https://www.dushevoi.ru/products/kuhonnye-mojki/iz-iskustvennogo-kamnia/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Вскоре он это доказал.
16 мая поздно вечером в помещении летного состава раздался телефонный звонок. Дежурный, приняв распоряжение, громко крикнул:
— Капитан Кириков, срочно на КП к командиру части. Экипажам капитана Кирикова, старшего лейтенанта Пузанова, лейтенанта Стрельцова и лейтенанта Сыроватко по тревоге к самолетам, подвесить бомбы я быть готовыми к вылету.
Через несколько минут летчики и штурманы были у своих самолетов. Авиамеханики и техники уже хлопотали возле бомб. Подвеска заняла тоже считанные минуты.
В 23.00 прибыл капитан Кириков. Вместе с ним — начальник штаба полка майор Муратханов. Собрав экипажи, он поставил задачу:
— Четверке «ПЕ-3» в составе экипажей Кирикова, Пузанова, Стрельцова и Сыроватко — ведущий группы капитан Кириков — произвести разведку моря вдоль норвежского побережья и подходов к военно-морским базам Варде и Вадсе. По данным разведки, в наших водах появились вражеские миноносцы. При обнаружении их — нанести бомбовый удар с высоты 2500 — 3000 метров .
Быстро надели парашюты, запустили моторы. Взлетели парами: капитан Кириков и лейтенант Сыроватко, старший лейтенант Пузанов и лейтенант Стрельцов.
Удачно обошли наблюдательные посты врага: помогла тонкая слоистая облачность. В 23 часа 40 минут прошли вдоль полуострова Рыбачий на значительном удалении от берега. Солнце хорошо освещало водную поверхность и не мешало наблюдению с большой высоты.
Летчики и штурманы, впервые видевшие море таким тихим, невольно любовались его бархатной изумрудной поверхностью.
Самолеты шли сомкнутым строем. Экипажи были готовы в любую минуту отразить нападение фашистских стервятников с воздуха и нанести мгновенный удар по врагу на море.
На подходе к военно-морской базе противника Варде Кириков заметил километрах в двадцати белую змеевидную полосу. Не было сомнения в том, что это след быстро идущего крупного корабля. Ведущий дал команду следовать за ним и со снижением пошел в направлении следа.
Вскоре на горизонте четко стал вырисовываться миноносец врага. По мощи огня он свободно мог противостоять атаке четырех бомбардировщиков, представляя для них серьезную угрозу. Но летчики полка не спасовали перед опасностью. В части свято соблюдались традиции, рожденные в первые дни войны: с боевого курса не сворачивать и бомбы сбрасывать только на цель.
Используя солнце, приглушив моторы, четверка сомкнутым строем пошла на снижение. Штурман ведущей группы старший лейтенант Д. И. Федоров произвел расчеты. Ведомые четко следовали за ведущим и точно повторяли все его маневры. Противник никак не реагировал на подготовку атаки, видно, надеялся на свою хорошую вооруженность.
Лишь когда самолеты вышли на расчетный угол прицеливания, гитлеровцы заметили реальную опасность. Миноносец начал циркулировать вправо. Пушки корабля открыли яростный огонь. Но то был уже запоздалый ответ.
Самолеты заходили с носа корабля, что не позволяло противнику отражать атаку всей мощью огня и успешно маневрировать.
В момент подхода миноносца к курсовой черте штурман ведущего группы поймал немецкий корабль в прицел и дал команду летчику довернуть самолет так, чтобы маневрирующий корабль сам шел на перекрестие прицела.
Сброшенные по команде ведущего одновременно со всех самолетов бомбы двумя сериями полетели вниз. Сомкнутый строй обеспечил кучность бомбометания, точность удара по крупному боевому кораблю фашистов. Через мгновение раздался огромной силы взрыв — будто все сброшенные бомбы попали в одну точку.
— Ура! — закричал Кравцов. — Огонь на корме. Вот это взрыв!
— А ну, Игорь, добавим фрицам жару, — с задором подхватил Стрельцов.
Привычным движением он повел самолет, на горку, а затем, перевернувшись, снова оказался на курсе к цели. Снизившись до 1500 метров , экипаж разрядил свой дополнительный смертоносный груз — 8 реактивных снарядов.
Три минуты длился бой, и фашистский корабль скрылся в пучине Баренцева моря.
Экипаж лейтенанта Сыроватко произвел фотосъемку.
Самолеты легли на обратный курс.
На подходе к аэродрому старший лейтенант Федоров сообщил по радио на КП полка о потоплении вражеского корабля. Майор Жатыков немедленно доложил об этом в штаб ВВС флота, где в это время находился командующий Северным флотом вице-адмирал А. Г. Головко.
