можно заказать с установкой 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

«Раньше считалось, что тот регион принадлежит Англии. Недаром, когда король Египта Фарук обратился к Сталину с просьбой дать оружие для борьбы против Англии, Сталин отказал, высказав мнение, что там сфера влияния Великобритании и нам нечего совать туда нос.
Мы же публично выступили против агрессоров, сами пригрозив им и заявив, что не можем оставаться безучастными и нейтральными. Теперь с нами на Ближнем Востоке стали считаться.
В СССР еще какое-то время после победы 1956 года проявляли к Насеру настороженность, но одновременно поддерживали его и предложили ему в достаточном количестве оружие. Продавали Египту морское вооружение, торпедные катера и даже самолеты. Все вооружение — стрелковое, артиллерийское, танки, авиацию, морские военные корабли — продавали в количествах, в которых нуждался Насер».
Одиннадцатого января пятьдесят седьмого года на президиуме ЦК обсуждали вопрос о поставках военной техники и имущества Египту.
Хрущев задал вопрос:
— Будем ли мы втягиваться в оказание помощи Египту? Это дело горячее.
Микоян и Шепилов высказались за поставки.
Председателя Совета министров Булганина смутил масштаб:
— На восемьсот миллионов рублей — это большая сумма. Может быть, хотя бы разбить на этапы?
Тридцать первого января пришли к окончательному мнению: удовлетворить просьбы египетского руководства.
Решение принять участие в военной операции на Синае, возможно, было крупнейшей ошибкой израильского правительства. Армия обороны Израиля нанесла очередное поражение египетской армии. Но это не ослабило напряженности на Ближнем Востоке, зато окончательно испортило отношения с Советским Союзом.
Двадцать шестого января пятьдесят седьмого года посол в Израиле Абрамов написал записку заместителю министра иностранных дел Зорину:
«6 ноября 1956 года в связи с агрессией Израиля против Египта мне было дано указание немедленно выехать в Москву. В тот же день я покинул Израиль.
14 декабря, когда военные действия прекратились и Израиль приступил к отводу своих войск с египетской территории, Инстанцией было принято решение о моем возвращении в Израиль. Отъезд был намечен на 26 декабря…
В конце декабря, когда выяснилось, что Израиль намеренно затягивает отвод своих войск с египетской территории, было решено отложить мой отъезд на две недели — до 8—10 января. С тех пор дата отъезда не определена….
Мой отъезд в Израиль в ближайшее время вряд ли целесообразен, так как в настоящих условиях он может быть расценен в арабских странах как косвенное одобрение израильской аннексии. В то же время откладывать отъезд на длительный срок также вряд ли следует.
Учитывая вышеизложенное, было бы целесообразно освободить меня от обязанностей посла в Израиле, информировав об этом израильское правительство. Нового посла в Израиль до изменения обстановки не назначать».
Двадцать восьмого января пятьдесят седьмого года поверенный в делах СССР в Израиле Н. И. Климов отправил записку заведующему отделом стран Ближнего Востока МИД Зайцеву:
«Израиль доказал, что он может совершить нападение на соседние арабские страны в любой момент, когда это для него выгодно. Следует также иметь в виду, что Израиль располагает значительными научными кадрами, соответствующим оборудованием для подготовки и проведения бактериологических средств нападения.
За последние четыре месяца в Израиль прибыло до восьми тысяч евреев — эмигрантов из Польши. В их числе бывшие сотрудники польского министерства внутренних дел, военной разведки, госбезопасности, выдающиеся ученые, в том числе физики-атомщики и известные бактериологи.
В ближайшее время ожидается приезд значительного числа евреев из Венгрии, в их числе известных ученых и выдающихся медиков. Израиль получает значительное подкрепление для проведения подрывной работы против Советского Союза и социалистических стран, а также против своих соседей».
Такие сообщения были дополнительным доводом против еврейской эмиграции из Советского Союза.
ШЕПИЛОВА СМЕНЯЕТ ГРОМЫКО
В Москве большие перемены произошли в министерстве иностранных дел. Известно было, что министр Шепилов недолюбливал Громыко. Открытому, веселому Дмитрию Трофимовичу скучноватый первый зам не понравился. В его секретариате ждали, что Андрея Андреевича вот-вот уберут.
