официальный сайт Душевой.ру 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 


Следует сказать, что в тот момент нам очень помог 23-й полк подполковника В. С. Накаидзе. Как только отряд Сидяченко зацепился за первые дома Швепнитца, он тут же ударил своим полком по городу с тыла.
Швепнитц пал. Не задерживаясь в нем, мы двинулись дальше, держа курс на юг - на Кенигсбрюк.
Но отошедший из Швепнитца противник мог закрепиться в районе близлежащего населенного пункта Шморкау и тем самым помешать нам в короткие сроки овладеть Нейес-Лагером, открывающим дорогу на Кепигсбрюк. Вот почему я тут же приказал батальону капитана В. В. Кошукова двигаться в авангарде полка, догнать отходящих к Шморкау гитлеровцев и не дать им возможности организовать там оборону.
Батальон Кошукова отлично справился с поставленной перед ним задачей. Он настиг противника, атаковал и на его плечах ворвался в Шморкау. А воспользовавшись этим, другой батальон - капитана М. М. Бакулина - вскоре овладел и Нейес-Лагером.
Однако и при этих условиях захватить Кенигсбрюк с ходу полку все же не удалось. Не оказал нам должной помощи и соседний, 23-й полк, завязший в боях под Нейкирхеном. Более того, используя наступившие сумерки, гитлеровцы сами стали предпринимать контратаки. Отдельные их группы даже смогли просочиться в наш тыл.
Одна из таких групп вскоре атаковала наблюдательный пункт полка, разместившийся в полукилометре от Кенигсбрюка. Причем ее поддерживали даже две самоходки.
Все, кто находился на НП, изготовились к бою. Не знаю, долго ли мы смогли бы продержаться, не подоспей к нам на помощь взвод разведки под командованием младшего лейтенанта Д. И. Ефремова и пулеметный взвод младшего лейтенанта В. П. Щербакова. Как потом выяснилось, их, заслышав стрельбу со стороны наблюдательного пункта, послал начальник штаба полка майор А. И. Иванов., И очень своевременно! Теперь мы могли встретить гитлеровцев по-настоящему.
И действительно, вражеская цепь вскоре залегла. Но потом, прикрываясь броней самоходок, снова бросилась в атаку. Дело дошло до рукопашной схватки. И тут в тылу у фашистов раздалось русское "Ура!". Они дрогнули, заметались. Многие побросали оружие, подняли руки. А к нам уже бежали автоматчики старшего лейтенанта С. Б. Симовьянца. Так вот кто зашел врагу в тыл!
* * *
В канун первомайского праздника на нашем участке фронта наступила непривычная тишина. В чистом, словно выполосканном ветрами бледно-голубом небе светило ослепительно яркое солнце. Не шелохнувшись, стояли деревья, уже одетые нежной молодой листвой.
В то утро в полку, да, наверное, и в дивизии, никто еще не знал о том, что в Берлине уже идет штурм рейхстага, что скоро над черной каменной громадой этого символа "тысячелетнего" фашистского рейха взовьется Знамя Победы.
А у нас в то утро проходила торжественная церемония вручения орденов и медалей воинам, отличившимся в недавних боях. И вдруг, когда мы уже закончили эту церемонию и просто беседовали с солдатами и офицерами из батальона капитана В. В. Кошукова, прибыл взволнованный помощник начальника штаба полка старший лейтенант С. А. Пухарев. Он доложил, что крупные силы противника нанесли внезапный удар из района Кенигсбрюка на Шморкау!
Вот тебе и наступившее затишье!
Ни минуты не мешкая бросаюсь к машине и с тремя автоматчиками мчусь в Нейес-Лагер. Еще в пути слышу, что с юга и запада доносятся звуки артиллерийской и ружейно-пулеметной стрельбы.
Около Швепнитца мы натолкнулись на отходящие подразделения полков В. С. Накаидзе и В. С. Лазебникова. Кто-то из офицеров сообщил, что и наш батальон - батальон капитана М. М. Бакулина - тоже начал отход на Швепнитц.
Решаю как можно быстрее добраться до КП своего полка. Саша Глушков, мой водитель, выжимает из машины все, на что та способна. Перед Шморкау встречаем медпункт полка. Он, как и все, движется на север. Военврач Горбачев предупреждает меня:
- Вперед ехать нельзя, товарищ подполковник. Там гитлеровцы.
Я не поверил, приказал водителю трогать. На бешеной скорости проскочили Шморкау и... нарвались на засаду.
Автоматные очереди ударили и спереди, и сзади. К счастью, никого из нас не задело. А Глушков уже резко свернул с шоссе и погнал машину к молодому сосняку. Вдогонку - стрельба. И тут пуля попала, видимо, в бензобак. Наша машина вспыхнула. Еле-еле успели выпрыгнуть из нее и укрыться в сосняке.
