https://www.dushevoi.ru/products/dushevye-kabiny/s-nizkim-poddonom/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


Капитан Сыроватко передал ведущему ударной группы:
— Выходите на цель. Истребителей противника беру на себя.
«Петляковы» ринулись навстречу врагу. Фашисты не приняли боя и разошлись веером: «хейнкель» стал уходить под прикрытие зенитного огня кораблей охранения, а «мессеры» парами отвернули вправо и влево.
Когда торпедоносцы легли на боевой курс, вражеский снаряд поджег самолет ведущего. Несмотря на то, что машина пылала, Киселев не свернул с боевого курса и сбросил торпеду на цель. Самый крупный фашистский транспорт пошел на дно.
Воодушевленные подвигом командира, его боевые товарищи потопили еще три судна.
А в это время над морем вели поединок истребители, сыгравшие решающую роль в успехе торпедной атаки. Уже рухнул в море «хейнкель», прошитый очередью сержанта В. Сачкова. Но вот отвернувшая вправо пара «мессеров», сделав «горку», удачно сманеврировала и внезапно оказалась в выгодной позиции для удара по труппе капитана Киселева. Беззащитные в данной ситуации торпедоносцы были обречены на гибель. Оставалась только одна возможность спасти их. Ею и воспользовались Колонтай и Сыроватко.
Все решилось секундами. Когда фашистские летчики уже нажали гашетки, перед их носом пронеслись два краснозвездных истребителя. Свинцовые струи, предназначенные для торпедоносцев, впились в них. Фашистские истребители, не ожидавшие такой цели, взмыли вверх для повторного захода в атаку. Но было уже поздно. Подоспевшие старший лейтенант Федор Антонец и его штурман старший лейтенант Михаил Белоногов длинными очередями прошили открывшееся брюхо «мессеров». Оба фашиста камнем рухнули в море. Вторая пара «МЕ-110» поспешно снизилась и на бреющем скрылась в прибрежной зоне.
Федор Антонец с ведомым пристроился к торпедоносцам, взявшим курс к своим берегам. В его ушах все еще звучал голос боевого друга Вани Сыроватко: «Федя, береги „Илы“! Иду на перехват!» Это были его последние слова.
На родной аэродром вернулась лишь четверка истребителей. На земле Федор Антонец, как старший в группе, доложил командиру о воздушном бое и о подвиге молодых коммунистов летчиков капитана Ивана Даниловича Сыроватко и старшего лейтенанта Ивана Петровича Колонтая, штурманов старших лейтенантов Петра Трифоновича Зюкова и Вениамина Васильевича Самсонова. На разборе полета присутствовал весь летный состав. Ведущий труппы старший лейтенант Антонец наглядно начертил схему воздушного боя и подробно объяснил, почему немцы выиграли маневр.
Долго обсуждали летчики итоги этого боя. Некоторые считали, что трудно выиграть бой с «МЕ-110». Более легкие и маневренные, они будут навязывать свою волю.
Стрельцов, еще и еще раз мысленно разобрав сложившуюся в том бою ситуацию, возразил: и на горизонталях возможен поединок «ПЕ-3» с «мессерами».
Виктор до тонкости знал и любил своего «Петлякова»» которого все летчики любовно называли «наш Пешка». Не верил, что эта послушная, умная боевая машина не может на равных бороться с опасным противником.
Постепенно созрел четкий план. Он снова вспомнил о своем тактическое приеме, который уже применял. В тех случаях тоже складывалась обстановка, которая в обычных условиях казалась безвыходной…
В день Первомая Виктор с нетерпением ждал встречи с «ме-110», чтобы на практике проверить найденное решение. Так и случилось.
Имевшая численный перевес, восьмерка «МЕ-110» держалась самоуверенно. Быстро оценив обстановку, Стрельцов приказал экипажам лейтенанта С. Костюка и сержанта В. Сачкова охранять торпедоносцы, а четверку повел в атаку.
Немцы решили схитрить. Четверка их самолетов приняла воздушный бой, видимо, рассчитывая связать наши истребители боем, а вторая с разворотом ушла.
Стрельцов передал своему штурману:
— Игорь, внимательно следи за отошедшей четверкой «мессеров». Как бы она не пристроилась к атакующим торпедоносцам.
Он не зря беспокоился. Отошедшая группа «МЕ-110» разделилась на пары. Два «мессера» вступили в бой с Костюком и Сачковым, а другая пара ринулась к оставшимся без прикрытая торпедоносцам.
Стрельцов услышал тревожный голос штурмана:
— Виктор, «мессеры» атакуют торпедоносцы! Помещать им мы уже не успеем.
