Выбор супер, советую 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Вы спите так крепко, что слышите только меня и д-ра Финка. У Вас появляется смутное ощущение, что у Вас сейчас будет все в порядке, и так будет и дальше. Это так?
Клиентка: Да.
Эриксон: Вам не помешает, если я буду разговаривать с д-ром
Финком?
Клиентка: Нет.
Росси: Зачем Вы упомянули имя Икабода Крайна?
Эриксон: Он всегда нагонял страх своими темными одеяниями и вообще действовал на всех довольно угнетающе. Я сделал такой ход, чтобы как-нибудь отыскать причины депрессии у нашей клиентки.
Росси: Это пример на ассоциативное сосредоточение. Затем с помощью вопроса: "А такси вызывает у Вас какие-нибудь ассоциации?" – Вы связываете инфернального Икабода Крайна с такси. В ответе «да» заключается признание клиентки в том, что она уже почти нащупала свои травматические воспоминания.
Эриксон: Кроме всего прочего, этот вопрос вызывает у нее замешательство, и она говорит: "А я забыла то, что было вначале."
Росси: Она явно сбита с толку. Создается впечатление, что д-р Финк не хочет, как прежде, воспользоваться преимуществами такого состояния. Внезапно он с завидным энтузиазмом переключается на традиционный способ наведения транса – и начинает погружать ее в сон. В контексте со скрупулезной подготовкой к активизации ассоциативных процессов это назойливое усыпление выглядит весьма парадоксально. Однако это противоречие легко снимается, если мы признаем, что сон выступает здесь в качестве метафоры. Эта метафора заставляет сознательное мышление отказаться от своих притязаний для того, чтобы предоставить большую свободу подсознательным ассоциативным связям.
1.12. Как с помощью скрытых указаний и навязанных действий судить о глубине транса; как уменьшить сопротивление пациента, обращаясь к конструкции: «Вы ведь это сделаете? Или нет?»
Эриксон: Я думаю, Вы поспите еще некоторое время, пока не почувствуете, что выспались и что этого вполне достаточно и для Вас, и для д-ра Финка, и для меня. Вы ведь сделаете это? Или нет? А пока продолжайте спать. Глубоким и крепким сном. Когда Вы ощутите, что на самом деле крепко спите, Ваша правая рука поднимется вверх, чтобы дать мне об этом знать. Ваша рука поднимается, верно?
Клиентка: Да.
Росси: Здесь Вы даете скрытое указание поднять руку во время «глубокого сна». Во время сеанса Вы достаточно регулярно навязываете своим пациентам такие незначительные детали поведения для того, чтобы убедиться, что пациент реагирует на Ваше внушение и готов к следующему шагу. Поэтому когда клиентка признает, что «крепко спит», она на самом деле выражает свое желание сотрудничать с Вами и дальше.
Эриксон: Да. Отсюда следует, насколько важно использовать очень осторожную конструкцию, которую я построил: «Вы ведь сделаете это? Или нет?»
Росси: Почему Вы стали пользоваться столь осторожной формулир овкой?
Эриксон: Я не хочу, чтобы клиентка ответила отказом. Если она захочет сказать «нет», то она не сможет это сделать из-за того, что я уже все сказал за нее.
Росси: Итак, Вы устранили всякое «нет» – любое отрицание и сопротивление, и с этого момента клиентка целиком отдается во власть Вам и Вашему внушению. Как Вам кажется, ее сопротивление было велико?
Эриксон: Нет, но она все время колебалась в выборе.
1.13. Каким образом посредством написания слов справа налево и вверх ногами усилить мысленную установку на действие, а также на обучение новому: метафора действия
Эриксон: Вам бы хотелось более ловко орудовать рукой? Давайте немного ею подвигаем: вот так, свободно и легко. Это ведь очень просто, верно? А сейчас предположите, что Вы совершаете рукой какие-то другие действия и тоже без всякого напряжения. Теперь о пальцах. Вы когда-нибудь снимаете кольцо? Вы спите. Снимите кольцо и плавно наденьте его обратно. Не снимайте его совсем – только до середины пальца. Сейчас верните кольцо на место. А теперь Вы свободно и легко владеете обеими руками. Возьмите карандаш и напишите, когда Вы родились. Год не нужно, только месяц. Хорошо. Теперь напишите справа налево. Это довольно сложно, а Вы выполнили задание так быстро. Вы часто его делаете? Хотите написать что-нибудь еще?
Клиентка: Да.