Прежде чем зайти на посадку, экипажи по традиции четким строем прошли на бреющем над аэродромом. Над командным пунктом сделали горку и пушечными выстрелами возвестили всех о победе.
Садились кильватерным строем — вплотную один за другим, заруливая на стоянки, укрывавшие самолеты от воздушных бомбардировок врага.
Возбужденные летчики и штурманы, выйдя из самолетов, спешили поделиться своей радостью со встречавшими их техниками.
Не успели снять парашюты, как подъехала легковая машина. Из нее вышли моряк в черном реглане и командир полка майор Жатыков. Когда они подошли поближе, прилетевшие узнали в моряке командующего флотом.
Докладывал ведущий группы капитан Кириков:
— Товарищ адмирал! Группа в составе четырех самолетов, выполняя приказ командования, на подходе к Варде обнаружила немецкий миноносец. Корабль в результате прямых попаданий в течение трех минут затонул. Вернулись на свой аэродром без потерь.
— Говоришь, миноносец, капитан? В течение трех минут? — переспросил командующий. Обернувшись к командиру полка, с усмешкой добавил: — Не сомневаюсь. От таких орлов трудно уйти. Интересно бы взглянуть на пленку.
Пленку тут же отправили в штаб для обработки.
Хотя и позднее было время, возвратившиеся из полета экипажи не ложились спать. Им и самим не терпелось взглянуть — теперь уже на земле — на результаты своей боевой работы.
Через час всех участников вылета вызвали на КП. Там они увидели склонившихся над столом вице-адмирала и полковых командиров. Из рук в руки переходила проявленная пленка.
Старший группы капитан Кириков доложил о прибытии.
Вице-адмирал А. Г. Головко поднялся из-за стола. Его усталые глаза засветились радостью.
— Молодцы, летчики! Всех восьмерых представить к ордену Красного Знамени. Пиши, командир, на своих орлов наградные листы. Они этого заслужили.
Счастливые вернулись летчики и штурманы в эскадрилью. Долго в эту светлую ночь они не могли уснуть.
А утром их ждал сюрприз: на видном месте висел красочный плакат с надписью. «Бей фашистов без пощады в воздухе, на море и на суше!» В нем рассказывалось о том, что летчики Н. Ф. Кириков, Л. Г. Пузанов, В. С. Стрельцов, И. Д. Сыроватко, штурманы Д. И. Федоров, Н. Н. Сова, И. Г. Кравцов, В. В. Самсонов проявили высокое летное мастерство, образец точного бомбометания с горизонтального полета и с первой атаки прямым попаданием потопили вражеский миноносец у ворот его базы.
Это был третий корабль, потопленный летчиками части за короткое время пребывания в Заполярье.
О потоплении фашистского миноносца в очередной сводке сообщило Совинформбюро, появились статьи в «Правде» и других газетах.
Об отважной четверке «ПЕ-3» узнала вся страна.
Радуясь успеху товарищей, однополчане стали готовиться к предстоящим боевым заданиям. Третья декада мая обещала быть до предела напряженной. С 20 мая по 2 июня 1942 года союзным командованием планировалась проводка в Мурманск и Архангельск крупного конвоя.
В связи с этим 95-й авиационный полк дальних истребителей получил боевой приказ о прикрытии в своей зоне конвоя с воздуха.
В дни подготовки ни один экипаж полка на другие задания не вылетал. Но люди круглосуточно находились на аэродроме. Экипажи четверками посменно дежурили в кабинах самолетов.
А в это время конвой, вышедший из Рейкьявика, держал путь к нашим северным портам. Он состоял из 34 транспортов и 16 боевых кораблей различного класса, осуществлявших непосредственное охранение.
24 мая конвой обнаружила немецкая воздушная разведка и не упускала его до прибытия в пункты назначения. В течение шести дней конвой подвергался непрерывным ударам авиации и подводных лодок противника.
Вначале погода мало благоприятствовала авиации той и другой сторон. Налеты на конвой совершали лишь одиночные самолеты противника или небольшие группы. Их атаки легко отражались зенитными средствами кораблей охранения.
С улучшением погоды активность немецкой авиации возросла. Так, 27 мая в налете на конвой участвовало 108 бомбардировщиков и торпедоносцев, которые потопили четыре транспорта и судно ПВО.
С подходом конвоя к оперативной зоне Северного флота командование приняло необходимые меры для спасения судов. Главная из них — непосредственное воздушное прикрытие. Основная тяжесть в первые дни легла на экипажи дальних истребителей «ПЕ-3», которые имелись на вооружении 95-го авиаполка.
