмирал Г. А. Степанов и бригадный комиссар В. Е. Анаиьич.
Пока шел задушевный разговор, землянка преобразилась. Появились керосиновая лампа, полный комплект постелей с чистыми белоснежными простынями и наволочками.
Уходя, адмирал заметил сопровождавшим:
— Заботу о людях надо проявлять всюду, не сваливая на трудности войны.
Обращаясь к авиаторам, он поблагодарил за образцовое выполнение заданий, пожелал новых боевых успехов.
Ввиду сильного шторма корабли остановились на внешнем рейде у входа в устье Северной Двины. Прикрытие с воздуха продолжалось непрерывно.
Боевую задачу экипажи решили успешно. Более полутора десятков фашистских пиратов они отогнали от судов. Три из них нашли свою гибель в пучине моря.
Бои над кораблями с небольшими перерывами продолжались два дня. В сражениях отличились многие экипажи. Наибольшая нагрузка пришлась на экипажи майора Жатькова и старших лейтенантов Пузанова и Стрельцова. Главную задачу — не допустить «юнкерсы» к кораблям — выполнили успешно. 11 транспортов вошло в порт и стало под разгрузку. В Архангельск на оставшихся судах было доставлено 87 самолетов, 65 танков, 896 грузовых автомашин и 56684 тонны грузов.
С момента обнаружения судов конвоя авиацией Северного флота ни одно из них не пострадало.
Завершив операцию по воздушному прикрытию остатков конвоя, экипажи 95-го истребительного авиационного полка снова возвратились на полевой аэродром. С аэродрома постоянного базирования привезли долгожданную почту.
В конце августа 95-й авиаполк получил срочное боевое задание: обнаружить в северных районах Карского моря и уничтожить фашистский тяжелый крейсер «Адмирал Шеер». По поступившим сведениям, он совершил набег на порт Диксон и курсирует теперь где-то северо-восточнее Новой Земли. В этом районе ожидалось прохождение экспедиции особого назначения в составе лидера «Баку», трех эсминцев и 19 транспортов, следовавших с Тихого океана по Северному морскому пути к нам на флот. Мы обязаны были перехватить фашистский рейдер.
— Вылетаем завтра утром, — объявил командир полка. — Наш маршрут — через промежуточные полярные аэродромы гражданской авиации с посадкой на них. Конечный пункт — в одном из районов Арктики. Оттуда и приступим к выполнению боевой задачи. Самолеты к вылету подготовить немедленно.
Однако из-за плохой погоды на следующий день вылететь не удалось. Только первого сентября оказались на аэродроме, где их ожидали знаменитые полярные летчики Б. Г. Чухновский и В. С. Молоков. Они дали экипажам ряд консультаций о полетах в Арктике, уделив особое внимание ориентировке в высоких широтах.
В ночь на 5 сентября командующий ВВС передал командиру полка распоряжение об отмене перелета. Фашистский рейдер к этому времени был обнаружен воздушной разведкой Северного флота на пути к своей базе.
6 сентября приняли короткую радиограмму: «Встречайте вторую эскадрилью. В полном составе перелет на полевой аэродром. Подготовиться к прикрытию очередного союзного конвоя».
Авиаторы обедали, когда услышали гул приближающихся самолетов. Все выскочили на улицу. Над аэродромом появилась группа «ПЕ-3». Двенадцать машин парами пошли на посадку. Принимавший самолеты командир полка услышал в эфире знакомые голоса капитанов И. В. Горкушенко, Б. Г. Хомдохова и других товарищей, в свое время улетавших в тыл на авиационный завод за получением самолетов.
Докладывая командиру, Горкушенко сообщил о том, что группа в первых числах августа задержалась на одном из аэродромов Поволжья, приняв участие в боевых вылетах на Сталинградском фронте. Потерь не имели. Все задания выполнили успешно.
В пополненном составе полк вернулся на полевую площадку. Задача предстояла ответственная: в сентябре после длительного перерыва в Архангельск направлялся очередной караван из десяти крупных транспортов с военными грузами. Конвой под условным названием «PQ-18» сопровождал 31 боевой корабль.
