https://www.dushevoi.ru/products/dushevye-kabiny/s-vannoj/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Гегелю принадлежит лишь путь нахождения чистых понятий, который назван им диалектическим методом. Но и у Гегеля, который, по-видимому, совершенно отождествил Л. с онтологией и сделал субъективные категории стадиями развития самого бытия, формальная Л. все же не совершенно уничтожена, а является вновь в учении о понятии, которое развивается в трех моментах: а) субъективное понятие, б) объект и в) идея. Субъективное понятие представляет три момента диалектического развития: понятие как таковое, суждение и умозаключение. Таким образом, в этом величественном построении, в котором мысль, по-видимому, творит свой объект, и старая школьная Л. нашла себе место. В общем, о Л. Гегеля следует сказать, что она представляет собой гениальную, но безнадежную попытку. Основная предпосылка ошибочна, и потому все здание должно было оказаться построенным на песке. Человек не обладает творческой мыслью, а только исследующей; творчество человека (в сфере научной) только и проявляется в исследовании существующего, а не в создании его.
Итак, первоначальная Аристотелевская логика в историческом развитии подвергалась многим реформам, которые отчасти обогатили ее (напр. в методологическом и психологическом отношениях), отчасти же исказили ее сущность (в метафизическом направлении). Отсюда можно вывести заключение, что главный предмет Л. остался неизменным: Л. есть учение о доказательствах, описание же законов и форм мысли есть скорее предмет психологии, чем Л.
Литература: по истории Л. : Prantl, «Geschichte d. Logik» (Лейпциг, 1885 – 1870) и Ueberweg, «System der Logik» (Бонн, 1874; глава об истории Л.). Из Л. формального направления: «Organon», Аристотеля (изд. Вайца) и «Elementa logices Aristoteleao» (изд. Trendelenburg'a, Б., 1868); Arnauld, «L'art de penser» (П., 1664, изд. часто); Drobisch, «Logik» (Лпп., 1850); Rabier, «Logique» (П. 1886). Из индуктивных Л., кроме «Novum Organon», Бакона; «А system of logic rationative and inductive», Милля (Л., 1843, изд. часто; есть рус. перев.); Claude Bernard, «Introduction a l'etude de la medecine experimentale» (П., 1865); Sigwart, «Logik» (Тюбинген; 1873). По математической Л.: Liard, «Les logiciens anglais» (П., 1878); Boole, «An investigation of the laws of thought» (Л., 1854). К гносеологической Л. относятся, кроме классических соч. Декарта, Лейбница, Локка, Канта: Wundt, «Logik» (Штуттгардт, 1880; 1896 г. третье издание); Shuppe, «Erkenntnisstheoretische L.» (1878); Lotze, «Logik» (Лпц., 1874). По метафизической Л., кроме Гегелевской: Kuno Fischer, «System der Logik u. Metaphysik» (2 изд., Гейдельберг, 1865).
В России Л. составляла издавна предмет преподавания как в духовных академиях, так и в университетах, почему различных сочинений по Л. сравнительно много, но из них только одно вполне оригинально (Каринский, «Классификация выводов»). Другие наиболее крупные: Бакман, «Система Л.»; Новицкий, «Руководство по Л.» (Киев, 1841); Карпов, «Систематическое изложение Л.» (СПб., 1856); Владиславлев, «Л.» (СПб., 1872); Троицкий «Учебник Л.» (М., 1885). Переведенных, кроме Л. Милля, «Л.» Минто (М. 1895). Обзор логических направлений дает Лейкфельд: «Различные направления в Л. и основные задачи этой науки» (Харьков, 1890, 8°); он же печатал в «Ж. М. Н. Пp.» за 1895 г. «историю индуктивной Л.».
Э. Радлов.
