https://www.dushevoi.ru/products/dushevye-kabiny/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

- соображал Зотов, уставившись в потолок. - Но скорее всего, мы уже ничего не найдем. А свои догадки перед этим четвертым раскроем».
Мысли ворочались с трудом, и Дмитрий едва удерживал нить собственных рассуждений. «У преступника сейчас два основных врага: я и Лена. Если он пытается одурачить меня, значит, то же самое происходит и с ней. Хотя на месте убийцы я бы этого не делал. Лена профессионал и сразу поймет, что к чему. Ее разумнее выводить из игры сразу, либо не выводить вообще. Я же всего лишь администратор и, по идее, не обязан разбираться в таких вопросах. То, что я досконально изучил все нюансы и особенности Зоны, - мой плюс, но все это нужно пока держать при себе, ибо вряд ли понравится начальству. Кроме того, профессора считают, что только у них есть мозги, а мы тупорылые служаки. Пусть считают. Пусть так же думает и преступник. Он надеется на материалы той толстой папки, что лежит у меня в сейфе. В ней полным-полно свидетельств аномального воздействия Зоны на здоровье научно-технического персонала. Почему бы вдруг ей не начать действовать и в жилых домах, и начать не с кого-либо, а прямо с начальника Особого отдела? Логично? Все спишут на Зону и на нервную работу начальника. Что же касается Лены, это мы сейчас проверим…»
Майор дотянулся до телефона и набрал номер. В трубке послышался сонный голос Елены:
- Алло…
- Лена, это я. Разбудил?
- В общем, да, а который час?
- Извини, уже час ночи. Скажи мне только одно - ты хорошо спала?
- Ты что - пьян?
- Я вполне серьезно.
- Хо-ро-шо. Хотя с тобой было бы, наверное, лучше.
- Я серьезно. Ты хорошо спишь здесь?
- Как обычно. Что-нибудь случилось?
- Пока нет, но если ты увидишь какие-нибудь кошмары или почувствуешь давление на психику, не медленно сообщи мне. Договорились?
- Ты хочешь сказать, что твой убийца может применить ко мне психотронное оружие?
- «Оружие» - это слишком громко сказано, - успокоил ее Дмитрий. - Но что-то подобное может произойти. Так что будь готова.
- Всегда готова! - ухмыльнулась Елена. - Я и без вашего оружия скоро с ума сойду от этой работы.
- Не волнуйся, малыш, и спи спокойно. Не забудь, что я твой верный страж.
Кряхтя, майор оделся и вышел на улицу. Он решил на всякий случай переночевать у Сени. Дмитрий чувствовал, что второго такого сеанса не выдержит.
15
Перед тем как спуститься в лабораторию, Лена решила искупаться. Быстренько надев купальник и мини-юбочку, она направилась к озеру. Встречавшиеся на пути офицеры и солдаты срочной службы провожали ее пылающими взорами, устремленными на стройные загорелые ноги. Лена знала, что везде, где бы она ни появлялась, она вызывала восхищение мужчин и зависть женщин. С ее приездом местные жены сначала не на шутку встревожились за своих мужей и более-менее успокоились лишь тогда, когда убедились, что Елену и Зотова связывают близкие отношения и что это, вроде бы, надолго.
К десяти часам Лена вернулась в лабораторию. В четвертом блоке испытывались новые виды ядов, химических, биологических и других веществ, поражающих человека. Одна из задач Елены как специалиста по иммунной системе заключалась в определении механизмов биозащиты организма.
Она надела спецодежду и подошла к одному из опытных стендов. Под прозрачным колпаком лежал обнаженный человек. Это был почти мертвец, душа его еле теплилась в теле, обработанном новым биохимическим препаратом. Ноги, руки, туловище, голову опутывала паутина проводов и датчиков. Компьютер каждую секунду выдавал информацию, записывая последние минуты уходящей жизни.
Лена села за пульт управления. Послушная ее воле стальная клешня робота-манипулятора схватила запястье подопытного и впрыснула очередную дозу транквилизатора. Автоматически включился отсчет времени. Оставалось ждать. Бережная откинулась на спинку кресла и задумалась. Почему-то вспомнилось детство, бабушка, которая души не чаяла во внучке, окружая сироту теплом и лаской. Загорелся сигнал «критическая точка». Лена быстро подошла к стенду, не отрывая взгляда от «экземпляра». Цифровое табло показывало уже семь секунд клинической смерти, восемь, девять, десять…
У подопытного стали дергаться конечности. Колебания постепенно усиливались, и вскоре уже все тело беспорядочно извивалось в каком-то дьявольском танце. Лена почувствовала безотчетный страх. «Экземпляр» резко сел, а затем вдруг бросился на нее. Она в ужасе отпрянула назад. Колпак оказался крепким. Уткнувшись в него лицом, «экземпляр» сполз на помост и замер, скорчившись в позе эмбриона.