Эриксон: Посмотрим, напишете ли Вы это вверх ногами. Очень хорошо, правда? Вы первый раз так делали? Вы и не предполагали, что это можно сделать, верно? Теперь возьмите карандаш левой рукой и тоже напишите справа налево. А быстрее можете? Давайте, я Вам помогу. Возьмите по карандашу в обе руки – и пишите теперь ими одновременно. Вам не хочется посмотреть на Ваши опусы после того, как проснетесь? Давайте сохраним этот листок. И между прочим, Вы не знаете, какой рукой что написано, потому что писали с закрытыми глазами. Согласны?
Клиентка: Да.
Рост: Зачем нужны эти странные задания – писать справа налево и вверх ногами? Эриксон: Я даю установку на действие. Росси: Установку на нечто необыкновенное. Следовательно, Вы формируете исследовательскую установку на обучение новому?
Эриксон: Попробуйте сами. (Эриксон просит Росси написать слово в прямом и в обратном порядке обеими руками одновременно. Росси испытывает странные ощущения и с нетерпением ждет, что же последует дальше.)
Росси: Вы делаете невозможным использование привычных критериев, заставляя клиентку физически пережить новый способ письма, который существенно отличается от того, что она умела делать раньше. Способ написания слов справа налево и вверх ногами является своеобразной метафорой действия для того, чтобы научиться мыслить по-новому. Чтобы избавиться от заученных стереотипов и выработать новые принципы существования, пациенты и прибегают к Вашей терапии. Но откуда вообще взялась идея формирования исследовательской установки на обуче-ние новому? Эриксон: Из начальной школы.
Росси: В результате размышлений над источниками Ваших собственных ощущений?
Эриксон: Частично, да. Но я также заинтересовался тем, что существуют правши и левши.
1.14. Общение на двух уровнях: как, используя постгипнотическое внушение, сделать неприятные воспоминания привлекательными и комфортными, полностью отвечая за это; рефрейминг травмы посредством структурированных заданий
Эриксон: Как Вы думаете, будет ли Вам интересно поломать голову над тем, что какой рукой написано, после Вашего пробуждения? Давайте положим этот листок под блокнот, а Вам я даю задание не забыть мне напомнить, чтобы мы к этому вернулись. Возьмите на себя такую ответственность. Если я забуду , Вы напомните мне об этом, ладно? Вы крепко спите?
Клиентка: Да.
Эриксон: А не кажется ли Вам теперь, что Вы вполне можете достичь своей цели – точно так же, как Вы только что написали слово «январь» справа налево и вверх ногами? Я даю Вам новое задание, это понятно? А когда Вы крепко спите, Вы понимаете значительно больше, чем когда бодрствуете. И Вас ведь это совсем не беспокоит, верно? Это ведь так приятно – не волноваться о том, что может огорчить Вас, когда Вы не спите, согласны?
Эриксон: Здесь я вызываю у клиентки чувство ответственности за свои действия, над которыми она будет размышлять, когда проснется.
Росси: В Ваших высказываниях опять четко проглядывают два уровня. На первом уровне Вы всего лишь рассуждаете о способах письма, в то время как на втором Вы имеете в виду притягательное обнаружение таинственных травматических воспоминаний, за которые отныне клиентка полностью отвечает. Если же она все-таки не захочет что-то вспоминать, то вина за это перенесется на Вас («Если я забуду, Вы уж напомните мне об этом»).
Эриксон: Смысл моих фраз: «А не кажется ли Вам, что Вы вполне можете достичь своей цели» и «Это ведь так приятно – не волноваться о том, что может огорчить Вас» – сводится к тому, что клиентка не должна бояться своих травматических воспоминаний.
Росси: Вы разделяете в травме то, что должно оставаться глубоко похороненным под грузом воспоминаний, от того, что можно с легкостью вспомнить – так же легко, как научиться новому способу письма.
1.15. Замешательство, превращающее отрицание в утверждение: микродинамика транса и отказ от заученных ограничений; метод Эриксона как установка не на содержание высказываний, а на причины их возникновения
Росси: Вы помните то, что Вы написали после того, как проснулись? К чему относится Ваше «да»?
Клиентка: Не знаю.
Эриксон: А хотите узнать?
Клиентка: Нет.
Эриксон: Вы сказали «нет»?
Клиентка: Да.
Эриксон: Хорошо. Сказать Вам, что имел в виду я?
Клиентка: Да.
Эриксон: Обратите внимание на то, как после моего вопроса: "Вы сказали «нет»? – отрицание превращается в утверждение.
