https://www.dushevoi.ru/products/aksessuary/Novaservis/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


Сфинксы посовещались и крикнули:
- Ты кто такой?
- Я метеозонд, - спокойно сообщил Кубатай. - Температура воздуха -
сто двадцать градусов выше нуля, ветер южный. Продолжаю полет.
- А ты не земной диверсант Кубатай? - подозрительно спросил сфинкс с
пистолетом.
- Я метеозонд, а вовсе не Кубатай! - твердо стоял на своем
генерал-сержант. Сфинксы заколебались.
- Если он Кубатай, то он врет. Люди умеют, - сказал один.
- А если метеозонд, то говорит правду, - заявил другой.
Сфинксы были в растерянности. Песочек на них так и сыпался.
- Ты Кубатай? - еще раз спросил Сфинкс.
- Метеозонд.
- Кубатай?
- Метеозонд.
- Метеозонд?
- Кубатай. Ой, я ошибся!
- Метеозонды не ошибаются! - радостно заорали сфинксы. - Сейчас мы
тебя собьем!
И тут, в самый тревожный для Кубатая момент, невдалеке бухнул взрыв.
Огромная цистерна, парящая в воздухе, дрогнула, и из нее широкой струей
потекла валерьянка. На венерианском воздухе она шипела, кипела и
испарялась.
- Спасай валерьянку! - заорал сфинкс с пистолетом. Метеозонд-Кубатай
был забыт. Упрашивать никого не пришлось, и сфинксы бросились на спасение
валерьянки. Поскольку закрыть пробоину телами им не удавалось, напор был
слишком сильным, они просто встали в очередь под цистерной и принялись
глотать кипящую струю. Чтобы зря не пропадала, как сказал бы папа.
Кубатай плавно растворялся в вышине. Мы со Стасом облегченно
вздохнули.
- Что делать-то будем? - спросил Стас.
- Ничего. Мы ничего не видели, ничего не знаем. Мы мылись.
Стас кивнул.
- Пойдем. Пусть нас побыстрей к машине времени везут, а то уже
надоело.
Мы оделись и вышли в комнату. Кошки по имени Энтропия там уже не
было. Только Мегла лежал на кушетке, мурлыкал и пил чай из блюдечка.
О диверсии на складе валерьянки он еще не знал. Наверное, это была
тайна всемирной крутизны для сфинксов.

...На выходе из служебного помещения Стас незаметно поднял и сунул в
карман скафандра оставленный Кубатаем конверт. А открыть его смог только
сидя в антиграве, когда я спиной заслонил его от сфинксов. В конверте была
фотография: Кубатай, размахивая шашкой, гарцует верхом на портативном
прыгоходе.
Стас шмыгнул носом и спрятал фотографию обратно.

8. ШИДЛА ПОДВЕРГАЕТСЯ ПОРУГАНИЮ, ЧТО ЕГО И СПАСАЕТ
- Мы на месте, человеческие детеныши, - не поворачивая головы,
констатировал Шидла. Антиграв влетел в огромные бронированные двери и,
сделав несколько крутых поворотов, остановился в высокой сводчатой пещере.
Затем опустился на каменный пол. И без того не слишком дружелюбные сфинксы
посуровели.
Дважды за время короткого полета по скалистому тоннелю ворота перед
нами плавно открывались, а затем закрывались за нами. Я подумал, что это
похоже на шлюз и, видимо, не ошибся, потому что Шидла сказал:
- Можете снять скафандры.
Я был рад этому разрешению, Стас - тем более. Мы огляделись. В центре
зала стояли пять капсул разных форм и размеров. Наш хроноскаф я, конечно
же, узнал сразу. Вскочил было с места, чтобы кинуться к нему, но Шурла
молча положил тяжелую лапу на мое плечо, и я снова сел.
- Понимаете ли вы, что от вашего выбора зависит судьба мира? -
спросил Шидла значительно. - Посему опознание хроноскафа будет проводиться
следующим образом. Я, Мегла и Шурла займем позиции в углах равностороннего
треугольника так, чтобы центр вписанной в него окружности пришелся на
данную группу аппаратов. По моей команде вы выдвигаетесь к хроноскафам.
Поравнявшись с тем, на котором, по вашей версии, вы прибыли, делаете
выстрел вверх из сигнальной ракетницы. Затем, не двигаясь с места,
ожидаете нашего решения.
Закончив эту речь, он вручил мне одноразовую ракетницу. Очень
классную, я таких еще не видел. Уже привыкнув к сфинксовским заскокам, я
даже не стал спрашивать, к чему такие сложности. Вмешался Мегла:
- Люди - хитрые бестии. Боюсь, как бы мы взглядами не выдали истинный
хроноскаф. Предлагаю сфинксам встать к аппаратам спиной и обернуться
только на выстрел.
