бронзовый полотенцесушитель 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Да и пьянь приличная, хотя как специалист претензий не вызывает, скорее, наоборот. Мне иногда кажется, что умные мысли посещают его голову именно в пьяном угаре.
- Каждому свое. У тебя тут многие пьют?
- Достаточно. Но на работе это не сказывается.
- Ты такой же демократ, как и Седой.
Зотов усмехнулся:
- Иначе нельзя. Во-первых, условия работы - сам понимаешь. А во-вторых, все эти люди науки - народ очень нежный, капризный, требующий особого внимания и понимания. Они порой как дети малые…
- Ничего себе дети, - перебил его Саблин, - так распотрошить офицера КГБ!
- Ну-у, - майор развел руками, - в семье не без урода.
Они свернули в следующий коридор.
- Гадюшник на месте, - удовлетворенно констатировал Саблин, указывая на дверь с нарисованной головой кобры. - Зайдем?
Зотов набрал личный код. Дверь бесшумно открылась, майор первым прошел в небольшую комнату и включил свет. Вдоль всех четырех стен стояли просторные стеклянные секции, в которых лежали, ползали, а когда включился свет, зашипели мерзкие и опасные обитатели. Посредине помещения находился рабочий стол с инструментами и приспособлениями для взятия яда и ухаживания за змеями.
Дмитрий непроизвольно содрогнулся и посмотрел на полковника. Саблин спокойно созерцал террариум. Вдруг зрачки глаз у Саблина резко расширились, и Зотов инстинктивно обернулся. Огромная гюрза изготовилась для броска. Сноровка не подвела Дмитрия, и резким движением от отбросил змею к стене. Саблин тут же двумя выстрелами из пистолета размозжил ей голову.
- Ну и реакция у тебя, майор, - проговорил он, вытирая со лба пот. - Откуда только вылезла эта тварь?
Зотов показал приоткрытую крышку одной из секций.
- Терпеть не могу змей, - выдавил он из себя. - А реакция моя тут не при чем, просто повезло.
- В смысле?
- Гюрза очень опасна. Скорость ее броска даже фотоаппарат заснять не может - смазано получается. Но у нее есть один недостаток: длина броска змеи равна одной трети ее собственного тела. Эта бестия просто не смогла достать до моей ноги, и я успел ее откинуть.
- Понятно, - протянул Саблин. - На будущее учтем.
- Надо выяснить, кто здесь был в последний раз.
Полковник согласно кивнул. Он поднял змею и брезгливо бросил в контейнер для отходов.
Выйдя из террариума, офицеры увидели идущего к ним Мизина. Он широко улыбнулся:
- Змеюшками решили полюбоваться?
- Решили. А вы куда направляетесь, если не секрет? - осведомился Саблин, красноречиво посмотрев на Зотова.
- Сюда же. Мне надо взять порцию яда, - безмятежно ответил Сергей Иванович.
- Когда вы тут были в последний раз? - вступил в разговор майор.
- Вчера вечером, перед уходом домой.
«Да он артист, - пронеслось в голове у Зотова. - Подтверждает теорию, что преступник всегда возвращается на место преступления».
- И после вас никто не заходил?
- Не знаю. Вряд ли.
- Дело в том, - произнес медленно Дмитрий, - что одна из крышек секции была открыта. Лишь случайность спасла мне жизнь.
- Не может быть!
Профессор широко открыл глаза и испуганно смотрел то на майора, то на полковника.
- Чего не может быть? - уточнил Зотов.
- Я вчера брал только одну гюрзу и точно помню, что плотно закрыл крышку.
Офицеры переглянулись.
- В следующий раз будьте внимательнее, - попросил Дмитрий.
- Но этого не может быть! Я всегда очень внимателен! - Мизин беспомощно развел руками.
- Ты думаешь, это не случайно? - спросил Саблин, когда они вышли из отсека.
- Не знаю. Слишком много случайностей - всегда подозрительно.
8
Так как с начальниками Зоны и Особого отдела Елена познакомилась еще вчера, а с Зотовым даже очень близко, то свой первый рабочий день она начала с посещения директора Института.
Профессору Седому было пятьдесят два года. Он был невысоким, сухоньким и крепким, с большой лысиной. Добродушное лицо с печальными глазами полностью отражало его натуру. За глаза профессора называли ласково и уважительно дедом, и только четыре человека в Зоне знали, какие страшные опыты проводит в своей лаборатории этот добряк.
Профессор наговорил Лене уйму комплиментов, пожелал удачи, а ко всему прочему дал новую тему. Правда, он тут же предупредил, что тема не горит и взяться за нее Бережная может после того, как полностью освоится в лаборатории и когда выйдет из отпуска ассистентка. Елена, в свою очередь, заверила, что полностью готова к работе и рвется в бой. На этом они и расстались, весьма довольные друг другом.
