https://www.dushevoi.ru/products/dushevye-poddony/900x900/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


OCR &spellcheck by HarryFan, 19 August 2000
Сергей Павлов, Николай Шагурин. Аргус против Марса
ПРОЛОГ. КАТАСТРОФА НА УЛИЦЕ РЕНАНА
Сейчас готовится небывалый поединок
между войной, которой жаждет прошлое,
и миром, которого жаждет настоящее.
Виктор Гюго
Багрово-дымное пламя рвется в ночь. В парижском предместье Исси на улице Эрнеста Ренана горит четырехэтажное здание — экспериментальные мастерские крупной телевизионной компании. Пожар начался с верхних этажей, где размещались лаборатории.
Хотя в этих кварталах почти нет жилых домов (тут, в юго-западном районе Большого Парижа, сосредоточены электротехнические и авиамоторные предприятия), подступы к месту пожара — улица, переулки — оказались запружены народом: взрыв в доме N23 произошел в тот момент , когда шла пересмена на заводах. В ближайших корпусах вылетели все стекла, часы на фасаде фабрики радиоаппаратуры остановились на 12:20.
Освещенная отблесками пожара, глухо, угрожающе, как штормовое ночное море, волновалась толпа. Отовсюду неслись негодующие выкрики: «Опять ультра!», «До каких пор!» — и более крепкие словечки. Это происходило в те дни, когда бомбы молодчиков из ОАС взрывались по нескольку раз на день — в редакциях газет, в квартирах прогрессивных политических деятелей, просто на улице. Париж хоронил убитых и негодовал.
Журналист, встречая генерала, неугодного террористам, спрашивал с внешним сочувствием: «Как, это вы? Я слыхал, что вас уже пластикировали?»
Пуля убийцы чуть-чуть не настигла важнейшее в государстве лицо. Затем был процесс. Но главари неонацистов отделались только легким испугом, за их спиной стояли могущественные монополии.
«Флики» — такова в Париже насмешливая кличка полицейских и жандармов, — флики из «республиканских отрядов безопасности», в стальных касках, в темно-синих накидках, из-под которых торчали стволы автоматов, с неизменными усами на грубых физиономиях, сдерживали толпу. Наглые, проворные, они, не задумываясь, пускали в ход свои дубинки, — этим инструментом они владели в совершенстве. Толпа отвечала рычанием…
— Вот рвануло!..
— Там есть кто-нибудь?
— Я видел перед взрывом свет во втором этаже…
— Смерть копам! Они заодно с этими убийцами!
Вой сирен пожарных машин раздирал душу. Начальники команд надрывались, чтобы перекричать шум толпы. С глухим ворчанием вырывались из брандспойтов толстые, как слоновый хобот, струи.
По лестницам проворно взбегали пожарники в несгораемых спецовках и противогазах.
Сквозь толпу, непрерывно сигналя, на передний край пробиралась сиреневая легковая машина. Флик подскочил к ней, открыл дверцу. Водитель увидел перед самым носом дуло автомата.
— Месье! — многозначительно сказал полицейский. — Будьте осторожны: в таких случаях мы легко нажимаем на спусковой крючок…
Водитель показал ему зеленую карточку, и флик, молча козырнув, отошел.
Вдруг из окна четвертого этажа, как из пасти дракона, выдохнулась струя пламени. Вслед за ней на подоконнике показался человек. Он рвал на себе дымящийся пиджак.
Внизу мигом растянули брезент: «Прыгай!»
Человек, не колеблясь, прыгнул. «А-а-а!» — одной грудью вздохнула толпа. Он попытался слезть, но со стоном упал на брезент. К нему подбежал пожарный:
— Там есть кто-нибудь еще?
Человек с трудом разомкнул спекшиеся губы:
— Есть!
И потерял сознание.
Подкатила машина с красным крестом, санитары положили пострадавшего на носилки, всунули в машину. Толпа раздалась перед ней, а следом рванулся сиреневый «рено».
Совсем близко находился военный госпиталь. За носилками туда вошел водитель легковой машины, показал дежурному удостоверение и поднялся на второй этаж, в кабинет дежурного врача.
В третий раз на свет появилась зеленая карточка. Водитель сиреневого «рено» попросил врача удалиться, нервозно закрутил диск телефона.
— Алло, шеф. Докладываю: крупные неприятности с проектом «Аргус». Сорок-минут назад лаборатории «ТВ-франсэз» взлетели на воздух. Что?!. Совершенно серьезно: студии Бертона больше не существует…
На другом конце провода разразилась словесная буря:
— Перестаньте мямлить, капитан! Что с Бертоном?
— Жив! Только небольшой вывих ступни.
— Что там произошло, дьявол их побери?
— Трудно сказать… Судя по всему, виноват Корфиотис. Этот идиот, несмотря на предупреждения, продолжал свои опыты со взрывчаткой. Впрочем, взыскивать с него поздно…
— Аминь… А Гюбнер?