Лена перевела дыхание и включила систему обработки данных.
«Что же это было? - думала она, просматривая распечатку. - Агонией это трудно назвать. Выход энергии начался на сто пятьдесят третьей секунде после полной остановки сердца и достиг высшей своей точки на седьмой минуте. Энергия была колоссальной. Может быть, таким образом душа покидает измученное тело? Надо идти к Мизину за консультацией».
Лена подошла к селектору и сделала запрос на свободный вход во второй блок. Получив разрешение, она направилась к лифту.
В документах значилось, что ее подопытный был обработан новым психотропным препаратом «ПВУ-81 Бета». Его разработка началась два года назад и вошла в программу по созданию «таблеток против страха». Тогда же КГБ стало известно, что в лаборатории Главного разведывательного управления давно создают собственные «таблетки». Председатель Комитета отдал приказ срочно форсировать программу. Было объявлено социалистическое соревнование - кто первый. Исследования закончились почти одновременно. Руководство ГРУ решило испробовать свое психотропное вещество в Афганистане на спецназовцах; КГБ соответственно - на батальонах особого назначения. Основная задача была достигнута: люди превращались в послушных баранов. Но оказалось, что у обоих препаратов есть побочное действие, о котором в спешке просто забыли. Физически крепкий человек мог выдержать одну, от силы две дозы, после чего его нервная система начинала быстро и необратимо разрушаться. Лене поручили найти нейтрализатор.
Она поднялась на второй этаж и подошла к лаборатории Мизина. Профессор с двумя ассистентами ковырялся в мозгах «экземпляра». Черепная коробка подопытного была срезана, и его обнаженные извилины выдавали на компьютер поток информации. Мизин периодически вставлял в определенные точки мозга специальные электроды, соединенные с аппаратурой проводками.
Увидев Елену, он кивнул и тут же вернулся к работе:
- Интересно?
- Ужасно. Он уже мертв?
- В общем, не жилец. - Сергей Иванович улыбнулся. - Ты по делу или так? Хотя глупый вопрос: без дела сюда не пускают.
- Что ты можешь сказать о выходе энергии у моих «экземпляров»?
Профессор пожал плечами:
- Ничего определенного. Я так и не успел со всем этим разобраться. Москва торопила, и мы отдали препарат буквально после первых же опытов. Теперь, как я понимаю, разработку отдали тебе. Поздравляю, гадость еще та. А почему вчера отменили зондирование?
- Не знаю. Это не я решаю.
- Понятно. А со своим вопросом обратись к Черкову. Он доводил тогда последнюю партию.
16
У Саблина шла четвертая смена. За прошедшие сутки не произошло никаких изменений: и Черков, и Мизин спокойно работали.
На экране была лаборатория Мизина. Профессор делал очередные опыты, и Петр Александрович с интересом наблюдал за ним. Затем полковник посмотрел на часы.
- Пора, - прошептал он и переключил камеру на лабораторию Черкова.
Он увидел то, что хотел увидеть и что было заранее подготовлено.
Саблин быстро снял телефонную трубку и набрал номер лаборатории Бережной. Телефон молчал. Полковник выругался и запросил «центральную». Узнав, что Елена получила разрешение на свободный вход во второй блок к профессору Мизину, Петр Александрович улыбнулся и потер руки:
- Пташка сама летит в клетку…

* * *
Выйдя в коридор, Лена вспомнила гримасу прыгнувшего на нее подопытного, и ее передернуло. К ней вернулись ночные кошмары. Вот уже второй день ей снилось, что кто-то подходит сзади и берет ее за горло холодными руками. Она не видела ни самих рук, ни их хозяина, но ясно чувствовала, что это жестокое чудовище. Оно появлялось в каждом сне. Самым страшным было то, что Лена не просыпалась и вспоминала о кошмаре только утром. Эти сны будто предупреждали ее о чем-то, но о чем?…
«Надо рассказать Дмитрию, - решила Лена. - Не зря он звонил сегодня ночью. Может, это именно то, о чем он спрашивал?»
Человек вынырнул из-за поворота так быстро, что она непроизвольно вскрикнула. Саблин добродушно развел руками, показывая, что у него и в мыслях не было ее напугать.
- Ничего-ничего, Петр Александрович, это я сама виновата - задумалась, - улыбнулась и миролюбиво кивнула Бережная.
