ванна 180х80 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Сотни вылетов на разведку совершили они, глубоко забираясь во вражеский тыл и доставляя оттуда ценные сведения. Летали в одиночку. Часто подвергались обстрелу зенитной артиллерии, схватывались с немецкими истребителями.
Несколько таких вылетов на воздушную разведку совершил и экипаж Виктора Стрельцова.
…В начале марта в часть поступил приказ направить 95-й истребительный авиационный полк в Заполярье для выполнения задания государственной важности — прикрытия союзных караванов судов на северном морском театре.
Наступала весна, а с ней приближалось начало второй военной арктической навигации. Уже осенью 1941 года северные порты Советского Союза с портами Англии и Исландии связал транспортный морской путь. По этой магистрали страны антигитлеровской коалиции осуществляли между собой основные военно-экономические связи, включая и поставки вооружения для советских войск по ленд-лизу. Северный путь был самым коротким, то и самым опасным. Он проходил по суровым Северному, Норвежскому, Баренцеву морям, здесь постоянно патрулировали корабли и самолеты противника, базировавшиеся в портах и на аэродромах севера Европы.
Сложные условия плавания караванов транспортных судов по этому маршруту требовали надежной боевой охраны как на воде, так и в воздухе. Ответственность за безопасность конвойных рейсов в своих зонах несли британское адмиралтейство и командование Северного флота.
95-й истребительный полк, прибывший в Заполярье, стал одним из авиационных подразделений военно-морского флота, который нес охрану неба над Белым и Баренцевым морями.
К концу марта полк полностью сосредоточился на аэродроме назначения.
Здесь еще вовсю хозяйничала зима с метелями и морозами. На обочинах аэродромных дорог сугробы напоминали стены огромных тоннелей. Но все это сгладилось теплой встречей с североморскими летчиками, которые вели непрерывные и тяжелые бои с превосходящими силами врага. Они искренне радовались пополнению.
Многоцелевое назначение самолета «ПЕ-3», его высокие боевые качества, а также богатый опыт летного состава, приобретенный на фронтах Великой Отечественной войны, значительно усиливали боевые возможности ВВС Северного флота, имевших до прибытия пополнения в своем составе два истребительных полка. Бомбардировочная авиация была представлена эскадрильей «ПЕ-2», входившей в один из истребительных полков.
95-й авиаполк перебазировался скрытно. Фашисты не узнали о его появлении, и это дорого им стоило.
Сразу же экипажи приступили к детальному изучению района будущих боевых действий. Командир полка предупредил: к полетам будут допущены только те, кто на «отлично» сдаст экзамен на допуск к самостоятельным вылетам в новом районе.
Тяжелая воздушная обстановка в Заполярье настоятельно требовала сократить сроки ввода в боевой строй вновь прибывших.
Планировалось провести двухнедельную подготовку на земле, прежде чем вылетать на маршруты.
Трудностей встретилось немало. Предстояло решать совершенно новые задачи: прикрывать корабли в море. Летчики и штурманы не только не умели обнаруживать цели на море, но и ориентироваться над безбрежными морскими просторами. Инженерам и техникам также требовался определенный опыт по эксплуатации самолетов и оружия в сложных северных условиях.
Сам аэродром представлял собой небольшую продолговатую площадку, стиснутую со всех сторон скалистыми сопками. С такого поля, не имея соответствующих навыков, взлететь еще можно, а вот сесть не так просто. Поэтому вначале пришлось воевать не с немцами, а с природой — противником не менее коварным и опасным.
Часами боролись летчики со снежными заносами, вьюгами, ожидая прояснения. Первое время удивлялись: бушует стихия, в метре ничего не видно — и вдруг затишье, тихо и ясно, видимость отличная. А через десяток минут аэродром опять закрывало. То туман наползал с залива или низин между сопками, то неожиданно налетал снежный заряд.
Вот эта неустойчивость, мгновенная изменчивость метеоусловий представляла наибольшую опасность. Взлетит самолет при нормальной погоде, подходит к аэродрому — посадки нет. Летчик не видит ни сигналов, ни ориентиров. Сесть некуда, под плоскостями толпятся сопки и острые скалы. Даже снизиться до бреющего, чтобы попытаться сориентироваться, опасно: можно врезаться в вершину горы. И кружит самолет в районе аэродрома, ловит миг, когда прояснится, чтобы зайти на посадку. В таких условиях требовались выдержка, особое летное мастерство, чтобы преодолеть препятствия и освоиться с капризами заполярной погоды.
В числе первых освоил полеты в сложных условиях Севера экипаж Стрельцова.
