https://www.dushevoi.ru/products/dushevie_paneli/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

Вы бы это
приветствовали? Или Вы бы считали, что положение должно ухудшиться для
того, чтобы улучшиться?
- Нет, вот так бы я не сказал. Я, конечно, приветствовал бы всякое
реальное улучшение положения поляков. Но я не склонен преувеличивать, как
много сделал Кадар для венгров. И когда нужно было вторгаться в
Чехословакию, то прекрасно Кадар вторгся в Чехословакию. Надо сказать, что
у каждого коммунистического вождя есть свои пределы, в которых он мо жет
сделать что-то хоть немножко положительное. Если Яру зельский вдруг
оказался бы патриотом и старался делать хоро шее для Польши, то завтра бы
его опрокинули там, внутри по литбюро. И был бы кто-нибудь другой.
- Это вообще парадоксально. Советские вожди видят, что их система не
работает, они не могут кормить народ, они должны все время поддерживать
гигантскую систему гнета, они знают, что миллионы их ненавидят, почему они
ничего не пыта ются изменить?
- Они видят, что их система отлично работает. Она имеет такие
геополитические успехи, каких не имел никогда ни один завоеватель в
истории. Они видят, да, хозяйство у них разваливается, но они знают - в
тяжелые минуты капиталисты им всегда помогут, а везде, где коммунисты
толкнут, капиталисты отступят. А о том, как живет народ, они не
беспокоятся. Это такое правительство, которое совершенно не думает о том,
как живет народ. Он сейчас вымирает у нас, народ, - ну и пусть вымирает.
Они перейдут владычествовать над другими народами.
- Такое общество, основанное на лжи, не может вечно существовать, это
"дом, построенный на песке". Согласны ли Вы с этим? И если согласны, то как
Вы себе представляете начало конца?
- Конечно, это не может существовать вечно. Конечно, будущие историки
скажут: коммунизм на земле существовал от такого-то и до такого-то года. Но
благодаря тому, что Запад в течение двух третей века делает ошибки и
поддерживает коммунистические правительства, коммунизм имеет еще шансы
распространяться на земле, я теперь пришел к этому пессимистическому
выводу. И, возможно, это будет походить на солнечное затмение, когда тень
на землю находит, а потом сходит. Вот она нашла, тень, на Россию, на Китай,
а потом постепенно с них сойдет, перейдет на другие места, и в конце концов
покинет землю.
- Можете ли Вы указать предположительное начало этого процесса?
- Ни форма, ни сроки недостижимы человеческому разуму. От самого
момента, как коммунизм утвердился в России, умней шие русские люди говорили
- ну пять лет, десять лет, пятнад цать лет... это не может держаться, это
настолько нелепо, что не может держаться. А Запад казался твердыней. И
вдруг оказалось, что эта нелепость держится, а Запад слабеет и слабеет. Я
отказываюсь предсказывать сроки и формы, но я аб солютно уверен в том, что
марксизм уйдет с земли, как затмение. Даже на примере нашей страны, которая
65 лет под коммунизмом, мы видим, что коммунизм со всем своим оружием не
мог - победить христианство. Сам я почти уверен, что еще при своей жизни
вернусь на родину.
- Вожди венгерской революции в 56-м и чешской весны в 68-м - все вышли
изнутри коммунистической партии. Думаете ли Вы, что есть такие люди в
Советском Союзе, которые ждут момента, а пока продвигаются по иерархии?
- Во-первых, я хотел бы разделить эти два примера: чешский и венгерский.
Чешский вариант я считаю вообще бесперспективным. Это попытка людей,
которые считают себя до конца коммунистами, придать коммунизму так
называемое человеческое лицо. Это совершенно невозможно. Если бы даже не
было вторжения стран Варшавского пакта в Чехословакию - или вся компания
Дубчека сошла бы постепенно на нет, или события начали бы принимать более
грозный характер, и тогда был бы венгерский вариант.
Венгерский вариант чрезвычайно ободряющий, потому что в венгерском
варианте пробудилось и действовало чувство национальной самозащиты. (Кстати
скажу, что в моей жизни вот это венгерское восстание и безучастность Запада
была потрясением. Я увидел - вот, начинается, я ждал от часа к часу, но
Запад остался безучастным. Я потерял веру в Запад). Да, венгерский вариант
показывает, что даже в коммунистической системе и даже через ее
руководителей может пробиться чувство национального самосохранения. Так,
как организм больного человека вдруг сам находит, чем себя спасти в
последнюю минуту. Но надо сказать, что в Венгрии к этому моменту
всего-навсего было 8 лет коммунистического господства. Венгрию еще не
успели коммунисты испортить и перекалечить, да и в самих коммунистических
кадрах еще встречались люди непорченые.
У нас эта система стоит 65 лет, за это время сменилось уже два-три
поколения. И в коммунистической иерархии происходит все время отбор, как
только попадается честный и принципиальный человек, система его
выбрасывает: или он сам из нее уходит, или погибает. Сегодня наша система
