переходи на сайт 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


Вот только привычных автострад не было. Вместо этого промежутки между
домами были засажены деревьями и цветами. Из зелени повсюду торчали
бетонные площадки для прыгоходов. А они кишмя кишели, проскакивая порой в
сантиметре друг от друга. Пару раз у меня екало сердце, когда мы падали на
площадку, где за секунду до нас приземлился другой прыгоход. Но мы всегда
ухитрялись разминуться, и я понемногу успокоился.
- У них единая компьютерная сеть, - с видом знатока заявил Стас.
- Дураку ясно, - огрызнулся я. Меня слегка мутило от болтанки.
Видно, мы добрались до окраины, а может, и вовсе вырвались за город,
только прыгоходов стало поменьше, и дома тут были небольшие -
двух-трехэтажные. Теперь нам не приходилось скакать в обход, мы
перепрыгивали прямо через коттеджи.
На кочке возле одного из них мы и остановились. Айна перестала
болтать с Антом, развернулась к нам спиной, и прыгоход вразвалочку
спустился на лужайку перед домом.
Мы выбрались наружу. У меня кружилась голова и подкашивались коленки.
Стас уселся на траву и помотал головой. Ант и Айна озадаченно смотрели на
него, и на их лицах ясно читалось нетерпение.
- Вставай, давай, каракуц хилый, - потряс я его за плечо, хотя и сам
не понимал, куда и зачем мы спешим. Но наши спасители (или похитители?)
выглядели все-таки не такими психами, как сотрудники Департамента и
кулинары. Это вселяло надежду.
В доме царил хаос. Одежда, какие-то предметы непонятного мне
назначения и даже посуда - все вперемешку валялось по полу. С завидной
ловкостью перешагивая через этот хлам, Айна провела нас в столовую и,
сосредоточенно нахмурившись, стала готовить нам яичницу. Однако до
Бормотана ей было далеко. Два яйца были разбиты мимо кюветы, заменяющей
сковородку. С грехом пополам она все же наполнила ее и сунула в
белоснежный шкафчик, похожий на микроволновую печь. До отказа повернула
рукоятку и, сев за стол напротив, с умиленной улыбкой стала нас
разглядывать. Мы со Стасом из вежливости не переговаривались: нехорошо в
обществе говорить на неизвестном языке. Ант с Айной, похоже, считали так
же. И мы молча пялились друг на друга до тех пор, пока из шкафчика не
повалил густой сизый дым.
Что-то сердито лопоча, Айна вынула обуглившуюся яичницу и вместе с
кюветой бросила на пол. После чего, больше не пытаясь казаться рачительной
хозяйкой, вытащила из стенного шкафа фабричные упаковки и положила их на
стол. Ант показал нам, с какой стороны вскрывать, и мы все вместе
принялись хрустеть сухим печеньем, прихлебывая из пластиковых баночек
что-то вроде фанты. Вообще-то было вкусно, но после бормотановских изысков
и ароматов есть сухой паек было немного скучновато.
Айна проглотила свою порцию быстрее всех и стала нетерпеливо стучать
пальцами по столу. Мы запихали остатки в рот и прожевывали их уже в другой
комнате, куда она нас сразу потащила. Там усадила прямо на пол,
поколдовала перед небольшим прибором, и я сразу почувствовал, что
погружаюсь в полусонное оцепенение.
Стена перед нами матово засветилась, и на ней появилось объемное
изображение приветливо улыбающихся обнаженных мужчины и женщины. Мужчина
выставил перед собой руку, женщина коснулась ее и произнесла: "Ки", а в
верхнем правом углу экрана вспыхнул значок, похожий на букву "Ф". Я понял:
нас обучают всеземному. И чувствовал, что благодаря тому странному
состоянию, в которое нас ввел неизвестный прибор, все что я сейчас вижу и
слышу останется в памяти навсегда.
Минут через двадцать со словарем было покончено, наши голографические
учителя, не одеваясь, перешли на сложные понятия и ситуации. Было довольно
забавно. В целом на изучение языка у нас ушло не более двух часов.
Когда стена снова стала стеной и прибор автоматически выключился, мы,
слегка смущенные, но здорово поумневшие, вышли из комнаты.
Похоже, Айна все это время наводила в доме порядок: одежда, посуда и
разные предметы лежали теперь на полу более ровными кучками. Она
обрадованно улыбнулась:
- Готовы, герои?
- К чему? - спросил я на всеземном, сам поражаясь своей способности.