— Он еще там. Здание горит, и я ничего не могу сказать об этом.
— Откуда вы говорите?
— Из военного госпиталя на бульваре Виктор.
— Понятно. Бертон в отдельной палате?
— Разумеется, мой полковник. Я позаботился об этом.
— Черт возьми, сколько глупостей наделано за одну ночь!
Капитан перевел дух и вытер пот со лба.
— Позвольте, шеф!..
До капитана донесся удар кулака по столу:
— Не позволю! Ясна ли вам теперешняя ситуация?
— Конечно, мой полковник! Бертон остается единственным человеком, который может воссоздать конструкцию «Аргуса». Клянусь головой…
— Голова Бертона сейчас дороже, чем тысяча таких, как ваша.
Подшефный по-военному вытянулся:
— Ясно, мой полковник.
— Даже покойный Корфиотис не позавидует вам, если в палату Бертона влетит или вылетит незамеченной хотя бы муха!
— Я тотчас расставлю своих людей вокруг госпитальной ограды…
— Ну, все. Я буду через полчаса.
Полковник достал (в который уже раз!) из стола досье Бертона и принялся задумчиво его перелистывать.
«Анри-Франсуа Бертон», — писарским почерком было выведено на папке с грифом «Секретно». На оборотной стороне в карманчик вложено фото. Дальше шли сведения о Бертоне: "Родился в Гавре в 1916 г. Окончил в Париже лицей и Высшее политехническое училище. Холост, проживает по ул. Тронше, 4.
С момента оккупации Франции — активный участник движения Сопротивления (группа «Мистраль»). В 1944 г. арестован, содержался в лагере Нейе Бремме.
«Второе бюро» заинтересовалось этим инженером-физиком, крупным специалистом по радиоэлектронике, после войны, когда он работал во французской компании «Бюлль». Она производила электронное оборудование военного назначения по заказам министерства обороны. Когда американская фирма «Дженерал электрик» получила в свои руки контроль над указанной компанией, Бертон протестовал против этой сделки, вступил в конфликт с дирекцией и был уволен — по неофициальной мотивировке — «за связи с краевыми».
Не коммунист, но не раз открыто выражал симпатии коммунистам.
В настоящее время — главный консультант и ведущий инженер фирмы «ТВ-франсэз». Передал фирме ряд своих патентов на изобретения в области телевидения. Пользуется неограниченным доверием: экспериментальные мастерские и лаборатории фирмы по улице Ренана, 23 фактически предоставлены ему в бесконтрольное распоряжение. Занимается сейчас проблемами объемного телевидения. Работы засекречены".
Полковник жирно подчеркнул красным карандашом две последние строчки документа и на полях написал: "Проект «Аргус». Подумал, тоже подчеркнул — дважды и поставил вопросительный знак.
…А капитан в это время разговаривал с начальником госпиталя, которого подняли с постели и экстренно доставили сюда. Медицинский майор сообщил, что состояние пострадавшего не внушает опасений, вывих вправлен и через пару дней больного можно будет выписать.
— Вы отвечаете за него головой, — сурово сказал капитан. — Если даже муха влетит или вылетит из палаты незамеченной…
В это время на улице Ренана грянул второй взрыв. Фасадная стена наклонилась и рухнула, открывая внутренность здания. Металлическая ажурная башня, венчавшая купол, взвилась в воздух и упала.
Полковник подкатил, как и обещал, через полчаса. Подшефный и начальник госпиталя ожидали его в вестибюле. Медицинский майор повел их к палате, где лежал Бертон, предупредительно распахнул дверь и щелкнул выключателем. Все трое ошеломленно застыли на пороге: койка пуста, окна настежь, в палате никого…
1. ТАЙНЫЕ СЕТИ
А под водой — неизвестный путь. -
Путь, затерявшийся в млечном свете,
Прямо ведет их, не дав свернуть,
В тайно расставленные сети.
Ян Нибор
Бертона поместили в палату на первом этаже, маленькую, уютную. В белом фарфоровом вазоне на тумбочке рдели головки поздних гвоздик. К запаху камфоры примешивался их приятный аромат.
Бертон лежал на постели в пижаме, до пояса прикрытый одеялом. Закинув руки за голову, прислушивался к тупой боли в ступне. Вывих вправлен, но скоро ли можно будет ходить?
Худощавый, со впалыми щеками, с небольшими усами под крупным носом с горбинкой, Бертон походил на д'Артаньяна. Только не на того, которого мы знаем по «Трем мушкетерам», а на д'Артаньяна из «Двадцать лет спустя», возмужалого, умудренного жизнью.
За окном монотонно барабанил осенний дождик, в радиаторе парового отопления сонно бормотала скопившаяся вода. Дверь приоткрылась, и на пол лег прямоугольник яркого света.