Росси: Неужели Вы знаете заранее, что надо спрашивать? Не могу в это поверить! Я работаю с Вами вот уже семь лет – и все еще с трудом могу поверить в то, что все эти заключения post hoc не шутка с Вашей стороны. Сейчас перед нами как раз такой случай. Ну почему в это так трудно поверить? (Эриксон и Мур смеются над недоверчивостью Росси.) Может быть, потому, что психотерапевтов в основном интересует содержание высказываний, в то время как Вы исследуете возможности психической динамики пациента. Создается впечатление, что два отрицания превратились в утверждение вследствие замены прежних значений слов теми, которые подразумеваются Вами. Почему же это произошло? Вы опять ослабляете отрицательное сопротивление, да?
Эриксон: Немного позже Вы увидите, как клиентка признается в своем подсознательном, а не сознательном знании.
Росси: И Вы всегда способствуете этому, превращая отрицание в утверждение?! Насколько это характерно для вашего метода! Пациент начинает понимать, что подсознание «знает» больше сознания – что именно подсознание ответственно за появление, изменение и исчезновение симптомов. Сознательные установки и заученные ограничения теряют свою силу, поэтому важную роль начинают играть подсознательные процессы и микродинамика внутреннего поиска.
1.16. Наведение транса с помощью неосознанных ассоциаций; подсознательное понимание; неуловимые трансы более высоких порядков и феномен передачи мыслей
Эриксон: Были ли Вы уверены после своего пробуждения, что Вас никто не гипнотизировал? Вы поддерживали в себе эту уверенность? Я пытаюсь задать вопрос так, чтобы Вы его поняли на подсознательном уровне. Так было у Вас такое чувство?
Клиентка: Да.
Эриксон: И это причинило Вам боль?
Клиентка: Да.
Эриксон: А Вы это осознаете?
Клиентка: Нет.
Эриксон: То есть Вы поняли на подсознательном уровне?
Клиентка: Да.
Эриксон: А Вас не смущает, что сейчас я это знаю?
Клиентка: Нет.
Эриксон: А теперь я хочу уступить свое место д-ру Финку. Ничего, если я поговорю с ним в Вашем присутствии?
Клиентка: Ничего.
Эриксон: А если он поговорит со мной?
Клиентка: Ничего.
Эриксон: Вы будете слушать наш разговор?
Клиентка: Да.
Эриксон: А не могли бы Вы не слушать?
Клиентка: Могла бы.
Эриксон: Представьте себе, что Вы слушаете, а если Вам будет неинтересно, – не обращайте на это внимания. Не надо обращать внимания, ладно? Впрочем, если хотите – обращайте. (Д-ру Финку) Что Вы думаете о переориентации?
Фит: Что это установление адекватных соотношений.
Эриксон: (Клиентке) Вам понятно, о чем мы говорили?
Клиентка: Да.
Эриксон: И как Вам кажется, это так?
Клиентка: Да.
Росси: Из Вашего вопроса: «Когда Вы проснулись, Вы верили в то, что Вас никто не гипнотизировал?» – получается, что я упустил еще какой-то транс?
Эриксон: Если клиентка в какой-то момент впала в транс, она и сохранит это состояние.
Росси: Что-то не понял.
Мур: Если когда-либо Вы погрузили пациента в транс, то когда бы в дальнейшем Вы ни начинали с ним работать, он частично будет находиться в состоянии транса. Ответы типа тех, что приведены выше, свидетельствуют о том, что пациент находится в трансе второго или третьего порядка (смотря что Вы исследуете). Так как Милтон один раз уже ввел клиентку в транс, то обескураживающие вопросы вновь индуцируют нужное состояние.
Росси: Я, кажется, понял– только для этого понадобилось вдолбить мне это в голову! (Смех) Если однажды пациент связал свое поведение в состоянии транса с каким-либо определенным психотерапевтом, то эта связь устанавливается навсегда. Поэтому для очередного наведения транса (на этот раз ассоциативным путем) психотерапевту достаточно как-то напомнить о своем поведении в предыдущем сеансе – использовать ту же интонацию голоса или ту же манеру разговора. Пациент может и не осознавать такие «вторичные трансы». Более того, так как эти трансы очень кратковременны, даже психотерапевту порой не удается уловить их, хотя он и ожидает появления такого микротранса. Из-за неуловимости трансов второго и третьего порядков можно совершенно неправильно оценить передачу мыслей между пациентом и психотерапевтом.
1.17. Как спровоцировать возрастную регрессию, обращаясь к аффективному мостику, диссоциации, загадкам и «играм с сознанием»
Эриксон: Не могли бы Вы вспомнить Ваши ощущения, когда Вы впервые написали здесь слово «январь»? Я бы хотел, чтобы Вы почувствовали это так сильно, как будто пишете это сейчас. Заставляйте себя вспоминать это до тех пор, пока не почувствуете, что Ваши руки пишут.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34
 итальянская мебель для ванной комнаты 

 Gaya Fores Verona