https://www.dushevoi.ru/products/akrilovye_vanny/Santek/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 



«Рабиндранат Тагор Сочинения в 8 томах, т. 7»: Государственное издательство художественной литературы; Москва; 1957
Аннотация
За книгу «Жертвенные песнопения» («Гитанджали», 1910) Рабиндранат Тагор удостоен Нобелевской премии (1913)
Рабиндранат Тагор
Жертвенные песнопения
1
- Узник, поведай мне, кто вверг тебя в оковы?
- Мой повелитель, - сказал узник. - Я думал, что превзойду всех в мире богатством и могуществом, и за - таил в своей сокровищнице всю казну моего повелителя. Когда сон одолел меня, я лег на ложе, уготованное моему господину, и, пробудясь, увидел, что я узник своей собственной сокровищницы.
- Узник, поведай мне, кто сковал эту несокрушимую цепь?
- Я сам, - ответил узник, - я сам сковал ее так заботливо.
Я думал, что моя непобедимая мощь покорит весь мир, а я один буду свободен. И денно и нощно работал я над цепью, раскалял ее в пламени и осыпал жестокими, тяжкими ударами. Когда же, наконец, работа была кончена и звенья были связаны несокрушимо, я увидел, что она сдавила меня самого.
2
Ты создал меня бесконечным, такова твоя воля. Этот бренный сосуд ты опустошаешь непрестанно и опять наполняешь новой жизнью.
Эту маленькую свирель из тростника ты носил по холмам и долинам и играл на ней мелодии вечно новые.
От бессмертного прикосновения твоих рук мое слабое сердце переполняется радостью и рождает слово неизреченное.
Твои несметные дары нисходят только на эти маленькие, маленькие руки. Века проходят, но ты все изливаешь их, и все еще есть для них место.
3
Когда ты повелеваешь мне петь, мнится, что сердце мое разорвется от гордости; я гляжу на лицо твое, и слезы выступают на глазах у меня.
Все горести и тревоги моей жизни претворяются в сладкую гармонию - и дух мои развертывает крылья, подобно радостной птице над морем.
Я знаю, что песнь моя угодна тебе. Я знаю, что могу предстать пред тобою только с песнью.
Я касаюсь краем широко раскинутого крыла моей песни стопы твоей, которой никогда не дерзнул бы достигнуть.
Опьяненный радостью песнопения, я забываюсь и называю тебя другом, тебя, моего господа.
4
Я не знаю, как поешь ты, наставник! Я слушаю в безмолвном изумлении.
Свет твоей песни озаряет мир. Дыхание твоей песни льется по небесам. Священный поток твоей песни разрушает все преграды и несется вперед.
Мое сердце жаждет соединиться с твоей песнью, но тщетны усилия моего голоса. Я жажду слова, но слово не претворяется в песню - и я вскрикиваю в отчаянье. Ах, ты опутал мое сердце бесконечными сетями твоей песни, наставник!
5
Жизнь моей жизни! Я всегда буду пытаться сохранять в чистоте свое тело, зная, что на всех членах моих - твое живительное прикосновение.
Я всегда буду пытаться охранять помыслы мои от неправды, зная, что ты та правда, свет которой зажжен во мне.
Я всегда буду пытаться изгонять все злое из моего сердца и питать в нем любовь, зная, что ты пребываешь в сокровеннейшем ковчеге его.
И целью моей будет - проявить тебя в каждом деянии, ибо я знаю, что ты подкрепишь меня.
6
Дозволь мне на единый миг присесть возле тебя. Свой труд я окончу после.
Когда я лишен созерцания лица твоего, мое слабое сердце не знает ни покоя, ни отдыха и мой труд становится нескончаемой мукой в безбрежном море мук.
Нынче лето принесло в окно ко мне свои вздохи и шорохи, и пчелы поют в цветущих рощах.
Настал час сесть спокойно, лицом к лицу с тобой и петь хвалы жизни среди этого молчания и переизбытка досуга.
7
Желания мои многи и крик мой жалобен, но ты всегда спасал меня суровым отказом; и этой мощной милостью проникнута вся моя жизнь.
Изо дня в день ты делаешь меня все достойнее тех простых, великих и непрошенных даров, кон ты ниспосылаешь мне, - этих небес, этого тела, и жизни, и разума, ограждая меня от напасти чрезмерных желаний.
Есть часы, когда я бессильно томлюсь, есть часы, когда я пробуждаюсь и спешу к своей цели; но ты неумолимо бежишь от меня.
Изо дня в день ты делаешь все достойное полного приятия тебя, отказывая мне ежечасно и ограждая от напасти слабых, неверных желаний.
8
Сорви этот цветочек и возьми его - не медли. Я боюсь, что он завянет и смешается с прахом.
Пусть ему нет места в твоем венке, но удостой его испытать муку от прикосновения твоей руки и сорви его! Я боюсь, что не замечу, как кончится день и пройдет время жертвоприношения.