- Резонно, - немного поразмыслив, согласился Шидла.
Я хотел разозлиться, но через минуту, когда сфинксы разошлись по
местам, понял, что с моим братцем подобные предосторожности имеют резон.
Мы двинулись вдоль капсул, и вдруг он, как вкопанный, остановился
возле полупрозрачной сигарообразной конструкции. Сквозь ее матовые стены
виднелось просторное внутреннее помещение, а снаружи торчали стволы
каких-то мощных орудий.
- Эта удобнее, - мечтательно заявил Стас. - Видишь, в ней даже
кровати есть, а в нашей - только кресла. И пушки - видишь?!
- Стас, кончай, - сказал я, надеясь что он шутит. Но куда там...
- Что кончай? - еще и обиделся он. - Давай на этой вернемся. Какая
разница?
- Стас, - напомнил я, - только одна модель действует, это наш
хроноскаф.
- Ну и что? - продолжал Стас капризно. Но чтобы придать своему
поведению хоть немного логики, пояснил: - Мы им скажем, пусть эту сделают
действующей...
Слава богу, ракетница была у меня и, прекратив бессмысленный спор, я
подошел к нашей, и правда, самой невзрачной, капсуле. Дождавшись, когда к
ней приблизился недовольный Стас, я выстрелил вверх.
Сфинксы обернулись, затем в несколько прыжков подскочили к антиграву
и принялись шептаться, подозрительно поглядывая на нас. Мне стало
неудобно, и я отвернулся. И увидел, что Стас наоборот корчит им рожи,
демонстративно приложив к уху ладонь.
Я не успел его одернуть, потому что Шидла, отделившись от остальных,
двинулся к нам, и Стас, слегка струхнув, спрятал руки в карманы.
- Итак, - произнес сфинкс чванливо, - свершилось. Ваш выбор
подтвердил нашу гениальную прозорливость и правильность нашего пути.
Он тронул лапой обшивку хроноскафа, и его крышка поползла вверх.
- Будем готовиться к путешествию, - сказал он. - Старший, - кивнул он
мне, - коснись стенки, я настрою сенсор на тебя, - и скользнул в капсулу.
Я положил руку на стенку аппарата, а Стас зашептал:
- Понял?! Все сходится! Тогда, в музее, я стенку потрогал, и капсула
открылась!
- Умный, - ответил я с иронией, хотя у меня и у самого быстрее
забилось сердце от мысли, что все говорит за наше возвращение домой.
Шидла выглянул из хроноскафа:
- Порядок. Теперь второй.
Стас тронул стенку, и, пока он держался за нее, я высказал то, что
мучило меня уже давно:
- Ты помнишь, что было в капсуле, когда мы ее нашли?
Стас кивнул, и я понял, что он сам думает о том же. Хоть и сфинкс, а
жалко...
Шидла снова высунулся наружу и предложил испытать настройку. Для
этого он закрывал хроноскаф изнутри, а мы со Стасом прикосновениями рук
открывали его снаружи.
- Порядок, - снова сказал Шидла, спрыгивая к нам. - Забирайтесь
внутрь, а я еще прихвачу кое-что.
- Шидла, - осторожно спросил я, - а тебе обязательно с нами? Может
быть, мы сами как-нибудь?
- Хотел бы я знать, как вы вернетесь домой, оставив хроноскаф в
древнем Египте.
- А ты? Как ты вернешься?
- Я не вернусь. Вас я высажу в двадцатом веке, а сам двинусь глубже.
Такова судьба. - С выражением светлой печали на лице он покачал головой.
В этот момент наш разговор прервал Мегла:
- Брат, тебя вызывает Земля.
С достоинством, подчеркнуто неторопливо, Шидла двинулся к антиграву.
Вызов Земли не стоил спешки. Через пару минут он позвал к антиграву и нас:
- Эй, детеныши человека, с вами хотят поговорить.
Забравшись на платформу, мы увидели на экране бортового видеофона
усталое лицо Ережепа. Из-за его плеча, подмигивая нам, выглядывал
Смолянин.
- Ква-ква, - натянуто улыбнулся генеральный директор. - Рад видеть
вас живыми и здоровыми. Насколько мне известно, вы теперь владеете
всеземным, но на всякий случай я прихватил с собой переводчика. Вы
действительно понимаете меня?
- Привет, кенты, - крикнул Смолянин по-русски и помахал перепончатой
рукой, - все ништяк?
