https://www.dushevoi.ru/products/vodonagrevateli/nakopitelnye/50l/Thermex/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Цвет шерсти Л. обыкновенно оранжево-желтый разных оттенков, снизу беловатый, на голове с черными точками, шее, передних и задних конечностях и сплошными пятнами, вдоль спины с 2 рядами простых, по бокам с 6 – 10 рядами разорванных кольцеобразных пятен; на хвосте черные пятна. Вся длина 180 – 240 см, из которых на хвост приходятся 60 – 96 см. Название Л. прилагается нередко в частности к африканской форме, которая в общем меньше (170 – 200 см); пантерой же назыв. азиатскую форму, более крупную (200 – 240 см) и с более вытянутым сложением; кроме того между этими формами существуют и некоторые различия в цвете, по котором отличают африканские экземпляры от азиатских. Некоторые зоологи считают Л. и пантеру за разные виды. За особые виды признаются некоторыми также некоторые другие местные разновидности, напр. F. fontanieri из сев. Китая, с длинной мягкой шерстью, короткой мордой и некоторыми особенностями в окраске и другие. Так называемые черные пантеры и Л., т. е. такие экземпляры, основной цвет шерсти которых черно-бурый, так что черные пятна заметны лишь при известном освещении, во всяком случае не составляют даже особых разновидностей, так как пестрые и черные экземпляры встречаются среди детенышей одного помета. Весьма близка к Л. и составляет лишь разновидность зондская или длиннохвостная пантера (F. variegata) с более удлиненной головой, тонкой шеей, длинным хвостом и более темной окраской, водящаяся на Суматре и Яве. Вообще область распространения Л. обнимает Африку и зап. и южн. Азию. У нас на Кавказе пантера («барс») достигает южн. Дагестана, а по зап. склону доходит еще далее на Север. В средней Азии сев. граница распространения Л. проходит по Копет-Дагу и прилегающим речным долинам, в русском Туркестане, на нижнем течении Аму-Дарьи, у Аральского моря, и в зап. Бухаре Л. уже нет. В Индии пантеры нет в Пенджабе, некоторых частях Синда и на вост.-гиммалайской возвышенности. На Востоке встречается в сев. Китае и Японии. Л. хорошо лазает по деревьям и скалам, хорошо плавает, живет преимущественно в лесах, но также в степях и зарослях кустарников, в Абессинии восходит до 2000 – 3000 м. над уровнем моря. Во многих местах является гораздо более вредным и опасным, чем даже тигры. Обыкновенно Л. охотится на антилоп, козуль, мелкий скот и птиц, шакалов, обезьян и т. п., но иногда нападает и на крупный скот. В загородках для скота Л. часто душит по нескольку животных в одну ночь. Обыкновенно при встрече с человеком обращается в бегство, но в некоторых местностях нередко умерщвляет и людей, особенно детей. Попадаются среди них, как и среди тигров, и убивающие множество людей. В десятилетие до 1886 г. в Индии, по официальным данным, погибло от пантер 2368 человек; ежегодно убивали в это время от 3047 до 5466 пантер. Беременность длится около 90 дней, число детенышей 3 – 5; они рождаются слепыми и открывают глаза на 10-ый день. В неволе Л. выживают легко и размножаются в зоологических садах; цена обыкновенного взрослого Л. около 600 марок, черного – около 1000. Охотятся на Л. частью подстерегая их на приманку (козу или собаку), частью с загонщиками и сетями, или с собаками, которые, задерживая Л., дают охотнику время для выстрела. У римлян Л. часто употреблялись для боев в цирке: эдил Скавр прислал из Азии в цирк 160 пантер, Помпей 410, Август 420. Подобные зрелища в малом размере устраиваются еще, или устраивались недавно, в южн. Азии, туземными властителями. – Ископаемые остатки Л. найдены в южной Европе.
Н. Кн.