Хотя он не ярок и аромат его слаб, сорви его, пока не поздно, и возложи вместе с другими.
9
Моя песнь сбросила с себя украшения. На ней нет нарядов и убранства. Они омрачили бы наш союз. Они мешали бы нам, они заглушили бы твой шепот.
Тщеславие поэта со стыдом рассеивается перед тобою. О поэт-наставник, я сажусь у ног твоих. Пусть моя жизнь будет проста и правдива, как свирель из тростника, которую ты наполняешь звуками.
10
Ребенка в княжеских одеждах и драгоценных ожерельях уже не радуют игры; одежды сковывают каждый шаг его.
Боясь разорвать или запачкать их, он сторонится от мира и боится шевельнуться.
Мать, не во благо ему твои золотые узы, если они отторгают от здорового праха земли, если они лишают его общения с великой красотой человеческой жизни.
11
О глупец, ты стараешься нести самого себя на своих плечах! Ты молишь о милостыне у своих собственных дверей!
Оставь бремя твое на руках того, кто в силах все подъять, кому иго его - благо.
Твое желание сразу тушит пламя светильника, которого оно касается своим дыханием. Оно нечестиво - из рук нечестивых не приемлют даров.
12
Вот подножие твое - стопы твои покоятся среди самых бедных, самых сирых, самых обездоленных.
Когда я хочу преклониться пред тобой, я не могу достигнуть глубины, где покоятся стопы твои среди самых бедных, самых сирых, самых обездоленных.
Гордости нет доступа туда, где ты ходишь в смиренных одеждах среди самых бедных, самых сирых, самых обездоленных.
Сердцу моему нет пути туда, где ты пребываешь среди бедных, самых сирых, самых обездоленных.
13
Я был призван на этот мировой пир, и жизнь моя была благословенна. Мои глаза видели, и уши мои слышали.
На мою долю пало играть на этом пиру, и я сделал все, что мог.
Теперь я вопрошаю: настал ли, наконец, тот час, когда я могу войти и видеть твой лик и принести тебе в жертву мое безмолвное приветствие?
14
Не пой, не славословь, не перебирай четок! Кому поклоняешься ты в этом уединенном темном углу храма, двери которого закрыты?
Открой глаза - и ты узришь, что твоего бога нет перед тобой!
Он там, где пахарь взрывает жесткую землю и каменщик дробит камень. Он с ними под зноем и ливнем, и одежды его пыльны. Сбрось твой священный плащ, и, подобно ему, иди к ним.
Освобождение? Но где обрести его? Наш господь с радостью принял на себя узы творения; он навеки связан с ними.
Выйдя из своего созерцания, оставь цветы и куренья! Что нужды, если одежды твои превратятся в рубище! Иди навстречу ему и трудись с ним в поте лица твоего.
15
Странствование мое долго, и путь мой долог. Я сел в колесницу рассвета и устремил свой путь по пустыням миров, оставляя следы на планетах и звездах.
Это самый далекий, но и самый близкий к себе самому путь, самый запутанный, но ведущий к совершеннейшей простоте песни.
Путник должен стучать в каждую чужую дверь, дабы найти свою, должен странствовать по всем мирам, чтобы в конце концов достигнуть сокровеннейшего алтаря.
Взор мой блуждал беспредельно - и вот я закрыл глаза и сказал: «Ты здесь!»
Вопрос и вопль: «О, где же?» - разливаются реками слез, и воды их затопляют мир верой: «Я есмь!»
16
Песнь, с которой я пришел к тебе, осталась не спетой до сего дня.
Я проводил дни мои в том, что настраивал и перестраивал мою лютню.
Ритм ускользал от меня, слова не располагались так, как надо; только разрывалось сердце от неутолимой жажды.
Цветок не раскрывался; только со вздохом проносился ветер.
Я не видал его лица, не уловил его голоса; только слышал тихие шаги по дороге перед моим домом.
Долгий день прошел в приготовлении ему места; но светильник не был зажжен, и я не мог принять его в моем доме.
Я живу надеждой на встречу с ним; но этой встречи все нет и нет.
17
Я здесь, дабы петь тебе. В твоих чертогах у меня есть угол.
В твоем мире для меня нет работы; моя бесполезная жизнь может вылиться в одних только бесцельных звуках.
Когда настанет час для безмолвного служения тебе в темном полуночном храме, о, повели мне, владыка мой, предстать перед тобой с песнопением!
Когда в утреннем воздухе звучит золотая арфа, удостой меня призывом твоим.
18
Я жду только твоего соизволения, чтобы предать себя, наконец, в его руки. Вот почему виновен я в стольких упущениях.
Приходят с законами и правилами, чтобы связать меня крепко; но я все бегу их, ибо жду только соизволения, чтобы предать себя, наконец, в его руки.