Ранним утром 28 мая в полку была объявлена повышенная готовность. Несколько минут — и все в сборе. Начальник штаба майор Муратханов зачитал приказ о прикрытии с воздуха союзного конвоя.
Изложив порядок прикрытия и смены групп над кораблями, вопросы взаимодействия в ближней зоне с истребителями других полков авиации флота и Карельского фронта, Муратханов сообщил о том, что часть конвоя, следующую в Архангельск, экипажи полка будут прикрывать до прибытия судов в конечный пункт. Для решения этой задачи придется перемещаться на промежуточные аэродромы.
Командир полка объявил экипажам:
— С улучшением погоды пойдет на разведку конвоя пара с ведущим командиром 1-й эскадрильи, капитаном Кирьяновым. Последующие вылеты — по моей команде. Готовность к вылетам — в любую минуту.
Но в этот день из-за метеоусловий вылеты не состоялись. Пара «ПЕ-3», ведомая капитаном Кирьяновым, вылетела на следующий день. На последних каплях горючего вернулись экипажи, а конвой в предполагаемом районе не обнаружили. В целях маскировки конвои не передавали в эфир свое местонахождение. Вторая пара также возвратилась ни с чем.
На командном пункте обстановка накалилась. Из вышестоящего штаба непрерывно следуют звонки: где конвой? На каждом шагу его подстерегает враг. Помощь летчиков особенно нужна.
Летчики, штурманы, техники не отходят от самолетов.
Приумолк даже всегда жизнерадостный и общительный Виктор Стрельцов. Как никогда, серьезен и суров Пузанов. Задумчивы и сидящие под крылом самолета штурманы Игорь Кравцов и Николай Сова.
— Интересно, откуда у немцев при подходе конвоев к нашей зоне набирается столько самолетов? — задал друзьям вопрос Стрельцов. — Их аэродромы на Севере мы знаем, в обычные дни там столько боевых машин никогда не обнаруживали. А тут — на тебе: налетают как саранча. Наверно, фрицы под землей машины укрывают. Вот мы их и не видим.
— Не сочиняй небылиц, — возразил Пузанов. — В скалах не так-то просто укрыть большое число самолетов. Это, во-первых. А во-вторых, наши разведчики давно бы это установили.
— Я встречался со штурманами воздушных разведчиков, — заметил Кравцов, — у немцев по всему норвежскому побережью расположены многочисленные базы и полевые аэродромы. Это и позволяет им держать под контролем движение конвоев на всем маршруте.
— Надо же учитывать и особенности маршрута кораблей, — дополнил Николай Сова. — Из Исландии они идут вдоль кромки льдов и практически для ударной авиации недосягаемы. Зато, когда поворачивают к Мурманску и Архангельску, немцы тут как тут.
— Верно, Николай, — поддержал Пузанов. — С северо-западных аэродромов фашистская авиация перемещается на аэродромы северной Норвегии. Таким образом и сосредоточиваются крупные силы.
— И я так считаю, — подтвердил Стрельцов. — Помните, как перед апрельским конвоем мы появились над Луостари? Яблоку тогда негде было упасть — так много там стояло самолетов.
Каждый из них тотчас же вспомнил подробности того памятного вылета и удара по вражескому аэродрому.
Их беседу прервал посыльный. Он передал приказание командира: Пузанову в паре со Стрельцовым по сигналу с командного пункта вылететь на разведку и поиск конвоя.
Мигом все оказались на своих местах. Подбежали дежурные техники. Они быстро подготовили самолеты к вылету. Из кабин их торопили взглядами летчики, с нетерпением ожидавшие команды.
Моторы работали на полную мощь, когда над аэродромом взвилась зеленая ракета.
По курсу строго на север вышли в точку ожидания. Здесь пара начала галсировать.
Время шло, а конвоя все не было. Скоро и на обратный курс пора.
Ведущий дал команду пройти по большой «коробочке».
На одном из разворотов штурманы заметили на воде масляные пятна. Их могли оставить недавно проходившие корабли. Повернув самолеты в направлении предполагаемого движения конвоя, летчики увеличили обороты двигателей. Скорость быстро возрастала.
Через две-три минуты полета они увидели впереди клубы дыма, а затем показались и сами корабли. Несколькими колоннами двигалась целая армада. В середине медленно, как огромные жуки, ползли транспорты-великаны, которых с боков прикрывали боевые корабли.
Самолеты развернулись от конвоя строго на юг и взяли курс к береговой черте, чтобы зафиксировать местонахождение кораблей.
Уточнив необходимые данные, Пузанов и Стрельцов повернули в сторону своего аэродрома.
После посадки командир звена немедленно доложил результаты разведки.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14

 смесители латунь 

 Марацци Итали Fresco