— И все-таки попробуем, — ответил Стрельцов. — Как только выйдем к ним в тыл — открыть огонь из всего оружия.
Своему ведомому лейтенанту А. Рудакову он передал:
— Принимай группу, я выхожу из боя. Не отпускайте фрицев от себя.
В следующий момент Стрельцов редко взял штурвал на себя. «Петляков» почти вертикально полез вверх. Набрав необходимую высоту, Виктор, сделав переворот через крыло, сразу оказался над «МЕ-110», начавшими атаку на торпедоносцы. Имея запас высоты, ринулся на гитлеровцев сверху, открыв мощный огонь из всех пушек и пулеметов. Под шквалом огня нервы у фашистов не выдержали, они прервали атаку и трусливо бросились к берегу под прикрытие зенитных батарей.
Торпедоносцы беспрепятственно вышли на цель и успешно завершили атаку, уничтожив два транспорта и танкер водоизмещением около 28 тысяч тонн. Костюк и Сачков продолжали неотступно идти за торпедоносцами. А Стрельцов в это время уже спешил им на помощь.
Увидев приближающуюся машину Стрельцова, фашистские летчики начали оттягиваться к берегу, надеясь увлечь за собой группу прикрытия. Разгадав намерение противника, Стрельцов вывел группу из боя и, присоединившись к торпедоносцам, обеспечил возвращение их на свой аэродром.
На разборе, проведенном командиром части, картина боя была восстановлена во всех подробностях! После доклада Стрельцова о ходе выполнения боевой задачи выступил сержант Сачков:
— Я в части новичок. Воевать начал только с осени прошлого года Мне пришлось участвовать в двух вылетах по прикрытию торпедоносцев. Мы вели бой с новым для нас противником — «МЕ-110». 25 апреля в первом бою мы понесли большую утрату: погибли коммунисты Колонтай, Зюков, Сыроватко, Самсонов. Если бы не самопожертвование наших боевых товарищей, то погибли бы торпедоносцы, не выполнив боевой задачи. Сегодня в бою сложилась ситуация еще более сложная. Тогда вели бои шесть против пяти фрицев, двух сбили и одного повредили, потеряв два своих экипажа. А сегодня вели бой шесть против восьми, не сбили ни одного самолета противника, но, несмотря на его численное превосходство, мы бой выиграли Торпедоносцы потопили три крупных транспорта, обе группы самолетов вернулись без потерь. Почему мы выиграли этот бой? Был момент, когда казалось, что торпедоносцы ничто уже не спасет. Пара «МЕ-110» повисла у них на хвосте, и мы уже не могли им помочь. Так нам всем казалось. Стрельцов спас их, поставив почти в безвыходное положение немецких летчиков. Теперь я знаю: против маневренности «МЕ-110» есть противоядие. Это убедительно продемонстрировал сегодня старший лейтенант Стрельцов. И теперь я никогда не соглашусь с высказываниями, что со «стодесятыми» нельзя выиграть бой на горизонталях.
Раздались одобрительные возгласы.
— Когда я прибыл в часть, то слышал много разговоров среди летного состава о боевой фигуре пилотажа на нашем самолете с переворотом, которую применял в бою старший лейтенант Стрельцов. Но до сего временя ее применять запрещается. Сегодня Стрельцов выиграл бой только благодаря применению этой фигуры. Мне кажется, что пора освоить эту фигуру наиболее подготовленным летчикам, она поможет нам побеждать любого противника.
Многие летчики поддержали Сачкова.
Командир полка, подведя итог разбору операции и дав высокую оценку действиям Стрельцова, поручил ему подготовить и провести занятие со всем летным составом по освоению новой фигуры высшего пилотажа.
Вскоре старший лейтенант Стрельцов доложил командиру полка о готовности провести занятие на тему: «Выход из-под атаки с переворотом через крыло на самолете „ПЕ-3“ с последующим переходом в контратаку».
На занятие прибыли представители штаба ВВС Северного флота.
После толково наложенной Стрельцовым теоретической части и объяснения на чертежах всех элементов фигуры представители штаба ВВС одобрили его предложение и разрешили продемонстрировать воздушный бой наглядно над своим аэродромом.
Стрельцов взлетел в паре с лейтенантом С. Костюком. Разыгрывая «воздушный бой», Стрельцов позволил «противнику» занять выгодную позицию в хвосте своего самолета. В такой позиции, летчики знали, атакованному уже не спастись, атакующий бил без промаха: в этом случае промахнуться практически было невозможно.