Лодзь
Лодзь (Lodz, точнее Lodzia) – уездн. город Петроковской губ., после Варшавы самый значительный центр фабричной промышленности в Царстве Польском, в 130 в. (по ж. д.) от Варшавы и в 48 в. от губ. г., на р. Лудке, впадающей в Неру (прит. Варты). Город расположен на згержском плоскогории, которое еще в начале текущего столетия было покрыто дремучими лесами; окружен целой группой фабричнопромышленных городов, как Згержь, Ленчица, Пабианиц и др.; соединен особой жел. дор. с Варшавско-Венской ж. д.; кроме того 5 шоссированных дорог соединяют город как с соседними, так и с более отдаленными промышленными центрами. В истории промышленного развития Л., по быстроте своей напоминающего С. А. Штаты, важную роль играли немцы, которые сперва намеревались сосредоточиться в окрестностях Плоцка; но так как наплыв иностранцев в этой местности был найден нежелательным, то немцы переселились в Л., тогда еще небольшое и небогатое местечко. В настоящее время Л. занимает площадь в 23, 8 кв. в., окруженную низинами, озерами и топкими местами, что заставило город принять узкую, продолговатую форму; ширина его от 50 саж. до 21/2 в., а длина – до 10 в. Посад Балуты, к северу от Л., слился с городом. К 1 января 1893 г. в Л. насчитывалось 149889 жителей (76058 жнщ.), в том числе постоянного населения 71076 чел. и непостоянного 78814 чел.: 936 правосл., 61550 католиков, 49327 лютеран, 960 баптистов, 37106 евреев, 10 магометан. К 1895 г. население возросло до 216110 д. (106826 м. и 109284 ж.), в том числе иностранн. подд. 5365. Правосл. приходская церковь и кладбищенская часовня, 2 катол. приходских костела, лютер. церковь, 2 молитвенные дома баптистов и моравских братьев, три синагоги. Гимназия мужская и женская, 2 училища 4-кл., высшее ремесленное училище, готовящее специалистов и мастеров для местных фабрик и заводов, церковно-приходская школа и до 40 частных школ. Госпитали городской и еврейский (для всех национальностей), с 90 кроватями каждый. Ежедневно получается до 4 тыс. закрытых писем, до 2 тыс. открытых, до 21/2 тыс. бандер. отправлений, до 1/2 тыс. экз. газет и журналов, до 600 пакетов казен. корреспонденции. Городская почта и телеграф препровождают ежегодно до 1/2 мил. писем и столько же телеграмм. Л. – весьма давнее поселение; первое историческое упоминание о нем встречается в акте 1332 г. В 1793 г. в Л. насчитывалось 44 жилых дома и 190 жит., занимавшихся хлебопашеством. В 1806 г. Л. перешла в казну. 18 сентября 1820 г. постановлением великого князя наместника Царства Польского Л. объявлена фабричным городом, ввиду весьма выгодного топографического положения города и с целью развития местной фабричной промышленности. В это время в Л. насчитывалось всего только 112 домов и 799 жителей. Доходы города не превышали 2577 злотых (ок. 387 р.). В 1825 г. импер. Александр I, во время путешествия, предпринятого для ознакомления с фабричной промышленностью края, посетил Л. и разрешил расширить город присоединением к нему села Вулки и части каз. лесной дачи. На вновь приобретенном пространстве было выстроено 462 двора и 7 обширных фабрик. Продолжением существовавшего до того «сукoнногo» посада явился «ткацкий» – часть города, известная ныне под назв. «Lodka». Скоро потребовались новые распланировки города, сопровождавшиеся каждый раз значительными прирезками земельных площадей. В 1840 г. население Л. достигло 20150 д., а производство определилось в сумме 941228 р. В течение следующих лет число жителей Л. уменьшилось, вследствие упадка хлопчатобумажной промышленности, и только в пятидесятых годах вновь стало возрастать. В 1860 г. насчитывалось уже 29450 постоянного и 3189 чел. пришлого насел., в том числе 12179 немцев; фабричное производство занимало 7107 рабочих рук и общий оборот его достигал 2612095 р. В то время самым обширным производством славилась фбр. Людвига Гайера (перераб. 541 тыс. фн. бумажной пряжи, при 547 работниках), а обширнейшей в настоящее время фбр. Карла Шейблера (по балансу за 1894 г. 1455804 р. чистого дохода, т. е. 16% на основной капитал в 9 милл. р.) принадлежало тогда второе место (458 тыс. фн. пряжи, 115 рабочих). Постройка Тереспольской ж. д., соединившей Привислянский край с внутренними губерниями России, затем Лодзинской фабричной ветви, отчасти низкий курс русской валюты, сперва франкопрусская, затем турецкая кампания – все это были прямые и косвенные причины изумительного роста фабричной промышленности города. В 1878 г. имелось 800 фбр. хлопчатобумажного производства, с общим оборотом свыше 18754 т. р., и 80 фбр. шерстяных изделий, с оборотом свыше 81/2, милл. р. С тех пор рост Л. и ее промышленности продолжается с беспримерной для европ. городов быстротой. К началу 1896 г. в Л. насчитывалось свыше 100 врачей, 10 аптек с оборотом до 200 т. р., 4 аптекарских магазина – 480 т. р., 375 пекарен, производящих товаров на 3 милл. р., 5 пивоваренных зав., на 595 т. р. ежегодно, 244 мясные лавки, с годовым оборотом в 1320 т. р., 274 табачных лавки, с оборотом