магазин в Домодедово в Торговом Центре Центральный 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Плохой из папы
штукатур.
В неровном отверстии блеснул металл.
- Понял?! - забыв все страхи, вскрикнул Стас так, будто сам сделал и
эту глыбу, и металлический предмет внутри нее. - Я же говорил! - и он
любовно погладил голубовато-матовую поверхность.
И тут в ватной тишине запасника раздался хруст, глыба дрогнула и
раскололась широкой вертикальной щелью. Мы отскочили в сторону, а щель
становилась все шире, и камень, как скорлупа с яйца, осыпался с гладкой
поверхности металлического предмета.
Что-то со стуком выпало из этой щели, но мы, зачарованные, не отрывая
глаз, смотрели на капсулу космического корабля, уже совершенно
очистившегося от каменной скорлупы.
Корабль имел форму приплюснутого шара и стоял перед нами на боку, не
падая потому, что его поддерживала широко открывшаяся крышка люка. А то,
что капсула на боку, я понял, разглядев внутри два пилотских кресла.
Выйдя из оцепенения первым, Стас подскочил к кораблю, уперся в него
руками и крикнул мне:
- Помоги поставить!
Но помогать не пришлось. С диким грохотом капсула рухнула днищем на
пол, и облако музейной пыли заклубилось в свете фонарика.
- Ты что, - закричал я, - сторож проснется!
- Да ладно, - махнул он рукой и полез в корабль.
Я тоже решился подойти к нему, но запнулся и чуть не упал. Посветив
под ноги, я увидел то, что выпало из корабля. Это была металлическая
скульптура спящего сфинкса размером с большую собаку.
- Стас! - позвал я, - посмотри!
Он высунулся и посмотрел на скульптуру без всякого интереса:
- Ты что, сфинксов не видел? Лезь сюда, тут такое!..
Я тоже забрался в корабль и минут пять мы занимались тем, что нажимая
на разные кнопки и рычажки, играли в полет через Вселенную.
- Навигатор! - кричал Стас. - Приборы отказали! Посмотри в
иллюминаторы, куда летим!
- Есть посмотреть в иллюминаторы! - ответил я, хотя никаких
иллюминаторов в капсуле не было. И тут же решил возмутиться, что Стас без
всякого права узурпировал на корабле неограниченную капитанскую власть. Но
вдруг в углу, у самого входа в запасник, раздался звук, похожий на
сдавленный хрип.
Слегка струхнув, я посветил туда и увидел... Я увидел, как из своего
саркофага медленно поднимается мумия Неменхотепа.
- Стас! - закричал я шепотом, чувствуя, как шевелятся волосы на моей
голове.
- Это нам снится, - спокойно ответил Стас. - Точно-точно. И укусил
себя за запястье. После чего сказал: - Нет, не снится. И заорал: - А-а!
Не сговариваясь, мы ухватились за внутренние рукоятки крышки капсулы
и что есть силы потянули ее вниз. Без особого труда крышка захлопнулась, а
затем раздалось короткое тихое гудение и щелчок. Я сразу понял, что это
сработали автоматические запоры, делающие капсулу герметичной.
С полминуты в наступившей тишине слышался только нестройный стук
наших зубов. Наконец, я, собравшись с духом, спросил:
- Ты что видел?
- Мумию, - ответил Стас и тут же предположил с надеждой: - А может,
показалось?
- Обоим одно и тоже?
- А что, - подбадривая самого себя уверенным голосом, заявил он, -
вот миражи, например, сразу многие видят...
- Может, выйдешь тогда? - коварно предложил я.
- Нет-нет-нет, торопливо ответил Стас и, помолчав, спросил: - А что
же делать?
Я тоже этого не знал. В темной капсуле было не очень-то весело, а
главное - душно. И дышать становилось все труднее. Я понял, что часа через
два мы просто задохнемся.
- Костя, а помнишь, как прошлым летом мы с папой в лесу заблудились?
- Ну? - сказал я, стараясь, чтобы голос не выдал паники, в которую я
впадал.
- Так я тогда два раза покойников видел. Стоят, прямо как живые, руки
тянут...
- Кончай пугать, дурак, и так страшно!
- Да я не пугаю, я наоборот. Подойдем к покойнику, а это - дерево...
Может, нам все-таки померещилось?
- Показалось, - притворно согласился я, понимая, что внутри мы
погибнем точно. - Давай вылазить.
Но сказать это оказалось намного легче, чем сделать: сколько мы ни
давили в крышку, встав ногами на пульт управления, она не подалась ни на
миллиметр.
