https://www.dushevoi.ru/products/mebel-dlja-vannoj/nedorogaya/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

«Они ели тела убитых, опоясывались их кишками, окроплялись их кровью и обтягивались их кожею». Во время этого восстания погибло 220.000 человек. «В Египте и Кипре свирепствовали не меньшие жестокости, и здесь нашли свою смерть 240.000 жертв». По словам ц. историка Евсевия, мятежники действовали «как бы по наущению какого-то демона» . Не мудрено, что иудейство и государственная измена, с точки зрения римлян, были синонимическими понятиями. Необузданные в тревожное время, иудеи были несносны для римской власти, даже, и в самое тихое. По крайней мере, до нас сохранилась одна замечательная речь анонимного проконсула, с которой он обратился к иудейской депутации насчет «шабаша» . «Когда б напало на вас неприятельское войско», так говорил оратор, «или разлилось бы наводнение, иль бушевал бы ураган, произошло бы землетрясение и т. п. физическая катастрофа, - решились ли б вы, даже, и в таком случае проводить свои субботы в обычном безделии? Наверно, нет! Вы бросили б все свои причуды и напрягли бы последние силы к спасению себя самих, своих детей и жен и к сбережению своего имущества. Так слушайте ж, что я скажу вам. Я для вас - война, наводнение, чума, землетрясение и все подобное в этом роде; одним словом, я для вас - злой рок и заставлю вас поступать по моей воле и оставить свои обычаи»!
Преувеличенное представление иудеев об их национальном первородстве сталкивалось с крайним презрением победителей к побежденным. Для этих париев, происшедших, - так думали римляне, - от прокаженных египтян, не могло быть другого имени, кроме despectissima pars servientium, teterrima gens, по выражению Тацита . «Для обеспечения за собой власти над народом на будущее время», пишет римский историк, «Моисей дал ему противные всякой человеческой нравственности обычаи. Что у нас преступно, то у них свято, и, наоборот, позволительно то, что в нас возбуждает отвращение». Недаром, даже, стоически выносливый Марк Аврелий, при взгляде на подданных Моисеева закона, патетически воскликнул: «о, маркоманы! о, квады! о, сарматы! Наконец-то я нашел людей, еще худших по сравнение с вами ! Презрение римлян к иудеям разгоралось тем сильнее, чем поразительнее бросался им в глаза контраст между их претензиями, с одной стороны, и политическим порабощением с другой. Они провозглашали себя избранным, единственным, угодным Богу, народом, в будущем имеющим владычествовать над всем миром, и, однако, над ними тяготел неумолимый рок. Избегая всякого соприкосновения с победителями, чуждающиеся эллинской науки, побежденные представлялись римлянам жалким и невежественным народом. «Только один несчастный иудейский народ почитает единого Бога, настолько бессильного и слабого, ut 'sit romanis numinibus cum sua sibi natione captivus», читаем в «Октавие» Mинуция Феликса . Замечательное обстоятельство! Довольно друживший с иудеями в начале своей «пророческой» деятельности, Мохаммед вынужден был потом не только порвать с ними всякие отношения, но и вести против них самую ожесточенную войну.
Что касается положения иудеев в средневековой Европе, то в каждом государстве с ними приключалось почти одно и то же: и народы, и правители вздыхали только об одном, как бы избавиться от этих необыкновенных граждан. Иудей в глазах тогдашних христиан представлялся худшим по сравнению с самым отъявленным язычником. На официальном языке церкви он назывался perfidus, - человеком, не заслуживающим никакого доверия. Естественных средств казалось недостаточно для обращения «вероломных», и потому осталась одна надежда только на сверхъестественную помощь. «Оremus et pro perfidis Judaeis» гласит литургийная молитва в великий пяток. Очевидно, не легко жилось молитвенникам, но и судьба иудеев была подчас настолько жестокой, что они не знали, чем только умолить гонителей о пощаде. В смысл ultima ratio они ссылались на то, чтоб их не истребляли до конца хотя бы для напоминания своим гонителям о Христовых страданиях !