Громыко, говорят, стал уже подбирать себе место в Академии наук. Работая послом в Лондоне, он написал книгу «Экспорт американского капитала. Из истории экспорта капитала США как орудия экономической и политической экспансии». Книгу он выпустил под псевдонимом Г. Андреев. В пятьдесят шестом году ученый совет Московского университета присвоил ему ученую степень доктора экономических наук. Так что позиции для перехода на научную работу были подготовлены. Но обошлось.
Между Хрущевым и Шепиловым началось охлаждение. Тем более, что Шепилов, явно не понимая, как быстро меняется характер Никиты Сергеевича, продолжал спорить с Хрущевым.
Четырнадцатого февраля пятьдесят седьмого года Шепилов перестал быть министром иностранных дел. На следующий день его сменил Андрей Андреевич Громыко.
Рассказывают, будто Хрущева отговаривали делать Громыко министром, отзывались о нем неважно: безынициативный, дубоватый. Но Никита Сергеевич внешней политикой намеревался заниматься сам и отмахнулся от возражений: «Политику определяет ЦК. Да вы на этот пост хоть председателя колхоза назначьте, он такую же линию станет проводить».
Девятого мая посол в Израиле Абрамов отправил подробную записку новому министру иностранных дел Громыко. Она была абсолютно антиизраильской. Но среди предложений посольства было два принципиально важных:
«…Выступить в ближайшее время со статьей в советской печати об арабо-израильском конфликте, разъяснив в ней нашу позицию, в частности наше отношение к вопросу о праве Израиля на существование…
Посольствам СССР в арабских странах через доступные им каналы добиваться прекращения действий федаинов против Израиля, а также пропагандировать необходимость проведения в настоящее время курса на мирное сосуществование арабских стран с Израилем».
О праве еврейского государства на существование советская дипломатия время от времени напоминала. Но говорить с арабскими странами о прекращении террористических акций против Израиля никто не собирался. Убийства мирных жителей считались «справедливой борьбой палестинского народа за свои права». Более того, вскоре палестинские боевики начнут получать советскую военную помощь. И пройдет немало времени, прежде чем наша страна сама столкнется с такими же террористами.
Двадцать третьего мая Абрамов, вновь докладывая Громыко о ситуации в стране, заметил: «Наша печать и радио, по нашему мнению, несколько преувеличивают роль Израиля и израильско-арабского конфликта на Ближнем Востоке и в мировой политике и уделяют Израилю непомерно большое внимание.
Достаточно сказать, что о нем только на страницах «Правды» и «Известий» за последние пять месяцев было опубликовано более десятка статей и пятьдесят восемь корреспонденций ТАСС, — больше чем о Турции и Италии, вместе взятых.
Очень часто наша информация об Израиле и его политике строится на непроверенных материалах арабской печати. Например, был случай, когда наши газеты сообщали об уничтожении в Израиле 193 арабских деревнь, тогда как в действительности такого количества арабских деревень в Израиле нет и не было. Сообщалось о расстреле в Тель-Авиве антивоенной демонстрации, во время которой якобы было свыше ста человек убито и ранено. В действительно этого также не было…
Сообщались также непроверенные сведения о поведении израильских войск на Синайском полуострове, в районе Газа, неправильные факты о войне 1948-49 годов между Израилем и арабскими странами и т. д.
Некоторые из указанных фактов публиковались, по-видимому, в целях дезинформации, но не достигали цели, поскольку не всегда были правдоподобны. Например, сообщение в «Правде» от 17 мая об израильско-иорданском соглашении о поставках израильского оружия в Амман было неубедительным. Оно вызвало лишь ядовитые насмешки израильской печати».
Иначе говоря, советские дипломаты прекрасно знали, что советская пропаганда, рассказывая об Израиле, постоянно врет. Но поправлять журналистов никто не стал, ведь они всякий раз выполняли указания ЦК партии. Несколько десятилетий советские средства массовой информации сознательно рисовали еврейское государство в самых отвратительных красках. Причем, когда писали о Соединенных Штатах или Западной Германии, которые тоже числились среди врагов, то приходилось соблюдать какие-то приличия. С Израилем можно было не церемониться и писать все что угодно.