- Прошу прощения, но я все равно шел за вами. Черков просил меня срочно найти вас.
- Отлично, он мне тоже очень нужен.
- Вот и хорошо. - В глазах полковника промелькнуло странное выражение. - Профессор просил его не беспокоить, так что входите без звонка.
- Так и сделаю.
Елена махнула рукой и скрылась за поворотом коридора.
Личные коды сотрудников, получавших допуски в соседние блоки, автоматически передавались в систему охраны этих блоков, и допущенный мог уже беспрепятственно входить в любое помещение. Но в Зоне был свой этикет, который предписывал нажимать кнопку звонка, прежде чем входить в лабораторию коллеги.
Профессора не было видно, но за стендами с аппаратурой слышалась какая-то возня. Лена подошла поближе и остолбенела. Между шкафами лежало растерзанное женское тело. С живота кожа была содрана полностью, руки и ноги неестественно вывернуты. Над этим еще трепещущим телом склонился профессор Черков.
Лена отпрянула назад, пытаясь поскорее покинуть ужасное место, и задела рукой стойку с пробирками. Черков вздрогнул, резко обернулся, взревел, одним прыжком оказался рядом с Леной и ударом кулака оглушил ее…
…Лена очнулась от поразительного аромата борща.
Она лежала на больничной кровати в квадратной комнате с белыми матовыми стенами и полом. Окон не было. Свет шел с потолка. Рядом с кроватью на сервировочном столике стояли тарелки с борщом и сосисками, стакан компота, сметана. Тут же лежали столовые приборы.
- Красота! - улыбнулась Елена.
Она не знала, как тут оказалась и что будет дальше, лишь чувствовала, что с ней произошло что-то необычное, но не могла вспомнить, что именно, да и не пыталась, ибо была очень голодна.
«Ух, как я сейчас наемся! Интересно, что это за симпатичные сосисочки?»
Она поддела одну из них ложкой и тут же выронила ее: на ложке лежал человеческий палец. Видимо, ароматный борщ также был сварен из человеческого мяса. Лена сжала руками виски и застонала:
- Это уже было… Это уже было…
Да, это уже было в далеком 53-м. Несколько изголодавшихся мальчишек из ее двора раскопали свежую могилу и сварили суп из руки покойника. Ребят так и не откачали, а наблюдавшая за всем этим маленькая Лена потом неделю не могла есть.
Входная дверь открылась, и в комнату вошли три человека в белых халатах и масках. Почему-то Елену удивили не маски, а белизна халатов. Один из неизвестных нажал кнопку на дистанционном пульте. Левая от кровати стена повернулась вокруг своей оси. В комнате оказались шкафы с хирургическими инструментами и кресло, похожее на гинекологическое, но у его подлокотников были захваты для рук, а у изголовья крепились тиски…
«Господи, да это же Лубянка! - пронеслось в ее голове. - За что они меня?…
Двое подошли к ней, схватили за локти, усадили в кресло, закрепив руки и ноги и зажав в тиски голову. Третий в это время гремел инструментами, проверяя их. Люди в масках молча делали свое дело, не обращая внимания на ее крики.
У Лены возникло странное чувство раздвоенности, будто вся эта нелепость происходит не с ней, а кем-то другим, а она лишь наблюдает за всем со стороны, из зрительного зала.
Рядом на столике аккуратно раскладывались иглы, крючки, кусачки и другой инструмент для «задушевных разговоров». Один из неизвестных подошел к Лене и стал зачем-то измерять ее линейкой, ощупывать руки, ноги. При каждом прикосновении холодных пальцев ее била дрожь, замирало сердце.
Четвертый мучитель появился незаметно и откуда-то сзади. Он что-то сказал, и исполнители удалились вместе с ним в коридор.
Лена осталась одна в кромешной тьме, боясь даже шелохнуться. Через некоторое время со всех сторон послышались шорохи и шипение, то появляясь, то исчезая. И всякий раз, когда они приближались, Лена вздрагивала всем телом.
Постепенно шорохи сменились странными звуками, которые, казалось, воспринимаются не ушами, а всем телом. От них невозможно было скрыться, они проникали в каждую клетку ее организма, вызывая мучительную боль. Доведенная до исступления, Лена закричала, но не услышала своего голоса, словно воздух неожиданно стал густым и плотным.
Елена сделала последнее колоссальное усилие, стремясь освободиться от бремени тела и унестись в небытие, но и это оказалось ей не под силу…
17
Чувство тревоги не покидало Зотова. Он снял телефонную трубку и набрал номер Лены.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16
 https://sdvk.ru/Kuhonnie_moyki/ 

 Cerdomus Antique