- Надо какую-то кнопку нажать, - догадался Стас.
- Ты дави на крышку, а я буду нажимать, - сказал я ему, сполз на
сидение и принялся жать на все подряд, подсвечивая себе фонариком. А он
светил уже очень слабо, потому что батарейка была старая.
Ничего не выходило. Я уже чуть было не расплакался от страха и
жалости к себе, когда в правом нижнем углу пульта фонарик высветил из
темноты вкривь и вкось нацарапанную надпись над большой красной кнопкой:
"ВЫХОД". Даже не успев удивиться, я надавил на эту кнопку, и в тот же миг
неимоверная тяжесть вжала меня в спинку, а Стас и вовсе свалился в щель за
креслом.
Пульт вспыхнул десятками разноцветных огоньков и пронзительный визг
резанул по ушам. Я успел увидеть, как прямо передо мной фосфором
высветилось зеленое табло, а на нем быстро менялись красные четырехзначные
числа. Еще я услышал, как Стас за спиной выкрикнул: "Ардажер!"
И я провалился во тьму.


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. ПОСЛЕЗАВТРА

1. МЫ ПОНИМАЕМ, ЧТО ПРОИЗОШЛО, НО ПОТОМ ВЫЯСНЯЕТСЯ, ЧТО МЫ
ВСЕ ПОНЯЛИ НЕПРАВИЛЬНО, А ТАКЖЕ СТАЛКИВАЕМСЯ С ПРОБЛЕМАМИ,
О КОТОРЫХ КОСМОНАВТЫ НЕ ГОВОРЯТ
"Интересно, - подумал я, прежде чем открыть глаза, - обо что это я
так треснулся?" В голове у меня все кружилось и звенело, а руки и ноги не
слушались совершенно. Может, это крышка люка с такой силой откинулась? Не
зря же дышать легко стало. И свет, кстати, появился.
Первое, что я увидел, был Стас. Он стоял на спинке кресла на одной
ноге. Гимнаст!.. Тем более, что космический корабль перевернулся и кресло
было на потолке!
Я помотал головой, пытаясь привести мысли в порядок. И догадался:
корабль перевернулся, а Стас зацепился за спинку и болтается вниз головой.
- Стас! - заорал я.
Брат пошевелился, вскинул голову и спросил:
- Ты чего на потолке делаешь?
- Это ты на потолке! - попытался я объяснить и встал. То есть хотел
встать, а вместо этого перекувыркнулся на месте. Ощущение было таким,
словно я падаю, но почему-то остаюсь на месте. Рядом с моими
растопыренными руками проплыл рифленый потолок космического корабля.
- Ух ты! - сказал Стас, схватился за подлокотники кресла и стал очень
плавно в него садиться. - Костя, ты только не падай мне на голову...
И тут я все понял.
- Не упаду, - обреченно сказал я. - Мы в невесомости, Стас.
Между нами, медленно вращаясь вокруг оси, проплыл потухший фонарик.
Мягко стукнулся о пульт и поплыл обратно. Стас проводил его взглядом и
спросил:
- А почему мы в невесомости?
- Курдеп плешивый! - заорал я. - Мы в космос вылетели! Понимаешь?
Телевизор надо смотреть!
- А, - обрадованно воскликнул Стас, - а я-то уж думал...
Что он думал, я так и не понял, потому что Стас привстал с кресла,
взлетел, ударил меня головой в живот и промчался дальше. Я налетел на
потолок, потом рикошетом на стенку. А еще через мгновение очень крепко
держался за кресло, откуда стартовал Стас. Он в это время дрейфовал под
потолком, держась за голову. Потом обиженно сказал:
- Я думал, в невесомости стукаться не больно...
Торопливо оглядевшись, я вытащил из-под кресла ремень безопасности.
Он болтался во все стороны, как сонный удав, но я все же ухитрился
намотать его на руку. Потом легонько оттолкнулся от кресла и повис в
воздухе.
- Стас, хватайся за ногу!
- У тебя кроссовки грязные, - буркнул Стас, но все же ухватился. Я
стал подтягивать нас обоих к креслу.
Через минуту мы сидели в нем, пристегнувшись и тесно прижавшись друг
к другу.
- Что будем делать? - поинтересовался Стас.
Я промолчал. Опыта пилотирования космических кораблей у меня не было,
разве что в компьютерной игре "Гиперспейс"... Тут у меня возникла жуткая
мысль:
- Стас, ты думаешь, мы просто на орбиту вышли или прыгнули через
гиперпространство?