- К полету на Венеру, - ответила она так, будто это дело давно
решенное. - Да, - спохватилась она, - давайте, во-первых, я вам все
объясню...
- Мама - подпольщица! - хвастливо заявил Ант.
Так Айна - его мать. Я и забыл, что люди тут выглядят моложе своих
лет.
- Подожди, Антик, - остановила она, - давай по порядку.
...Оказывается, не всем на Земле нравится неограниченная власть
Департамента. Тем более, что произошел он от слияния служб безопасности
разных стран, и методы у него - те же: слежка, подслушивание, аресты...
Страдают прежде всего талантливые ученые, ведь Департамент всеми силами
препятствует научному прогрессу, опасаясь, что то или иное изобретение
увеличит вероятность создания машины времени. "Как это унизительно! -
кричала Айна, и на побледневшем от волнении лице веснушки проступили еще
ярче, - мы, как лягушки, прыгаем с кочки на кочку, а могли бы летать на
антигравах! Эти идиотские прыгоходы подсунул человечеству Департамент,
запретив использование антигравитации. А космос?! В космосе, видите ли,
можно тайком построить машину времени. И вот, пожалуйста: кроме
хронопатрульной службы, у нас нет пилотируемых космических кораблей. А во
что они превратили наших мужчин?! Где сила, честь и доблесть? Сутки
напролет они торчат на кухнях, утверждая, что нет на свете занятия
достойнее кулинарии. Полная деградация..."
Поэтому недовольные организовали подполье.
- А если вы победите, кто-нибудь построит машину времени и отправится
в прошлое? - спросил я. - Тогда ведь все, конец.
- Кто вам сказал?! - вскричала Айна, распаляясь все больше. - Это
только гипотеза. Ги-по-те-за! А перестраховщики из Департамента держаться
за нее потому, что она - основа их власти!
- А если все-таки правы?
- Ну, тогда... Волков бояться - в лес не ходить.
И она насупилась, не в силах дать более аргументированный ответ.
- А на Венеру нам зачем? - поинтересовался Стас.
Айна снова оживилась и объяснила, что Венера Департаменту не
подчиняется. Потому-то подпольщики и вошли в коалицию с венерианцами.
- А они хоть люди? - подозрительно спросил Стас.
- Они - сфинксы. Их двести лет назад вывели, специально для
колонизации Венеры. А сто лет назад они объявили независимость и людей с
Венеры выдворили. Им-то проще, - вздохнула Айна, - они на другой
планете...
Стас насупился:
- Так вы, получается, венерианская шпионка?
- Враг моего врага - мой друг, - объявила Айна, - сфинксы - честные и
порядочные существа. Настоящие мужчины... Самцы, - поправилась она, - не
мудрено, что они не могли стерпеть иго Департамента.
- Не, - сказал Стас, - мы туда не полетим. Нам-то это на кой? Чего я
на Венере не видел?
Тут снова вмешался Ант:
- Дурак ты, Стас, - сказал он, - да у нас все пацаны на Венеру хотят.
Там ведь и антигравы, и дома висячие, и много еще чего. С Венеры
разведчики и на Юпитер, и на Сатурн летают!
- Вот и целуйся со своими сфинксами, - огрызнулся Стас.
- Нет, - сказал Ант, - не дадутся, людей они терпеть не могут.
- Во-во, - опасливо сказал Стас.
- Вас, в конце концов, никто и не спрашивает, - заявила Айна, - раз
вас Департамент засекретил, мы должны рассекретить. И все. И молчите.
Ясно?
- Вы - террористка, - объявил Стас.
- Да, - гордо согласилась она, - если мужчины уходят на кухни, на
фронт отправляются женщины! - И она воинственно тряхнула своей огненной
шевелюрой.
- Мама, я тобой горжусь! - сказал Ант, восхищенно глядя на нее.
- Ну, а на Венеру-то нас зачем? - не унимался Стас. - Рассекретьте
нас тут, на Земле.
- Да я и сама не знаю, - честно призналась Айна. - Когда лет
пятьдесят назад подполье обратилось за помощью к сфинксам, те сразу
поставили условие: они будут сотрудничать, только если мы поможем
переправить на Венеру пришельцев из прошлого. Если, конечно, такие
объявятся.
- Эх вы, - горестно сказал Стас, - продали нас, выходит. Сфинксам.
Даже еще и не знали нас, а уже продали.
Айна задумалась. Как я понял, это с ней случалось не часто.