На одном дыхании добежали до маленькой деревушки Вейсбах. Здесь фашистов нет. Двинулись дальше уже спокойнее.
И вот мы уже в северной части Шморкау, на НП полка. Начальник штаба майор А. И. Иванов доложил: батальон Бакулина ведет бой в окружении, в районе Нейес-Лагера, связи с ним нет.
Принимаю решение немедленно восстановить связь с штадивом и Бакулиным. В окруженный батальон вызывается пробраться начальник связи полка старший лейтенант А. А. Яковлев. Даю ему "добро". А на НП дивизии отправляю номначштаба старшего лейтенанта С. А. Пухова.
Как позже выяснилось, в тот день противник нанес внезапный удар силой до пехотной дивизии, поддержанной 80 танками. Ему удалось потеснить части 2-й армии Войска Польского и нашу дивизию, на которую, кстати, навалились сразу до 20 танков и около полка пехоты. Под таким натиском она вынуждена была отойти к Шморкау.
Выходит, перед нашим полком стоит двойная задача: остановить противника и выручить батальон капитана М. М. Бакулина. Но хватит ли на это сил? Ведь положение осложняется еще и тем, что второй эшелон полка - батальон капитана В. В. Кошукова - находится сейчас от нас километрах в десяти и тоже, конечно, ведет бой. Значит...
Решаю выполнить хотя бы вторую задачу - вызволить из окружения батальон Бакулина. Собираю все, что есть под рукой. Это рота старшего лейтенанта И. Л. Пояскова, взвод автоматчиков лейтенанта Д. В. Музычеико и некоторые другие мелкие подразделения. Не густо. Но время не ждет. Создаю из них сборный отряд под командованием Пояскова и посылаю его на помощь Бакулину. На наше счастье, с ним наконец-то восстановлена радиосвязь - молодец, Яковлев! - и комбат смог доложить, что совместно с его батальоном бой в окружении ведут и некоторые дивизионные подразделения: артиллерийская батарея капитана А. Г. Козлова, а также разведывательные подразделения лейтенантов А. К. Коваленко и А. М. Дмитриенко.
Ясно, что с такими силами Нейес-Лагер Бакулину не удержать. Приказываю комбату пробиваться из окружения. Сообщаю, что на помощь ему уже послан мною отряд старшего лейтенанта Пояскова.
Через полчаса - новый доклад: отряд соединился с батальоном, вместе организуют выход из окружения.
Позднее узнаю подробности этого выхода. В авангард М. М. Бакулин поставил наиболее боеспособную роту старшего лейтенанта И. Л. Пояскова и батарею капитана А. Г. Козлова.
Артиллеристы действовали смело и находчиво. Они шрапнелью пробили брешь в рядах противника, через которую и ринулся весь батальон. Его отход во многом обеспечили и героические действия бойцов Пояскова, которые сорвали попытку гитлеровцев вновь сомкнуть кольцо окружения. В этом бою смертью храбрых пали как старший лейтенант И. Л. Поясков, так и командир взвода автоматчиков лейтенант Д. В. Музыченко. Но они выполнили стоявшую перед ними задачу.
1 мая во второй половине дня я с горечью узнал и о трагической гибели нашего командира дивизии Павла Ивановича Шумеева и начальника политического отдела Анатолия Кузьмича Соболева. Смерть настигла их на пути в Швепнитц, когда они направлялись на командный пункт 23-го полка, чтобы оттуда руководить боем.
Их машина, как недавно и моя, наскочила на вражескую засаду, Шумеев, Соболев и автоматчики из их охраны приняли бой. Но силы были слишком неравными. Вся группа комдива пала смертью героев.
П. И. Шумеева и А. К. Соболева с воинскими почестями похоронили в городе Бунцлау (Болеславец) рядом с памятником великому русскому полководцу М. И. Кутузову.
* * *
Поздно вечером того же дня частям дивизии все же удалось остановить врага и закрепиться в районе Швепнитца. Но гитлеровцы не успокоились. Они целую ночь, а потом и весь день тревожили нас своими бесконечными контратаками, но но добились успеха.
И вдруг по радио передали ошеломляющую весть: войска маршалов Г. К. Жукова и И. С. Конева завершили разгром берлинской группировки противника!
Неужели конец войне? Неужели противостоящий нам враг завтра тоже прекратит сопротивление? Но не тут-то было. 3 мая противник, продолжая удерживать рубеж Швепнитц, Куннерсдорф, снова начал свои яростные контратаки. Главная их тяжесть пришлась на 23-й полк, нас же обстреливала его артиллерия. В этой обстановке комдив (а им после гибели Шумеева стал полковник Е. М. Голуб) приказал моему полку захватить господствующую над местностью высоту 142,0, что находилась несколько западнее Швепнитца. С ее овладением могли создаться благоприятные условия для последующего захвата и самого города, который, кстати, до этого ужо побывал в наших руках.