- Через нуль-пространство, - поправил меня Стас, он был поклонником
Стругацких. Потом задумался. А я, как идиот, ожидал его решения.
- Через нуль-пространство, - твердо сказал Стас. - На планету
инопланетян.
- Почему? - с ужасом спросил я.
- Так интереснее, - объяснил Стас.
Тут началась миниатюрная психбольница, с двумя пациентами, но без
врачей. Я начал уговаривать Стаса изменить решение, потому что... потому
что просто выйти на орбиту Земли тоже интересно. Как будто Стаськино
мнение чего-то меняло!
- Представляешь, - с жаром говорил я, таращась на пульт управления, -
нас всей планетой будут спасать!
- Да? - неуверенно спросил Стас.
- Конечно! Американцы "Шаттл" запустят, а мы "Буран"!
- "Буран" Казахстан национализировал, - резонно ответил Стас.
Телевизор он все-таки смотрел.
- Значит, и казахи спасать будут! - уверил я. - Американцы на
"Шаттле", русские на "Союзе", а казахи на "Буране".
Стас помрачнел и сказал, что не хочет быть спасенным такой ценой. За
спасательные работы придется столько заплатить, что вся папина Нобелевская
премия уйдет. А он компьютер хочет.
- Да мы же теперь герои, а значит, ни за что не платим! Если
американцы нас спасут, то в Диснейленд свозят!
Стас заколебался, но снова помрачнел:
- А если наши, то в парк имени Горького? Чего я там не видел! Не, мы
не в Солнечной системе.
И тут мы оба опомнились. Разом. Стас помолчал и начал всхлипывать. А
я разозлился - я всегда злюсь, когда Стас ревет. В конце-концов, может, мы
и не в космосе? Может, это внутри корабля антигравитация включилась, а он
так и стоит в музее? Я стал разглядывать пульт, где возле кнопок были
дурацкие иероглифы, а потом заметил, что они разделены на группы. И возле
каждой группы - маленький схематический рисуночек. Наверное, объясняет,
что эти кнопки делают. Около предательской красной кнопки был совершенно
непонятный знак, вроде пружинки со стрелочками на концах. А рядом, над
несколькими кнопками, был нарисован самый обыкновенный глаз.
"Гуманоиды", - с радостью подумал я. И нажал на одну из этих кнопок.
- Балда! - испуганно завопил Стас.
В нескольких местах корпус корабля стал таять. И в образовавшиеся
дырки был виден самый настоящий черный космос с очень яркими и
разноцветными звездами. Я понял, что действительно дурак. Но воздух
почему-то не выходил...
- Это иллюминаторы, - прекращая реветь, сказал Стас. - Здорово...
Он ужом выскользнул из-под ремня и ухватился за второе кресло.
Устроился в нем поудобнее и сказал:
- Мы в глубоком космосе. Планет не видно.
- А у меня есть одна, - похвастался я, заглядывая в иллюминатор со
своей стороны.
- Какая? На Землю похожа?
- Нет, - критически сказал я, разглядывая краешек планеты. - На Луну
похожа, только куда больше и серая. Атмосферы нет.
Стас вернулся ко мне, и мы стали разглядывать чужую планету. Она вся
была в кратерах и казалась необитаемой. Садиться на нее не хотелось.
- Не упадем? - деловито поинтересовался Стас.
- Сет его знает, - ответил я. - Может тут еще где-то планета есть?
Надо во все иллюминаторы посмотреть.
- А как до них добраться? Невесомость. Я не полезу.
Я стал прикидывать расстояние до других иллюминаторов. А Стас
помолчал и задумчиво произнес:
- Невесомость... А как, интересно, космонавты в невесомости ходят в
туалет?
- Эй, ты не вздумай! - заорал я. - Потерпеть немножко не можешь!
- Немножко могу, - угрожающе сказал Стас. И принялся изучать пульт.
Я вслушался в ощущения собственного организма и с тревогой сказал:
- Должен же быть способ. Помнишь, мы читали книжку, не то "Трое с
Мочамбы", не то "Три Мамбы"?
- Ну?
- Там двое пацанов и девчонка попали в космос и несколько суток
летели. Они что делали?
- Ничего, - угрюмо сказал Стас. - Я еще удивился. Терпели, наверное.
- Значит, и мы потерпим, - твердо сказал я. - Пока сможем.
- На несколько суток не рассчитывай, - огрызнулся Стас.
Мы помолчали. Я почувствовал, как укрепила наше братство общая
проблема и обнял Стаса за плечи.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26
 купить душевую кабину 80х80 

 плитка для пола для ванной комнаты