На земле с напряжением следили за поединком. И вот на глазах у всех наблюдавших Стрельцов совершил невозможное. Его самолет, задрав нос, почти по вертикали полез к облакам. Только проскочил под ним Костюк, как Стрельцов перевернул самолет через крыло и, оказавшись выше и в хвосте своего «противника», через мгновение пристроился к нему так, что, как тот ни маневрировал, оторваться от преследователя не смог.
Самолеты зарулили на свои стоянки. Первым подошел к Стрельцову лейтенант Костюк, несколько минут назад имитировавший «противника» в «воздушном бою». Он горячо пожал руку Виктору и поздравил с успехом:
— Пусть теперь попробуют «мессеры» атаковать нас с хвоста! Мы им будем навязывать свою волю в бою, хотя у них и более легкие машины.
Командир полка разрешил группе летчиков, имеющих высокую подготовку по технике пилотирования, применять маневр с переворотом в бою. Предварительно все они провели учебные тренировочные полеты и повторили «фигуру Стрельцова» в воздухе над своим аэродромом.
Этот прием боевого пилотажа прочно вошел в арсенал североморских летчиков.
Вскоре в боевой службе Виктора Стрельцова произошли перемены. Командира 1-й эскадрильи майора С. С. Кирьянова откомандировали на учебу командного состава. Замечательный человек, волевой командир с большим боевым опытом (летать начал в 1934, воевал с японскими захватчиками), Степан Степанович был всеобщим любимцем. С ним смело шли на любое задание.
Эскадрилью Кирьянов передал своему заместителю капитану Хомдохову, а на его место рекомендовал Стрельцова.
Выполняя основные задачи — прикрытие торпедоносцев при нанесении ими ударов и прикрытие конвоев в море, летчики полка попутно вели воздушную разведку, осуществляли специальные полеты в глубокий тыл противника. В июле 1943 года из одного такого задания не вернулся на свой аэродром парторг 1-й эскадрильи старший лейтенант С. Е Костюк и штурман старший лейтенант М. Г. Корнилов О дальнейшей судьбе экипажа никто ничего не знал. Сразу все ощутили тяжесть этой утраты. Экипаж пользовался в полку большим уважением.
Штурман Михаил Корнилов был не только знающим специалистом, но и превосходным гитаристом, умел в короткие минуты досуга поднять у всех настроение. Старший лейтенант С. Е. Костюк пришел в коллектив из соседнего полка осенью 1942 года. Боевых вылетов не имел. Однако после доподготовки, летая на задания, быстро утвердил за собой репутацию мужественного и настойчивого пилота. Его назначили командиром звена, а коммунисты избрали секретарем партийного бюро эскадрильи. Здесь он проявил себя строгим и принципиальным партийным руководителем, непримиримым к недостаткам в боевой работе. Именно за твердость, решительность и целеустремленность уважали его товарищи. Командование часто поручало ему наиболее трудные и ответственные задания, и он с ними успешно справлялся.
Во второй половине 1943 года начались перевозки морем грузов для создания необходимого зимнего запаса в частях Северного оборонительного района. Для защиты внутренних морских сообщений и конвоев привлекается и 95-й авиационный полк.
В августе-октябре 1943 года экипажи снова перебазировались на полевой аэродром, откуда прикрывали конвои на участке Белое море — Кольский залив, вели поиск подводных лодок врага в северо-восточной части Баренцева моря. Полеты на задания осуществлялись зачастую в сложных метеорологических условиях и требовали от всего личного состава большого мужества и бдительности.
Одновременно освоили площадку в районе одного из прибрежных поселков, используя ее как аэродром подскока. Это позволяло расширить район боевых действий по прикрытию конвоев и принимать участие в нанесении совместных ударов разнородными силами авиации по конвоям врага, обнаруженным разведкой ВВС флота.
Фашистское командование практически отказалось от использования авиации во всех других видах боевой деятельности, кроме прикрытия с воздуха своих морских перевозок, сосредоточив там все наличные воздушные силы. Поэтому авиаторам Северного флота приходилось действовать против вражеских конвоев в условиях массированной противовоздушной обороны.
Авиация флота в четвертый год войны значительно выросла количественно и изменилась качественно. Теперь в ударах по врагу участвовали тактические группы бомбардировщиков, штурмовиков и торпедоносцев, имевшие сильное истребительное прикрытие.
Из нескольких таких операций, в которых участвовали экипажи 95-го авиаполка, характерна проведенная 13 октября 1943 года южнее Варде.
Удар по конвою противника наносился в сумерки, участвовали четыре тактические труппы: 6 штурмовиков «ИЛ-2», 6 пикирующих бомбардировщиков «ПЕ-2», 3 высотных и 4 низких торпедоносца. Истребительное прикрытие состояло из 30 самолетов:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

 сантехника в химках 

 керамическая плитка samarkanda