Лeoпарди
Лeoпарди (Джакомо, граф) – знаменитый итальян. поэт-пессимист (1798 – 1839); принадлежал к старинной дворянской семье Церковной Области. Отец его, гр. Мональдо Л., был весьма образованный человек и небезызвестный публицист, крайнего консервативного и клерикального направления. Болезненный и слабый от природы, чуждавшийся общества и развлечений и предававшийся пагубному пороку, Л. рос почти одиноким в семье, где деспотизм отца и пустота матери тяготели над детьми. С детства он погрузился в книги и к 15-летнему возрасту обладал громадной и разносторонней эрудицией, в особенности в области древней истории и языков (он вполне владел греческим и еврейским языками и несколькими новыми). Его филологические сочинения и стихотворные и прозаические переводы из древних, начавшие появляться уже с 1815 г., обратили на себя всеобщее внимание; когда Нибур познакомился с автором, он был поражен, увидев мальчика, вместо седовласого ученого. Первые произведения Л. проникнуты мистицизмом и религиозностью, но уже к 20-летнему возрасту в нем совершается перелом. Исходя из благоговейного преклонения перед древностью, он приходит к отрицанию современного ему политического положения Италии, затем к религиозному скептицизму и кончает последовательным атеизмом и материализмом. Первым ярким выражением его нового направления была известная ода «К Италии» (1818 г., русск. переводы Буренина и Помяна); в звучных стихах (без рифм), полных ярких образов и глубокого меланхолического чувства, он оплакивает здесь упадок своей родины, проводя параллель с ее древней силой и говоря об Италии, как о едином целом, когда Италия была еще лишь «географическим термином». Следующими стихотворениями в том же роде были: «К памятнику Данте» и «К Анджело Маи». Эти произведения вызвали крайнее недовольство отца.. Л. покинул родной дом и, в вечных поисках за куском хлеба, переезжал с места на место; политические воззрения его мешали получить какое-нибудь постоянное занятие в Италии, а предложение Нибура переехать в Берлин и занять кафедру итальянской литературы он сам отверг, не желая расставаться с родиной и опасаясь берлинского климата. Успокоился он только тогда, когда поселился у друга своего Раниери, в Неаполе (1831), где и провел последние годы жизни. Глубоко-пессимистическое мировоззрение Л. с особенной яркостью выразилось в его стихотворениях (1-е изд. 1824), прозаических рассказах «Operette morali» (1826) и «Pensieri», а также в его (изданной после смерти) переписки со многими итальянскими и иностранными друзьями, преимущественно учеными и литераторами. «Для меня» – так рассуждает Л. – «жизнь есть просто зло, но не для меня одного; жизнь ведет нас всех к смерти; природа порождает уничтожение и сама им же питается – следовательно, истинная сущность, единственная реальность есть смерть; все прочее – жалкие иллюзии; можно в них верить, можно себя обманывать – но человек, обладающий благородным мужеством смотреть истине в глаза, не станет убаюкивать себя мечтами о загробной жизни, о благости Провидения». Такова, в общих чертах, философия Л., к которой Шопенгауэр относился с глубоким уважением. Нетрудно, однако, отыскать черты сходства Л. не только с Шопенгауэром, но и с Байроном. Л. видит печальное положение родины и Европы, негодует на социальные условия современной жизни, верит в то, что счастье и добродетель царили в древнем мире, проклинает виновников бедствий родины. Это сделало Л. одним из любимейших поэтов «молодой Италии». В 1879 г. на родине Л., Реканати, где в 1830 г. не нашлось и 6 подписчиков на его сочинения, ему воздвигнут памятник. Сочинения Л. изданы Ranieri: «Ореrе» (Флоренция, 1845, нов. изд. 1880); сюда не вошли «Studi filologici» (там же, 1845, потом 1853) и «Saggio sopra gli errori popolari degli antichi» (1846, нов. изд. 1861). Отдельно изд.: «Le poesie» (Флор., 1886), «Epistolario» (1849 и 1886), «Lettere inedite» (Читта ди-Кастелло, 1881), «Opere inedete»(Гaллe, 1878 – 80), «Scritti editi sconosciuti» 1885). Переводы на русский язык: «Стихотворения Л.» (Помяна, СПб., 1893). Отдельные стихотворения в пер. Граве, Курочкина, Плещеева, Буренина, Вейнберга, Минаева в «Отеч. записках» (1869, №11; 1872, №6; 1875, №12), «Деле» (1869, №12), «Беседе» (1871, №2), «В. Европы» (1870, №12; 1871, №5), «Русск. Слове» (1865, №1). Cp. Cappeletti, «Bibliografia Leopardina» (Парма, 1882); Bouche Leclerq, «G. L.» (Пар., 1874); Ranieri, «Sette anni di sodalizio con L.» (Неаполь, 1880); Teresa Leopardi, «Notes biographiques sur L. et sa famille» (Пap., 1881): Montefredini, «La vita e le opere di G. L.» (Милан, 1881); Piergili, «Nuovi documenti intorno alla vita e agli scritti di G. L.» (2е изд., Флоренция, 1889); De Sanctis, «Studio su G. L.» (Неаполь, 1885); Cesareo, «Nuove ricerche su la vita e le opere di G. L.» (Неаполь, 1893); Sainte-Beuve, «Portraits contemporains et divers» (Пap., 1885); Gust. Brandes, «G. L's Dichtungen» (Галле, 1883); Вл. Штейн, «Граф Д. Л. и его теория infelicita» (СПб., 1891).
В. Водовозов.