Уверенно выдержав проверку на земле, Виктор и его штурман Игорь Кравцов получили разрешение «сходить в море». И хотя это еще был только полет за лидером, радости не было предела.
Утром пораньше отправились на аэродром. Первым их встретил механик старший сержант А. Д. Дементьев. Как всегда, доклад был краток:
— Товарищ командир! Машина к вылету готова!
Стрельцов и Кравцов поздоровались с механиком, осмотрели самолет. Виктор неожиданно спросил:
— Саша, как работают моторы?
— Как часы, командир. Можете не сомневаться, всю ночь подогревал. Запустятся мигом.
— Спасибо, Саша. Я и не сомневаюсь. Но ведь полет необычный. Волнуюсь вдвойне.
Летчик и штурман заняли свои места. Набирая обороты, с шумом рассекали морозный воздух винты, которые вскоре слились в сплошной вращающийся диск.
Рядом прорулил, трижды мигнув аэронавигационными огнями, «ПЕ-2». Это был их лидер. Приглашая за собой на старт экипаж соседнего полка, он, не останавливаясь, вырулил на полосу и пошел на взлет.
Виктор и Игорь услышали в наушниках свой позывной и долгожданное «Разрешаю взлет».
Взлетели легко и уверенно.
Набирая высоту, последовали за лидером. Пристроились к нему. Самолеты перешли в горизонтальный полет. Над головой, едва не касаясь машины, расстилалась оплошная белая пелена облаков. С земли они были темно-синие, а вблизи — белые. Такую плотную облачность экипаж не часто, но встречал ранее в других районах.
Куда интереснее было внизу. Открылись гряды сопок. Более высокие из них прорезали снежную гладь черными глыбами скал. Осмотревшись, Виктор и Игорь стали различать разной формы белые пятна среди тор. Догадались — озера. Их поверхность отличалась ровным покровом.
Пересекли узкий, врезавшийся между гранитными берегами залив и повернули вдоль противоположного берега на юг. На карте он выглядел обычно синей полоской. О нем, Кольском заливе, говорили много, а вот видели впервые. На левом берегу залива между горами и водой раскинулся город. Так вот он какой!
Стрельцов, наблюдая за землей и воздухом, изредка поглядывал на Игоря. Штурман непрерывно смотрел то вниз, то на карту, сосредоточенно что-то прикидывая и высчитывая. Виктор знал — Игорь занят своим штурманским делом и вряд ли многое замечает. Сам он сегодня в полете чувствует себя свободнее. Впереди идет опытный экипаж, только следуй за ним и наблюдай. Оттого и рассматривает внимательно все вокруг, не спуская глаз с горизонта. Здесь в любой момент может появиться враг.
В стороне прошли две пары краснозвездных ястребков. Они закружили по ярусам. Виктор догадался — соседи-гвардейцы вышли на барраж в зону. Возможно, для их безопасности они утюжат небо, чтобы в нужную минуту прийти на помощь.
Пройдя вдоль залива, повернули к городу. Обогнули его с севера. Издали Виктор видел, как сильно разрушен Мурманск. До этого летчики соседних полков рассказывали о непрерывных массированных налетах гитлеровских бомбардировщиков на деревянный город. Сотни фугасных, тысячи зажигательных бомб сбросили стервятники на жилые дома и промышленные предприятия. Вид сожженного и разрушенного Мурманска больно сжал сердце.
Город остался позади. Теперь уже шли вдоль другого берега залива. Внезапно скалы словно бы расступились и открылась величественная панорама моря. В стороне проплыли высокие обрывистые берега продолговатого острова.
— Остров, — уточнил штурман. Стрельцов уже знал, что это их главный ориентир при подходе к аэродрому с моря.
Дальше шли на Север над бескрайними морскими просторами. С высоты трудно было представить, что происходит на его поверхности. Но Виктор безошибочно определил, что море неспокойно: крупная серая чешуя — это перекаты волн.
Уже на обратном маршруте, у входа в Кольский залив, на темно-зеленом фоне Стрельцов увидел продолговатый серый силуэт. Чем ближе подходили, там четче вырисовывался корпус корабля.
— В такую коробочку не так просто попасть, — подал голос Игорь.
— Ничего, это только первое впечатление. Приглядимся. По танкам били, а здесь все-таки покрупнее габариты.
На подходе к аэродрому лидер уступил дорогу. Виктор сам вышел на посадочный. Приземлил машину точно по правилам.