Как это не удивительно, но его вид поднял настроение. Мы помахали ему
в ответ.
- Вы понимаете меня? - повторил вопрос Ережеп.
- Да понимаем мы все, - вылез Стас. - Чего вам надо-то?
- Из доклада генерал-сержанта Кубатая я уже знаю, что вернуться на
Землю вы отказались, теперь же я, во-первых, хочу знать, как с вами
обращаются эти... - он махнул рукой в сторону сфинксов, - во-вторых, хочу
убедить вас не содействовать в проведении их гибельного плана.
- Обращаются с нами нормально, не хуже чем вы, - сказал я. - А что
касается их плана, то правы они, а не вы.
- У вас есть веские доказательства?
- Да есть, - ответил я и как мог связно рассказал об "очной ставке" с
хроноскафами.
Выслушав меня, Ережеп задумчиво помолчал, а потом сказал:
- Что ж, мне трудно привыкнуть к этой мысли, но похоже, вы правы.
На протяжении всей нашей беседы сфинксы тревожно переглядывались, то
и дело порываясь перебить меня: я разглашал их секреты. Но логика
пересиливала: в том, чтобы люди не мешали их плану, они были
заинтересованы не меньше нашего.
- Когда вы отправляетесь? - спросил Ережеп. И тут Шидла не выдержал:
- А вот это вам знать ни к чему, - опередил он меня.
- Это в ваших интересах, - проникновенно сказал ему Ережеп. - Я дам
команду хронопатрульному флоту не обстреливать вас.
- Мы сами позаботимся о своих интересах, - заявил Шидла и потянулся к
выключателю. Но за миг до того как экран погас, я успел крикнуть
по-русски:
- Сейчас!
Смолянин при этом навострил уши и закивал своей шишковатой головой.
- Что ты им сказал? - угрожающе оскалился Шидла.
- Я сказал "до свидания", - соврал я.
- "Сей-час" - это "до свидания"? - обернулся Шидла к Мегле.
- "Сейчас" по-русски означает "сию минуту", "немедленно", - ответил
тот.
- Это по-немецки, - встрял Стас, - ты же немецкий учил. А по-русски
это как раз "до свидания".
Сфинксы озадаченно переглянулись.
- Чего вы боитесь-то? - спросил Стас, чтобы сменить тему.
- Люди коварны, - объяснил Шидла печально. - А Ережеп - коварнейший
из людей. Мы не верим не единому его слову. Если он соглашается с тобой,
жди подвоха.
- Ну почему вы никому не верите? - возмутился я.
- Потому что нельзя верить тому, кто умеет врать.
Я только махнул рукой. Ну как ему объяснишь, что если иногда и
соврешь, это еще не преступление. Даже иногда на пользу бывает.
- Во избежание вмешательства землян, предлагаю отправиться
немедленно, - заявил Шидла. - Шурла, давай браслеты.
Тот открыл маленький люк в полу антиграва и извлек оттуда три
металлических браслета и три коробочки, похожие на дистанционный пульт
телевизора, только раза в два меньше и с единственной кнопкой. Как
объяснил Шурла, это и были дистанционные пульты. Они включали и отключали
эти самые браслеты, которые по-научному назывались "иммунно-регенераторы",
а по-простому - "оживители".
По словам Шурлы, эти браслеты в несколько минут излечивают любые
болезни, заживляют раны и могут даже воскресить, если только смерть
наступила не от старости. В последнем случае браслеты бессильны.
- А почему у всех таких нет? - с обличительными нотками в голосе
спросил Стас.
- Потому что их изобрели совсем недавно, - ответил Шурла, - и они
пока что засекречены. Ведь если такой браслет попадет в руки людей, те
быстро научатся их делать сами. А мы хотим превратить их в предмет
экспорта. Скумбрия, - мечтательно произнес он, - много скумбрии... И
валерьянка... Мур-р, для тяжелобольных. Сначала мы сделаем так, чтобы люди
не могли разобраться.
- А говорите, врать не умеете, - сказал Стас с укором.
- Это не вранье, это политика.
- Да я не про политику. Я про валерьянку. "Для тяжелобольных", -
передразнил он. - Для каких тяжелобольных, если эти браслеты все
излечивают?
- Да-а, - задумался Шурла, - об этом я как-то... - но тут же
встрепенулся: - Все правильно! Если больные будут знать, что им дадут
валерьянку, они и лечиться не станут.
- Хватит болтать, - вмешался Шидла, - за дело!
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26
 https://sdvk.ru/Sanfayans/Unitazi/Cvetnye/ 

 Cerrol Bianca-Negro