Леохар
Леохар – греч. скульптор, афинянин по месту рождения, живший и работавший приблизительно в 372 – 328 гг. до Р. Хр. Был одним из сотрудников Скопаса по украшению мавзолея галикарнасского, по свидетельству Плиния. Делал главн. образом изваяния богов и вообще воспроизводил мифологические сюжеты. Так, упоминается о 3-х статуях Зевса его работы: одна стояла в афинск. акрополе, вторая – в Пирее, третья была рано перевезена в Рим, стояла на Капитолии и пользовалась у римлян почитанием под названием Jupiter Tonans. Известны также исполненные Л. три изваяния Аполлона, из которых два находились в Афинах, а третье было приобретено одним из Дионисиев Сиракузских. Остроумна, но недостаточно основательна попытка Винтера приурочить знаменитую статую Аполлона Бельведерского к одному из этих оригиналов («Jahrb. d. К. D. Archaeol. Instil.» VII, 1892, стр. 164, и возражение Овербека в «Sitzungsber. d. К. Sachs. Ges. d. Wiss.», 1893, стр. 33). Наибольшую славу доставила Л. группа Ганимеда и похищающего его орла, дошедшая до нас в нескольких воспроизведениях, из которых лучшее – в Ватикане. Однако, если судить по этим воспроизведениям, непосильная для пластики задача представить летящую фигуру была разрешена в данном, как и во всех других случаях, неудовлетворительно, хотя фигура Ганимеда и замечательна по красоте. Л. работал также портретные изваяния.
А. Щ.
Лермонтов Михаил Юрьевич
Лермонтов (Михаил Юрьевич) – гениальный русский поэт, род. в Москве 2 окт. 1814 г. В шотланд. преданиях, не исчезнувших окончательно и до сих пор, живет имя Лермонта-поэта или пророка; ему посвящена одна из лучших баллад Вальтера Скотта, рассказывающая, согласно народной легенде, о похищении его феями. Русский поэт не знал этого предания, но смутная память о шотландских легендарных предках не раз тревожила его поэтическое воображение: ей посвящено одно из самых зрелых стихотворений Л., «Желание». Из ближайших предков Л. документы сохранились относительно его прадеда Юрия Петровича, воспитанника шляхетского кадетского корпуса. В это время род Л. пользовался еще благосостоянием; захудалость началась с поколений, ближайших ко времени поэта, Отец его, Юрий Петрович, был бедным пехотным капитаном в отставке. По словам Сперанского, отец будущего поэта был замечательный красавец, но вместе с тем «пустой», «странный» и даже «худой» человек. Этот отзыв основан на отношениях Л. отца к теще, Елизавете Алексеевне Арсеньевой, урожденной Столыпиной; но эти отношения не могут быть поставлены в вину Юрию Л. – и так, несомненно, смотрел на них сам Михаил Юрьевич, в течение всей своей жизни не перестававший питать глубокую преданность к отцу, а когда он умер – к его памяти. Сохранилось письмо четырнадцатилетнего поэта, стихотворения более зрелого возраста – и всюду одинаково образ отца обвеян всею нежностью сыновней любви. Поместье Юрия Л. – Кроптовка, Ефремовского у., Тульской губ. – находилось по соседству с селом Васильевским, принадлежавшим роду Арсеньевых. Красота Юрия Петровича увлекла дочь Арсеньевой, Марию Михайловну, и не смотря на протест своей родовитой и гордой родни, она стала женой «армейского офицера»; но для ее семьи этот офицер навсегда остался чужим человеком. Мария Михайловна умерла в 1817 г., когда сыну ее не было еще трех лет, но оставила много дорогих образов в воспоминаниях будущего поэта. Сохранился ее альбом, наполненный стихотворениями, отчасти, может быть, ею сочиненными, отчасти переписанными; они свидетельствуют о нежном ее сердце. Впоследствии поэт говорил: «В слезах угасла мать моя»; всю жизнь не мог он забыть, как мать певала над его колыбелью. Самый Кавказ был ему дорог прежде всего потому, что в его пустынях он как бы слышал давно утраченный голос матери... Бабушка страстно полюбила внука. Энергичная и настойчивая, она употребляла все усилия, чтобы одной безраздельно владеть ребенком. О чувствах и интересах отца она не заботилась. Л. в юношеских произведениях весьма полно и точно воспроизводил события и действующих лиц своей личной жизни. В драме с немецким заглавием – «Menschen u. Leidenschaften» – рассказан раздор между его отцом и бабушкой. Л. отец не в состоянии был воспитывать сына, как этого хотелось аристократической родне – и Арсеньева, имея возможность тратить на внука «по четыре тысячи в год на обучение разным языкам», взяла его к себе, с уговором воспитывать его до 16 лет и во всем советоваться с отцом. Последнее условие не выполнялось; даже свидания отца. с сыном встречали непреодолимые препятствия со стороны Арсеньевой. Ребенок с самого начала должен был сознавать противоестественность этого положения.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73
 https://sdvk.ru/Aksessuari/svetilniki-dlya-vannoj/nad-zerkalom/ 

 стильная плитка для ванной комнаты