Высоту взяла рота старшего лейтенанта Д. А. Фалина. Она же потом одной из первых ворвалась и в Швепнитц.
Итак, этот город был вторично отбит нами у противника. Теперь же, чтобы выйти непосредственно к Кенигсбрюку, нам надо было выбить гитлеровцев из еще одного населенного пункта - Оттершютце, который, как доложил мне разведчик младший лейтенант В. А. Ермаков, довольно основательно укреплен противником. В частности, фашисты создали там целую систему дотов и дзотов, которые, конечно, голыми руками не возьмешь. Нужно было срочно подтянуть артиллерию.
И это было сделано. А на следующее утро после сильного артиллерийского налета полк пошел в атаку на Оттершютце. Его боевой порядок я построил с таким расчетом, чтобы один из батальонов бил по вражеской обороне с фронта, а другой - во фланг. И это дало свои результаты. После короткого, но ожесточенного боя противник оставил Оттершготце и отошел на юг. Преследуя его, мы не только вышли к Кенигсбрюку, но и ворвались в город.
Уличные бои в Кенигсбрюке не прекращались вплоть до 7 мая. И лишь в этот день остатки его гарнизона сложили наконец оружие.
* * *
В 26-м гвардейском воздушно-десантном я уже считался едва ли не ветераном, хотя и воевал-то всего ничего - каких-то два с небольшим месяца. Но на войне как на войне. Здесь сроки определяют не годы, а бои. А их, проведенных в этом полку, за моими плечами уже немало. Да и путь пройден большой - от Польши до немецкого города Кенигсбрюка.
Трудными были эти версты, огненными. Каждая, даже малая победа стоила жертв. И как же было обидно сознавать, что уже почти на пороге победы гибли наши советские люди, подчас прошедшие через всю войну, испытавшие и горечь сорок первого, и перелом сорок третьего, и такую долгожданную весну сорок пятого года!
Но оставшиеся в живых жестоко мстили врагу за смерть своих боевых товарищей. Мне никогда не забыть, как на Шпрее, сразу же после форсирования реки, артиллеристы лейтенантов С. М. Игбаева, Н. Б. Подкаминского, В. Г. Капустинского и А. Г. Глухина, видя, как в наступающих цепях то и дело падают наши бойцы, не ожидая команды, выкатили свои орудия на прямую наводку и, сами находясь под градом пуль и осколков, открыли по гитлеровцам губительный огонь.
А в боях за населенный пункт Кауше, когда одна из наших стрелковых рот была встречена огнем из вражеского дота и, неся потери, залегла, массовый героизм проявило отделение младшего сержанта С. Г. Поплужного. Не имея возможности уничтожить фашистскую огневую точку с фронта, младший сержант, оценив обстановку, скрытно, используя для этого небольшой лесок, провел своих подчиненных в обход высотки, на которой был расположен дот. С тыла гвардейцы подобрались к нему и через вентиляционные выводы забросали гарнизон огневой точки гранатами.
Затем героическое отделение, по-прежнему действуя смело и находчиво, первым ворвалось на окраину Кауше и захватило там один из каменных домов.
Опешившие было гитлеровцы вскоре, однако, поняли, что перед ними лишь горстка советских гвардейцев. Едва ли не целая рота врага бросилась к дому, стремясь выбить оттуда отделение Поплужного. Но, встреченные плотным автоматным и пулеметным огнем, фашисты отступили.
Кстати, за трофейным крупнокалиберным пулеметом лежал сам младший сержант. Отлично зная все системы отечественного стрелкового оружия, С. Г. Поплужный довольно быстро освоил и вражеский пулемет. В его руках он работал как хорошо отлаженная машина, разя гитлеровцев экономными меткими очередями.
При отражении уже третьего вражеского штурма здания младший сержант С. Г. Поплужный был ранен. Но он не прекратил руководить обороной захваченного его отделением дома до тех пор, пока на выручку не подоспели основные силы роты.
За этот подвиг все бойцы отделения удостоились высоких правительственных наград. А на гимнастерке их командира засиял орден Отечественной войны II степени.
Следует сказать, что герои боев были, как правило, очень скромными людьми. Мне, например, особенно запомнились слова командира взвода связи лейтенанта Н. Д. Высокосова, которому я вручал орден за героизм и мужество, проявленные им в боях за город Шпремберг. Этот молоденький лейтенант, еще часом назад чудом оставшийся в живых, когда ему пришлось лично исправлять линию связи на простреливаемой со всех концов площади, в ответ на мое поздравление неожиданно заявил:
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24

 https://sdvk.ru/Firmi/Vidima/ 

 Керпа Velvet