Впрочем, в беседах с израильтянами советские дипломаты никогда не признавали, что советские журналисты пишут неправду. Посла Абрамова пригласила министр иностранных дел Израиля Голда Меир. Она хотела поговорить о том, почему отношения между двумя странами никак не восстанавливаются? Почему Советский Союз прекратил торговать с Израилем, но продолжает торговать с Англией и Францией, хотя они тоже участвовали в войне с Египтом?
Она заговорила и о том, как советские газеты пишут об Израиле.
— Два дня назад в советской газете «Известия» сообщалось о новом пограничном инциденте на сирийско-израильской границе, — возмущенно говорила Голда Меир. — В заметке написано, что израильские войска открыли огонь, в результате чего был ранен сирийской солдат. Это квалифицировалось как израильская агрессия. В действительности же это была сирийская агрессия, во время которой сирийцы убили израильскую женщину из пограничного селения. Об этом убийстве «Известия» даже не упомянули. Подобная тенденциозность проявляется в советской печати довольно часто. Это особенно относится к телеграфной информации, хотя в Израиле находится корреспондент ТАСС, который должен был бы правильно информировать Москву о происходящих в Израиле событиях.
Советский посол, разумеется, с порога отверг обвинения в необъективности советских журналистов, о чем с гордостью информировал Москву:
— Что касается претензий к советской печати, то я сказал, что не могу с ними согласиться. Я могу допустить, что в некоторых заметках, заимствованных из иностранной печати, могут быть иногда мелкие неточности, ответственность за которые несут иностранные газеты. Но общее направление и все существенные факты, которые сообщает наша печать, всегда являются правильными. Факты, опубликованные в «Известиях» по материалам сирийской печати, также изложены правильно.
Громыко уже не вспоминал о том, что он когда-то говорил с трибуны Организации Объединенных Наций в защиту еврейского государства. Приехав на сессию Генеральной Ассамблеи в октябре пятьдесят седьмого года, Громыко говорил о другом. В его словах звучала угроза, немыслимая в отношениях с другими странами, даже с теми, которые именовались в Москве «империалистическими»:
— Израиль мало задумывается над тем, как мыслится его дальнейшее развитие, да и само существование его как государства… Создается впечатление, что Израиль рубит сук, на котором он сидит.
Совсем другие речи звучали в разговорах с египетскими партнерами.
Второго ноября Хрущев и министр обороны Малиновский приняли военного министра Египта генерала Абд-эль Хакима Амера. Сначала они в унисон осудили западных империалистов. Потом Амер перешел к просьбам:
— Экономические возможности не позволяют Египту увеличить вооруженные силы. Что касается вооружения и боеприпасов, то Египет получил их от Советского Союза и Чехословакии. Однако египетское правительство весьма беспокоит вопрос воздушной обороны.
Хрущев поинтересовался:
— Удалось ли египтянам во время англо-франко-израильской агрессии сбить сколько-нибудь самолетов противника?
— В начале войны мы сбили восемь французских «мистеров» зенитной артиллерией, — гордо ответил Амер. — В двух воздушных сражениях египетская авиация не потеряла ни одного самолета. Может быть, для налаживания противовоздушной обороны послать в Египет советских специалистов?
Хрущев пообещал и дальше оказывать помощь Египту, сотрудничая и торгуя с ним:
— Советский Союз не имеет свободной валюты, но в обмен на египетские товары он готов продавать свои товары Египту. Советский Союз сорок лет живет без долларов, и, как видите, без долларов он достиг больших успехов в областях экономического, культурного и военного сотрудничества.
Хрущев обещал доложить президиуму ЦК и правительству о поставленных Египтом вопросах и на следующей встрече все обсудить конкретно. Он сказал, что если между Советским Союзом и Египтом сложатся взаимовыгодные отношения, «империалисты ничего не смогут сделать»:
— Соединенные Штаты и нас также блокируют, чтобы не дать технического оборудования, но, как видите, это не принесло им положительных результатов. Они хотели запустить первыми спутник Земли и уже назвали его «Авангард», но этот «Авангард» до сих пор находится где-то в американских лабораториях, а наш спутник уже давно летает.
— Мы были бы рады, — польстил ему Амер, — если бы вы, а не американцы первыми попали на Луну.
— Теперь уже не попадут первыми, — уверенно сказал Хрущев, — но если хорошо оплатят билеты, мы можем взять их в качестве пассажиров.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56
 https://sdvk.ru/Firmi/Villeroy-Boch/ 

 Azulev Luminor Blanco Mate