такова: вся верхушка совершенно гнилая, поэтому ничего, кроме горького
смеха, не могут вызвать западные гадания, что вот такой-то заменит
такого-то и станет хорошо. Коммунистический вождь хороший не найдется.
Когда Хрущев проявил толику кое-каких человеческих качеств - система его
выбросила. Однако я верю, что наша нация, как организм, еще не умерла, и
поэтому живые ростки все равно пробиваются в разных неожиданных местах. Это
инстинкт, через который народ спасает сам себя. И я сам ощущаю у себя на
родине массу людей, которых бы я назвал своими единомышленниками или
сочувствующими. Кого-то из нашего народа я представляю; если бы я никого не
представлял, то меня бы и власти не боялись.
- В 30-х годах Запад очнулся только, когда началась война. Мы должны
очнуться теперь, очнуться до начала войны. Что может нас разбудить?
- Я бы не хотел, чтобы вы проснулись, когда потолок уже обрушился на
вашу голову. Я бы хотел, чтобы громкие голоса выдающихся людей, писателей,
публицистов, политических дея телей, осмелели бы сказать, что потолок уже
треснул и скоро упадет, не боясь, что им ответят: ах, это смешно, ах, это
слишком крайне. Я все-таки верю, что громкий искренний голос может
подействовать на людей.
- Это внутри. А извне? Что должны были бы сделать коммунистические
вожди, чтобы вызвать наше противостояние?
- Пока не видно... пока что мы не видим ни единой страны, из-за какой
Запад стал бы биться. Возможно, Соединенные Штаты готовы биться за Израиль.
Не знаю, будет ли биться Европа за нефть. Не степень опасности вас вразумит
- вас укрепит, когда наступит воодушевление внутреннее. Что может быть
разительней того, как уничтожали кхмеры свой народ? Что может быть
разительней того, как вьетнамцы плывут на лодках и тонут. Откройте ваши
газеты - много вы там найдете взволнованности от этого? А ведь это уже
край, это уже последний край.
- Если бы Вы были советником президента Рейгана, что бы Вы ему сказали?
- Я должен сказать, что президент Рейган вообще не нуждается в моих
рекомендациях и советах. Он сам ясно видит ситуацию. Напротив, он то и дело
получает советы от американских публицистов - советы того качества, что,
по-моему, ослиные уши и то должны были упасть. Я думаю, что президент
Рейган не испытывает недостатка в понимании проблем, но он все время должен
бороться с ослепленной, близорукой общественностью. Он даже не может
доказать ей, что сейчас в Центральной Америке создается реальный фронт
против Соединенных Штатов. Когда Рейган сказал, что он находится в резкой
конфронтации с коммунизмом, то на него зашикали, что он испортил всю
разрядку. А на самом деле он сделал лишь малый шаг из того, что он,
вероятно, намерен был бы сделать. Но американская общественность настроена
так, я приведу пример из мореплавания. Сейчас, когда вы слышите сигналы
SOS, вы должны спросить: "кто вы такие, у вас демократия или нет?" Если
демократия - спасать. Если это коммунистическое судно - тем более спасать,
потому что так... избежим неприятностей. А если у вас недемократический
западный режим - идите ко дну, тоните. Это совершеное безумие. От тех, кто
стоит на самом переднем крае, под пулеметным огнем, требуют демократии. В
Сальвадоре провели выборы под пулеметами, действительно расстреливали
избирателей. Американский конгресс и американская общественность кричат:
"недостаточно демократии! Ведите переговоры с бандитами, давайте новые и
новые выборы под пулеметами". Простите, но вот такие случаи заставляют меня
считать Запад иногда сумасшедшим домом.
- Что бы Вы сказали, если бы у Вас была возможность обращаться по радио
к русскому народу?
- Видите, публицистика вообще... я ею занимаюсь поневоле. Если бы я имел
возможность обращаться к соотечественникам по радио - я бы читал свои
книги. Ибо в моей публицистике и в моих интервью я не могу выразить и одной
сотой части того, что есть в моих книгах.
- Есть ли что-то особое, что Британия, в отличие от остальной части
западного мира, может сделать?
- Возможно, Британия могла бы сделать нечто из того, что я здесь уже
упоминал. Но главное: британская история де монстрировала не раз
удивительную способность мобилизоваться в опасности. Если бы в Британии
началась моральная мобилизация сейчас, до того, как обрушится потолок, то
даже отдельное стояние одной Британии произвело бы на коммунистических
вождей сильнейшее впечатление. Коммунисты при своей жадности захватывать
мир, на самом деле разборчиво хватают те куски, которые ухватить легче. А
где они встречают твердую волю - они отступают. Даже от своих узников,
собственных узников, которые тверды волей.
- Каково Ваше заключительное слово читателям этого интервью?
- Я мог бы только призвать британцев очнуться самим, пока не поздно.
Пришло время ограничивать себя в потребностях, учиться жертвовать собою для
спасения своей родины и своего общества.
Интервью взял Бернард Левин
"Стрелец" - 1-84


1 2 3

 https://sdvk.ru/Sanfayans/Unitazi/Ideal_Standard/ 

 Novogres Metafor