в 800 т. р., 620 оптовых складов и магазинов для продажи спиртных напитков и вин на сумму 31/2 милл. р., 11 мелких банкирских домов, делающих операций на 41/2 милл. р. Из крупных банковых и акционерных учреждений в Л. наиболее обширна, после отделения государственного банка, деятельность местного коммерческого банка, обороты которого в 1894 году достигли 258750498 руб.; учет векселей составил 26383242 р., текущие счета – 7157270 р. Дивиденд по акциям был назначен в 12% их номинальной стоимости. Лодзинское городское кредитное общество с 1872 по 1894 г. выпустило 5% закладных листов на 12608200 р.; лодзинское отделение варшавского акционерного ссудного общества с 1891 г. по 1895 год выдало 64 тыс. ссуд, на сумму 5 милл. р. Основа лодзинской промышленности, выделка хлопчатобумажной ткани, находится в руках крупных и средней руки фабрикантов; более мелкие занимаются производством мануфактурных товаров остальных категорий – шерстяных, полушерстяных и др. Продажа товаров производится частью комиссионерами и коммивояжерами, сбывающими товары и принимающими заказы на самых отдаленных рынках (в 1895 г. лодзинские мануфактурные товары нашли себе отличный сбыт на ирбитской ярмарке), частью во время так наз. «сезонных посещений», когда за товарами в Л. приезжают купцы, преимущественно из южн. и юго-зап. городов. Православное приходское попечительство; местный комитет общества Красного Креста, решивший в 1895 г., при содействии местных фабрикантов, соорудить образцовую больницу для рабочего сословия и содержащий бесплатную амбулаторную лечебницу; комитет местной синагоги, устраивающий приют для 100 детей, лишившихся родителей в холерную эпидемию 1894 г.; благотворительное общество; отделение варшавского общества покровительства животным; общество приказчиков (676 действительных чл. и 226 почетных), с доходом в 9800 р. Самый старый из лодзинских цехов – ткацкий – обладает значительным имуществом. Л. – один из самых нездоровых городов во всем Привислянском крае. Воздух испорчен дымом ежегодно сжигаемых местными фабриками 20 милл. пд. угля; вода в Лудке и в окрестных озерах заражена фабричными отбросами; большинство домов и квартир устроены без соблюдения важнейших требований гигиены. Болезненность и смертность в Л. настолько велика, что местное благотворительное общество сочло необходимым в 1893 г. позаботиться об устройстве летних колоний для детей. В ближайшем будущем предстоит проведение обводной ж. д. из Л. в Пабианицы и Згержь и введение электрического освещения местного вокзала, мастерских и площадей.
Д. Вейнберг.
Лойола
Лойола (Дон-Иниго-Лопец де-Рекальдо Loyola) – основатель иезуитского ордена, род. в 1491 г. в замке Лойола, в баскской провинции Guipuzcoa; происходил из очень древней испанской фамилии, пользовавшейся при дворе большими привилегиями. Иниго пли Игнатий был младшим из 13 детей; юношеские годы он провел при дворе Фердинанда Католического, сначала в качестве пажа, а позже рыцаря; здесь он проявлял и военную храбрость, и усердие к церкви, и любезность к дамам. Научное образование Л. было весьма ограничено. Выдающейся чертой его характера уже в юношеские годы было чрезмерное честолюбие: он всегда желал выделиться, быть первым. Даму своего сердца он выбирал из принцесс крови. Любимым чтением Л. был средневековый роман «Амадис Галльский». Свое религиозное рвение он проявил, между прочим, в составлении романса в честь св. Петра, своего патрона. При защите Пампелуны против французов, в 1521 г., Л. был тяжело ранен в обе ноги. Отправленный в отцовский замок, он подвергся мучительной операции; сначала ему вправили ногу, но так как эту операцию сделали в первый раз неудачно, то пришлось два раза ломать ногу и вновь ее вправлять, причем отрезана была часть наросшего мяса. Все это Л. перенес с героическим стоицизмом, но остался хромым, неспособным ни к военным подвигам, ни к рыцарскому образу жизни. Во время лечения он принялся читать жития святых, страдания которых – в особенности Доминика и Франциска – получили в его глазах такую же цену, какую раньше имели подвиги рыцарей и героев. Со свойственным Л. честолюбием он теперь желал приобрести небесную славу земными страданиями; апостольское поприще рисовалось пред его глазами. Он решился сделаться духовным воином Христа, Богоматери и св. Петра, вожаком Христовой милиции. На небесах он надеялся найти те богатства и царства, каких Амадис достиг на земле рыцарскими заслугами. В марте 1522 г. Л. пошел на богомолье в Montserrat, близ Барселоны, где хранился чудотворный образ Богородицы. На пути он строго соблюдал посты и бичевал себя. Дойдя до Montserrat, Л. простоял целую ночь с оружием в руках перед новой дамой своего сердца и повесил перед образом Марии свой меч и кинжал. Отдав затем нищим всю свою одежду, он в рубище решил идти в Палестину, чтобы обращать неверных в христианство.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73
 https://sdvk.ru/Smesiteli/s-gigienicheskoy-leykoy/ 

 плитка клинкерная польша