Вскоре оба были на командном пункте. Туда же прибыли штурман и летчик лидера. Высокий худощавый капитан в ладной морской форме доложил командиру, Герою Советского Союза майору Б. Ф. Сафонову:
— Товарищ майор! Задание на полет выполнил. Ведомый уверенно чувствует себя в воздухе. Можно выпускать.
Затем Стрельцов и Кравцов по карте, по своим наблюдениям рассказали о пройденном маршруте, основных ориентирах, подходах к аэродрому. Сафонов и Жатьков внимательно выслушали доклад экипажа. Сафонов одобрительно поддакивал, кое-где поправлял. Чувствовалось, что весь маршрут он знает наизусть.
Потом сказал Жатькову:
— Анатолий Владимирович, пусть завтра слетает у меня ведомым. Погляжу, как пойдет за истребителем. Справится с задачей — уверенно выпускай на боевое. Нечего засиживаться.
Стрельцов не сразу понял, что оказал Сафонов.
А когда командир полка отдал распоряжение включить экипаж Стрельцова на полеты, даже не поверил.
В эскадрилье Виктор не мог скрыть своей радости.
— Смотри, не потеряй Сафонова в воздухе. Тогда тебя придется искать всем полком, — острили однополчане.
Виктор отшучивался, но к вылету готовился еще более тщательно, чем накануне.
Метеорологические условия в тот день оказались идеальными. От взлета до посадки сопутствовала устойчивая погода. Проглядывавшее сквозь тонкий слой облаков солнце рассеивало дымку. Видимость была прекрасной.
После полета Виктор получил от самого Сафонова весьма высокую оценку…
Вслед за ним приобретали навыки полетов над морем и другие экипажи. Большую помощь новичкам в освоении неба Заполярья оказали летники гвардейского истребительного авиационного полка, их командир Борис Феоктистович Сафонов.
Через десять дней пребывания в Заполярье командир доложил командованию о готовности полка.
Перед вылетами часть посетили командующий Северным флотом вице-адмирал А. Г. Головко, член Военного совета дивизионный комиссар А. А. Николаев и начальник политуправления дивизионный комиссар Н. А. Торик. Они рассказали об обстановке на фронте, ознакомили с особенностями боевой деятельности на северном театре, разъяснили государственную важность задач по прикрытию конвоев с воздуха.
И вот 15 апреля 1942 года первый боевой приказ: нанести бомбовый удар шестеркой по крупной военно-морской базе и порту противника в Заполярье.
Группу возглавил В. А. Куликов. Правым ведомым у него был Стрельцов. К вылету готовились, как к празднику. Помогали все, кто оставался в тот день на аэродроме.
В едином строю группа вышла на цель. Мощный заградительный огонь встал на ее пути, но авиаторы уже бывали в такой ситуации. Ведущий, умело маневрируя среди разрывов, повел группу в атаку. Первое звено основной удар направило на самое крупное судно в порту — двухтрубный транспорт, стоявший на рейде под охраной кораблей. Второе звено сбросило бомбы на причалы.
Замыкавший строй экипаж сфотографировал результаты удара. Самолеты легли на обратный курс.
Проявленные пленки подтвердили точность удара. Вскоре по поступившим разведданным стало известно, что в результате налета потоплен транспорт водоизмещением четыре тысячи тонн, повреждено несколько других кораблей, нанесен ощутимый урон причалам и портовым сооружениям.
Спустя несколько дней, 20 апреля, экипаж Стрельцова вновь отличился. «ПЕ-3» вылетел на разведку норвежского побережья с задачей нанести удар по обнаруженным одиночным кораблям противника.
На такие задания «ПЕ-3» уходили с бомбами и полным комплектом реактивных снарядов.
Внимательно осмотрели заданный район, но на море ничего не обнаружили.
— Придется везти гостинцы домой, — досадливо троившее штурман.
— Не спеши с выводами, — успокоил его командир. — Смотри внимательней. Справа осиное гнездо — Киркенес. Сейчас мы на солнечной стороне. Наблюдать за нами неудобно. Воспользуемся этим.
Показался Киркенес. Надежды оправдались: на фоне залива четко вырисовывалось транспортное судно.
Стрельцов вел самолет на приглушенных моторах. Выйдя на расстояние атаки, дал полные обороты.
— Штурман, приготовились! Если не ошибаюсь, перед нами крупный танкер. Цель вполне подходящая для наших реактивных снарядов и бомб!
Стрельцов вывел самолет на наиболее выгодную дистанцию огня и дал первый залп двумя крупнокалиберными реактивными снарядами.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

 viega 

 Mei Classic Oak