До подхода конвоя в зону прикрытия экипажи 95-го авиаполка вели непрерывный поиск фашистских подводных лодок. Вылетали парами: ведущими выходили экипажи первой эскадрильи, ведомыми были новички, которые одновременно осваивали новый район полетов.
В один из таких дней на поиск подводных лодок вылетела в море пара «ПЕ-3» с ведущим капитаном Пузановым и ведомым капитаном Хомдоховым. На первом же развороте штурман ведущего старший лейтенант Д. И. Федоров обнаружил фашистскую подводную лодку, идущую в надводном положении.
Экипажи знали, что медлить нельзя, пират скроется под водой. Положение для атаки было не из лучших: самолеты и лодка шли встречным курсом и быстро сближались: для выбора выгодной позиции не оставалось времени. Самолеты легли на боевой курс. Имея на борту только пушечно-пулеметный боекомплект, экипажи обрушили всю мощь огня на лодку. Пули и снаряды легли по рубке и корпусу. Лодка начала срочное погружение, но экипажи уже заметили левый резкий крен корпуса.
А затем на месте погрузившейся лодки осталось большое масляное пятно. Размеры его быстро росли. Еще несколько раз прошли самолеты над местом погружения, но добить врага в толще воды было нечем.
Возвратившись с задания, доложили командиру полка о встрече с подводной лодкой и результатах ее атаки.
Вскоре полк стал готовиться к встрече подходившего к зоне прикрытия конвоя.
С помощью воздушных разведчиков немцы обнаружили конвой уже на второй день после выхода его из Исландии. И хотя в составе конвоя был авианосец, английское командование не приняло решительных мер для отсечения неотступно следовавших за конвоем гитлеровских воздушных разведчиков. С 13 сентября немцы стали наводить на конвой ударные подводные и авиационные силы. Атаки следовали одна за другой. До подхода к зоне, в которой за прикрытие отвечал Северный флот, противнику удалось потопить пять малых боевых кораблей.
17 сентября к охранению конвоя присоединилось более 30 боевых кораблей Северного флота. С подходом судов к мысу Канин Нос гитлеровцы пытались атаковать конвой сначала подводными лодками, а затем несколькими группами торпедоносцев и бомбардировщиков (общей численностью около 80 самолетов). Корабли охранения в ожесточенных схватках отбили все атаки. Вражеская авиация потеряла 15 самолетов, а подводные лодки были отогнаны.
Заключительный участок пути конвой прошел в непрерывных боях, отбиваясь от атак воздушных и подводных сил гитлеровцев.
19 сентября он прибыл к месту назначения. Назавтра вышел на прикрытие и Стрельцов. Это был его первый боевой вылет в качестве ведущего пары, так как капитан Пузанов еще не вернулся с боевого задания.
В тот день Стрельцов почувствовал недомогание и вторично не смог идти на задание. Вместо него ведомым Пузанова был выделен другой экипаж. Погода в районе действий оказалась сложной. Надвигался циклон. Командир полка, вызвав командира звена капитана Пузанова, сообщил:
— По нашим предположениям, конвой проходит мыс Канин Нос. Осадки постепенно смещаются в нашу сторону. Немцы оказались в более выгодном положении: для них в районе цели погода улучшается, нам же надо преодолевать полосу дождей и тумана. Опасность большая, но обстановка требует — надо лететь. Доверяю это ответственное задание вам.
Летчик ответил коротко:
— Я готов. На бреющем пройдем опасный район.
А там разведаем погоду, тогда будет яснее, как действовать.
Командир полка одобрил его решение. Пара наших самолетов (ведущий капитан Л. Г. Пузанов и младший лейтенант А. С. Рудаков), несмотря на сложные метеоусловия в заданном районе побережья, вышла на поиск конвоя с намерением взять его под прикрытие. Конвой был обнаружен в разгар боя с фашистскими самолетами. Пузанов с ходу пошел в атаку на торпедоносцы врага, вынудив их сбросить торпеды вдали от цели.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

 https://sdvk.ru/Vanni/treugolnye/ 

 Kerama Marazzi Клемансо