В четвертом блоке Елена получила от дежурного офицера личный код, заложенный в память компьютера и позволяющий открывать все двери данного блока. Офицер попросил побыстрее запомнить порядок цифр и букв и не ошибаться, нажимая на кнопки замка, дабы не поднимать лишний раз тревоги.
Только после обеда Лена попала на свое рабочее место. Она поразилась его техническому оснащению и обеспечению, хотя и работала в Москве в ведущем институте. Остаток дня ушел на знакомство с лабораторией.
Во время ужина за столик к Елене и Светлане подсел Зотов:
- Девчата, не возражаете, если я вас провожу?
- А не много ли на одного? - весело спросила Света.
Дмитрий притворно надулся:
- Неужели я так плохо выгляжу? Придется записаться на твою аэробику.
- Напросился, - проговорила Света, скривив не довольную гримасу.
После ужина сначала проводили Свету.
- Она такая болтушка, - понизив голос, произнесла Елена, кивнула вслед удаляющейся девушке и, улыбнувшись, спросила: - Не боишься за свою секретность?
- Не принимай ее такой, какой видишь. Она мой лучший осведомитель, а болтливость - удачная маска.
- Так ты мне ее специально подсунул?
- Конечно, нет, иначе не стал бы о ней рассказывать.
И тут же отругал себя за свой язык. Правильно говорил инструктор в школе: «Любимая женщина и секреты - понятия несовместимые».
Не торопясь, они подошли к дому Елены.
- Может, еще погуляем? - предложила она. - Такой прекрасный вечер!
Дмитрий обнял ее:
- Дорогая, я до сих пор не могу отойти от сегодняшней ночи. Если они и дальше будут такими, я стану самым счастливым человеком на свете!
- Это во многом зависит от тебя.
Через несколько минут они уже были у Елены.
- Мне так хорошо с тобой, - прошептала она.
- Мне тоже. Я счастлив, что мы встретились.
- А с другими тебе так же было хорошо?
- Что ты! С тобой я на вершине блаженства! - пылко ответил Дмитрий, подумав при этом, что большинство женщин почему-то рано или поздно задают этот дурацкий вопрос. Впрочем, как и мужчины.
Он поцеловал ее, обняв за гибкую талию. Вот уже второй день Зотова мучил вопрос: имеет ли он право подвергать опасности Елену? Ведь она первая может пострадать, если он приведет свой план в действие.
Она понравилась ему с первого взгляда, да в нее и невозможно было не влюбиться. Он был благодарен ей вдвойне: за то, что наконец-то испытал это волнующее чувство, и за то, что оно оказалось взаимным. И теперь он должен был рисковать любимой, но ради чего? Ради справедливости или ради собственных амбиций? Мол, вот он какой, единственный, кто разгадал коварный замысел и сумевший доказать это. А если бы Лена была обычной сотрудницей, переживал бы он такие же душевные муки, какие испытывает теперь? Конечно, нет! Для него это была бы очередная подсадная утка - не больше, не меньше, и ответственность за нее он нес бы такую же, как и за всех остальных. Но теперь майору приходилось решать извечный гамлетовский вопрос. И он решился…
- Слушай, хочу тебе кое-что сказать.
- Я вся внимание…
Закрыв глаза, Елена приготовилась слушать, и по ее лицу было видно, что она ждет слов любви
- Завтра Седой сообщит Мизину и его группе, что ты нашла способ зондирования мозга наших «экземпляров» и расшифровки программ.
- Ты с ума сошел! Я хоть и знаю это теоретически, но на практике никогда не занималась ни зондированием, ни сканирования программ.
- А тебе и не придется. Понимаешь, того молоденького лейтенанта, что погиб перед вашим приездом, в действительности убили. Чтобы вычислить преступника, необходимо запустить утку.
- Это я что ли, утка?
- Нет, - улыбнулся Дмитрий. - Ты моя лебедушка. Утка же - это то, что скажет Седой, а тебе надо будет лишь подтвердить его слова… Если, конечно, кто-нибудь спросит. В этом случае ты должна немедленно обо всем рассказать мне.
- Конечно, спросят. Мизин первый же прибежит.
- Будь осторожна со всеми. О твоей предыдущей работе, точнее, последней теме никто из здешних не знает. Пусть все считают, что ты работала именно над лидированием мозга.
Лена задумалась, невольно вспомнив Сан Саныча, и загрустила от того, что ее любовь снова пытаются использовать. И не важно, зачем - важен сам факт.
- Слушай, майор, - наконец заговорила она. - Ты лег со мной в постель как с женщиной или как с выгодным агентом?