— Как себя чувствуете, месье? — прозвучал приятный женский голос. — Я прошу вас выпить это…
Бертон повернулся на бок и принял из рук сестры стакан с мутной жидкостью.
— Мерси, мадемуазель. Поднимите, пожалуйста, штору, я люблю слушать, как шумит дождь.
Сестра отошла к окну, зашуршала поднятая ткань. Бертон понюхал содержимое стакана, — это, видимо, снотворное. Пользуясь тем, что сестра стояла к нему спиной, он быстро вылил лекарство в цветочный вазон и откинулся на подушки.
— Вот и все. Я постараюсь быть послушным больным, мадемуазель. Кстати, скажите мне, как чувствует себя мой коллега? Его удалось спасти?
— О ком вы говорите? — недоуменно переспросила сестра. — Нет, месье, вас доставили сюда одного.
Бертон посмотрел в потолок, помолчал.
— Не будем отчаиваться, мадемуазель, — сказал од наконец. — Он все равно бы плохо кончил. Спокойной ночи.
— Спокойной ночи, месье. Если что-нибудь понадобится, позвоните…
Сестра ловким движением поправила подушки и ушла.
Дождь продолжал постукивать в стекло. Осень, настоящая осень… Бертону сейчас было горько, как никогда. Погибла лаборатория. Погиб многолетний труд. Коллега оказался мерзавцем и шпиком.
…Тогда тоже была осень, так же лил дождь. И так же болела раненая в ночной схватке нога. Опираясь на трость, он проходил по бульварам. Париж 1942 года, страшное, выражаясь словами Гейне, «арестованное время» во Франции. На рекламных щитах — желтые афиши со списками расстрелянных заложников. В лужах — отражение полотнищ с черной свастикой. По асфальту — грохот тяжелых кованых немецких сапог…
Проходя мимо небольшой церкви, Бертон услышал звуки Органа и решил зайти. Сел в последнем ряду и стал слушать проповедь седого кюре, сначала, как говорится, одним ухом, потом все внимательнее. Странная это была проповедь: кюре как будто призывал прихожан к смирению и подчинению властям предержащим и сотрудничеству с победителями. Он то и дело приводил подходящие тексты из писания, но как-то выходило, что оккупанты — «рабы тления» (второе послание апостола Петра, глава II, стих 19), «внутри суть волки хищные» (от Матфея, 7, стих 15) и «обнаженные мечи» (Псалмы, 54). Следовательно, сам всевышний указывает верующим, как им надлежит поступать, и да зачтутся им дела их.
Несмотря на эзоповский стиль проповеди, слушатели отлично понимали, что именно хотел сказать почтенный кюре, кого имел он в виду, говоря о тридцати иудиных сребрениках.
Кто-то крикнул: «Да здравствует Франция!» Кюре встрепенулся и благословил слушателей.
Бертон встал: время уходить, не попасть бы в облаву. На улице хлестал грозовой ливень, но грома не было. Бертон поднял воротник пальто: «Будет гром, господа, будет! Это я вам обещаю!».
В ту пору Бертон носил мифологическую кличку «Зевс», как и другие члены его группы. Он вспомнил старенького кюре и одобрительно покивал головой: особенность тайной войны с заклятым врагом заключалась в том, что в ней могли участвовать даже глубоко штатские люди. Бесполезных не было.
Бертон открыл глаза — перед ним стоял человек в белом халате, с саквояжем в руке. Нагнувшись к больному, он тихо произнес:
— Слоны едят землянику…
— Брэм, том второй, страница 78-я, — отозвался Бертон, приподнимаясь на локте. — Но кто вы? Откуда вам известен старый пароль группы «Мистраль»? Что вам от меня надо?
Незнакомец приложил палец к губам:
— Тс-с-с!.. У нас слишком мало времени, чтобы объясняться. Я друг и послан вашими друзьями. Госпиталь вот-вот будет оцеплен, и тогда вам уже не вырваться.
— Это похоже на правду… Что с Гюбнером?
— Гюбнер погиб. Вами чрезвычайно интересуется «Второе бюро».
— Еще бы.
— Вы в состоянии идти?
— Смотря куда и зачем…
— У вас нет выбора: либо свобода, либо жизнь на положении секретного узника. Быстрее решайте, Бертон, счет идет на секунды!
Да, Бертон знал, что такое «Второе бюро»: в начале войны его штат и секретная агентура представляли собой скопище политических авантюристов, разведчиков-космополитов с двойным и тройным грузом предательства и темных, алчных дельцов, жаждущих личной наживы. Вряд ли это учреждение стало потом благороднее. Лучше было мчаться в неизвестное, хоть к черту на рога, чем попасть в когти «Второго бюро».
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

 https://sdvk.ru/Smesiteli/s-podsvetkoy/ 

 Benadresa Tevere