- Да, нехорошо как-то вышло, - согласилась она наконец. - Когда об
этом договаривались, меня и на свете-то не было. Мы привыкли думать, что
это нормально. Мы же не знали, что пришельцы окажутся детьми. И вообще,
неизвестно было, появитесь ли вы когда-нибудь. Очень выгодно получалось.
- Эх вы, - повторил Стас с видом великомученика.
- Ладно ты, - разозлился я, - обратно в Департамент я тоже не
собираюсь...
- Так, - встрепенулась Айна со свойственной ей пылкостью, - я знаю,
где вас спрятать! Бегом!
Мы кинулись к выходу. По пути Айна объяснила причину спешки: пока мы
учили всеземной, она сообщила о нас венерианскому послу. Он в этот момент
охотился в Андах на тараколли, но узнав о нас, вылетел и с минуты на
минуту будет здесь.
Мы забрались в прыгоход, Айна взялась за управление, но машина не
двигалась.
- Проклятье! - вскричала она. - Нас отключили от дорожной сети. Это
мог сделать только Департамент! Выследили! - Она обернулась к нам и,
стиснув зубы, напряженно задумалась. Во второй раз в течении часа.
Наверное, это было слишком много для нее. Она сказала:
- Предлагаю всем покончить жизнь самоубийством. Мировая
общественность будет потрясена. Эта акция нанесет сокрушительный удар по
жупелу Департамента!
- Я - за! - восторженно воскликнул Ант.
- Я - против, - пискнул Стас. А я, потеряв дар речи, быстро закивал
головой, соглашаясь с братом.
- Да? - холодно удивилась Айна. - А почему? Разве это жизнь? Что вы
предлагаете?
Способность говорить вернулась ко мне:
- Все что угодно, только не это.
Воцарилось тягостное молчание.
И тут с неба на нашу кочку один за другим посыпались прыгоходы,
только успевая отползать, чтобы освободить площадку следующему.
Айна наклонилась и, вытащив откуда-то из-под ног мумми-бластер,
прикосновением руки открыла выход.
Из окруживших нас прыгоходов вышли и двинулись к нам с десяток бравых
молодцев в желтых комбинезонах, а с ними - Ережеп, свежеперебинтованный
Смолянин и Измайлай. "А этот-то здесь зачем?" - подумал я, но миг спустя -
понял, потому что Ант схватил Айну за руку и прошептал: "Папа...". Стало
ясно, и как Ант оказался на семинаре кулинаров.
- Стоять! - крикнула Айна. - Еще шаг... Бросить оружие!
Обменявшись короткими взглядами, сотрудники Департамента подчинились.
- Айна! - воскликнул Измайлай, ломая руки, - как ты могла?
- Молчи, презренная кухарка! - отрезала та. Но он заговорил снова:
- Айна... Ты и сфинксы... Это омерзительно... - передернул он
плечами. - Генеральный директор Ережеп пообещал мне, что если ты
немедленно вернешь похищенных мальчиков, нам ничего не будет.
- С тобой я ни о чем договариваться не собираюсь. Чревоугодник! Иди,
говори со своей колбасой!
Измайлай растерянно оглянулся на остальных.
- Ваши условия? - деловым тоном приступил к переговорам Ережеп.
- Мои... - Айна неуверенно притихла. - Я не знаю... Пусть мальчики
решают сами.
- Скажи им, - обратился Ережеп к Смолянину, - если они вернутся,
никто им ничего плохого не сделает. Гарантирую.
- Ребятишки! - крикнул Смолянин, - айда домой, не тронем, век воли не
видать.
- Переводчик, - фыркнул Стас.
- Слушай, - сказал я ему по-русски, - может, вернемся? Там хотя бы
харакири никто делать не собирается.
Смолянин навострил уши.
- Генекал ырд пабана-ынау, [Говори, как дети Египта (возм.
др.-егип.)] - ответил Стас. - Зап ук лабардак. [Я не знаю, что делать
(возм. др.-егип.)]
Пауза затягивалась и становилась все напряженней. И тут ситуация
разрешилась без нашего активного участия. В тишине отчетливо раздался
стрекот вертолета.
Желтые комбинезоны задрали головы вверх. К дому с бешеной скоростью
приближался золотистый геликоптер. Когда он завис над нами, на его корпусе
стал ясно виден знак - стилизованное изображение выгнувшей спину кошки.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26
 https://sdvk.ru/Dushevie_paneli/Grohe/ 

 Адекс Studio