Зотов натужно рассмеялся:
- Так вот что тебя больше волнует! А я думал, ты будешь интересоваться своей безопасностью.
Лена сдвинула брови.
- Извини, но этот план я придумал еще до твоего приезда в Зону, ведь я был знаком с твоим личным делом, - продолжал оправдываться Дмитрий. - Когда же увидел тебя, то понял, какую женщину мне подарил Господь Бог! Я ждал тебя всю жизнь!
- А еще говорят, что женщины коварны. - Она шутливо стукнула Дмитрия в грудь и положила свою ему на плечо, - Хоть ты и мерзавец, но я, кажется, тоже влюбилась и сделаю ради тебя все, о чем ты просишь.
9
Ровно в девять утра Зотов и Саблин вошли в рабочий кабинет. Майор выглядел хмурым, уставшим и слегка рассеянным. Всю ночь ему снились кошмары, но что именно - он не запомнил.
- Ну что, майор, закрываем дело или как?…
- Или как… - мрачно ответил Дмитрий. - Сегодня я получу данные об осмотре кабельных линий, а завтра проведем зондирование «экземпляров». И тогда будет ясно, что нам делать.
- Постой: - Саблин вытаращил глаза. - Ты хочешь сказать, что у тебя есть способ зондирования?
- Не у меня, а у Бережной. Ты думаешь, она просто так сюда прилетела?
- Нет, этого я как раз не думаю. Почему же тогда я ничего не знал, когда готовил ее к Зоне?
Зотов пожал плечами:
- А разве ты должен был знать?
Полковника это взбесило. Но больше всего его раздражало то, с каким видом с ним разговаривал этот наглый майоришка. Он понимал, что вопреки его желанию ход расследования идет мимо него. Полковника, как пешку, поставили перед свершившимся фактом, и это совсем не устраивало Саблина.
- Дмитрий Николаевич, - произнес он спокойно, но твердо.- Я как ответственное лицо и старший по званию прошу вас докладывать обо всем в мельчайших подробностях и, прежде чем что-либо предпринимать, советоваться со мной.
- Простите, товарищ полковник, но мне кажется, я так и делаю.
- Это я на будущее.
Неловкую паузу прервал телефонный звонок.
- Зотов слушает… Да-да, профессор, я просил вас позвонить. Сообщите, пожалуйста, Мизину и его группе, что Москва дала разрешение на зондирование «экземпляров» из последней партии. Эксперимент будет проводить доктор Бережная. Начинаем завтра. Пусть проверят аппаратуру.
«Ну все, - подумал майор, положив трубку.- Теперь убийце остается либо вывести из строя оборудование, либо убрать Лену, либо уничтожить «экземпляры», если, конечно, моя версия верна».
Саблин напряженно наблюдал за Зотовым.
- Если ты прав, убийца должен что-то предпринять, - произнес он, закуривая и снова переходя на «ты».
- Я тоже так думаю. Мои люди уже наблюдают за Мизиным, Бережной, лабораторией и «экземплярами».
- А Куданова и Черков?
- У меня не хватает людей, чтобы вести за ними круглосуточное наблюдение, а скрытые камеры в лаборатории еще только устанавливают.
- Может быть, тогда не будем торопиться с зондированием?
- Тянуть тоже нельзя. Надо действовать по горячим следам, раз уже представилась такая возможность.
- Не возражаю,- вздохнул полковник, - раз Москва согласна.

* * *
- Зачем ты меня вызвал? Что-нибудь случилось?
- Случилось. Я только что узнал, что завтра утром Бережная будет зондировать «экземпляры».
- Ты спятил? Это еще никому не удавалось.
- Она нашла какой-то новый способ. Ты представляешь, что будет, если они наткнутся на нашу программу?!
- Проклятие! Они вычислят нас всех. Это будет полный крах. А ты уверен, что это не крючок, на который Зотов хочет нас поймать?
- Не думаю. Ведь о том, что Бережная будет работать в Зоне по какой-то своей программе, я узнал еще месяц назад.
- О, Господи, как это все некстати! Из-за этого молокососа лейтенанта мы все накроемся.
- Не паникуй и успокойся. Надо все продумать. Я проверил: Зотов установил наблюдение только за Мизиным, Бережной и лабораторией. Так что у нас пока развязаны руки. Надо действовать…
- Но как, черт возьми?!
- Не ори. Если ты не возьмешь себя в руки, ты выдашь нас еще раньше. Тебе много осталось возиться с нашей партией?
- Пару сеансов. В ту ночь, когда меня застукал Макарин, так и не удалось ничего сделать. Сейчас тем более опасно: за всеми следят. Я не знаю, как и когда смогу закончить. Мне никогда не было страшно, но сейчас я боюсь.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
 сантехника в Москве интернет магазин 

 керамогранит natural wood