Люди осуждают меня и называют безучастным; я не сомневаюсь, что они правы в своих осуждениях.
Базарный день окончен, и работающий свободен. Те, кто тщетно звали меня, удалились в гневе. Я жду только соизволения, чтобы предать себя, наконец, в его руки.
19
Увы! В день, когда цвел лотос, мои мысли блуждали где-то далеко, и я не знал о том.
Моя корзина осталась пуста, и цветок остался незамеченным.
Лишь иногда грусть охватывала меня, и я пробуждался от моей дремы и чувствовал сладкий след какого-то благоухания в южном ветре.
Эта едва уловимая сладость томила мое сердце желаниями, и мне казалось, что это было жаркое дыхание лета, ищущего себе воплощения.
Я не знал тогда, что оно было так близко, что было во мне, и что эта совершенная сладость расцвела в глубине моего собственного сердца.
20
В глубоком сумраке дождливого июля неслышными шагами бродишь ты, безмолвный, как ночь, от всех скрываясь.
Сегодня утро сомкнуло очи, безучастное к настойчивым зовам бурного восточного ветра, и густой покров окутал вечно сияющее лазурное небо.
Песни лесов смолкли, и двери домов закрыты. Ты одинокий путник в этой пустынной улице. О мой единственный друг, о мой возлюбленный, врата открыты в моем доме - не пройди мимо, точно сновидение.
21
Если ты безмолвствуешь, я наполню свое сердце твоим молчанием и отдамся ему. Я буду соблюдать тишину, подобно звездной ночи, не смыкающей своих очей и со смирением склоняющей главу.
Утро настанет неминуемо, мрак исчезнет, и твой голос польется с небес золотыми потоками.
И слова твои зазвучат песнями из каждого гнезда моих птиц, и твои мелодии расцветут цветами в моих лесных кущах.
22
Я должен сойти в лодку. Увы, томительно часы тянутся на берегу!
Весна расцвела и сокрылась. И вот с ношей увядших ненужных цветов я жду и томлюсь.
Волны стали шумны, и на тенистую тропу, порхая, падают желтые листья.
Какая пустота! Не чувствуешь ли ты трепетания в воздухе, отзвука далекой песни, доносящейся с того берега?
23
Облака громоздятся, и свет меркнет. Увы, любовь моя, зачем ты заставляешь ждать у двери в одиночестве?
Среди полуденных трудов я пребываю в толпе, но в этот пасмурный, тихий час я принадлежу только тебе.
Если ты не откроешь мне своего лица, если ты отвергнешь меня, я не знаю, как проведу я эти долгие дождливые часы.
Я смотрю на далекий мрак неба, и, плача, сердце блуждает с беспокойным ветром.
24
Ты не дома в эту бурную ночь, на стезе любви, друг мой!
Небеса стонут как бы в отчаянии.
Я не могу спать в эту ночь. Не раз открывал я дверь и глядел в темноту, друг мой!
Ничего не видно впереди. Где-то пролегает твой путь?
По сумрачному ли берегу чернильно-черной реки, по отдаленной ли опушке хмурого леса спешишь ты ко мне в неверном мраке, друг мой?
25
Если день гаснет, если не поют птицы, если стих усталый ветер, окутай меня покрывалом густой тьмы, как окутал ты землю покрывалом сна и нежно закрыл лепестки поникшего лотоса в сумраке.
С путника, чья сума пуста задолго до конца странствования, чья одежда в лохмотьях и отягощена пылью, чьи силы ослабели, сними позор и бедность и обнови, как цветок под сенью твоей кроткой ночи.
26
Свету! Свету! Зажги его жарким пламенем желания!
Светильник не мерцающий - таков твой жребий, сердце! Ах, смерть - лучший удел твой!
Бедствие стучит в твою дверь и вещает, что твой господь бодрствует и зовет тебя на любовное свидание во мраке ночи.
Небо в тучах и дождь непрестанный. Я не знаю, что так волнует меня, - я не знаю, что со мною.
Вспыхнувшая на мгновение молния сгущает мрак еще более, и мое сердце бредет ощупью по той тропе, которой ведет меня музыка ночи.
Свету! Свету! Зажги его жарким пламенем желания!
Гром гремит, и бушует ветер. Ночь черна, как уголь. Рассей мрак! Зажги светоч любви своей жизнью!
27
Всеми мерами стараются удержать меня в своих руках те, что любят меня в этом мире. Но не такова твоя любовь - она сильнее их любви, но оставляет мне свободу.
Чтобы я не забывал о них, они никогда не покидают меня.
Проходит день за днем, а ты все пребываешь незримым.
Хотя я не называю тебя в молитвах, хотя я не ношу тебя в своем сердце, твоя любовь ко мне ждет моей любви.
1 2 3 4 5

 https://sdvk.ru/Firmi/Tece/ 

 Серра Beton 561