И новая история не принесла чего-либо особого в отношения между иудеями и христианами: «суть» дела осталась такою же, какой и была. В той самой Франции, в которой торжественно провозглашены были на весь мир «droits de I'homme», нашелся непримиримый враг «самого ненавистного и бесчестного» народа, - это тот самый Вольтер, на которого, разве только по недоразумению, почему-то уповают, даже, такие иудейские ученые, каким был покойный Джеймс Дармстетер. Фернейский же отшельник не находит слов для выражения своего крайнего презрения к «невежественному и варварскому народу» , дышащему «религиозной ненавистью ко всем другим нациям и возмущающемся против всех властей, пресмыкающемуся в несчастии и наглому в благополучии» . Презренное «l'argent fut l'objet de leur conduite dans tous les temps» . Позднейший потомок «свободных мыслителей», Ренан «готов прежде всех признать, что семитическая раса, сравнительно с индоевропейской, представляет собой une combinaison inferiore de la nature humaine» . «Поразительная простота (simplicite) семитического духа», пишет в другом месте тот же ученый, «стесняет человеческий мозг, замыкает его для всякой возвышенной идеи, для всякого утонченного чувства, для всякого разумного исследования» . Если считать «разумными» эти рассуждения Ренана, то нельзя признать такими же высказанные им в речи «О первоначальном тождестве и постепенном разделении между иудейством и христианством» . Впрочем, на то были особые, хотя и недостойные знаменитого писателя причины, из которых главнейшая - в бароне А. Ротшильде , если только не признать такою тот furor judaicus, с которым в свое время считался, даже, сам Цицерон . Но что касается иудейской политики европейских вельмож, то несомненно ее «толерантность» в ущерб «своим» объясняется экономической зависимостью правителей от иудеев: государям нужны были деньги на войну, а дворянству - на роскошную жизнь. «Саранча и гусеницы, пожирающие мою Францию»! кричал на иудеев сам великий Наполеон и сам же потянулся к ним за золотом, даруя им с процентами свое высокое покровительство. Граф Мирабо является сердечным другом иудеев, благодаря «умным женщинам» из того же племени . Князь Дальберг за полмиллиона гульденов продает полное гражданское полноправие франкфуртским иудеям. Подкупленные банкирским домом Ротшильдов, Гарденберги и Меттернихи, вопреки единодушному протесту «союзников», становятся на сторону иудеев, пренебрегают своими национальными интересами и великодушно даруют своим благодетелям потомственное дворянство . Таких примеров измены «своим» более, чем достаточно. К несчастью, эти примеры заразительны, как чума, и не она ли распространилась теперь по лицу русской земли, в требовании, под знаменем «освободительного движения», полноправия живущим в России иудеям?
Русским суждено было познакомиться с иудеями, круглым счетом, тысячу лет тому назад. Известен мудрый разговор князя Владимира с хазарскими иудеями. «И рече Володимер: „что есть закон ваш?“ Они же реша: „обрезатися, свинины не ясти, субботу хранити“. Он же рече: „то где есть земля ваша?“ Они же реша: „в Ерусалиме“. Он же рече: „то тамо ли есть?“ Они же реша: „разгневася Бог на отци наши, и расточи ны по странам грех ради наших, и предана бысть земля наша Хрестеяном“. Он же рече: „то како вы инех учите а сами отвержени от Бога и расточени? аще бо Бог любил вас и закон ваш, то не бысте расточени по чужим землям; еда нам тоже мыслите прияти“. Как жаль, что теперешние рассуждения об иудейском равноправии построяются по образцу известного примера из формальной логики: «все люди смертны», «Кай - человек» и пр.! Как ошибочно в таком важнейшем вопросе отправляться от сколько пышной, столько же и малосодержательной фразы о droits de l'homme! Как будто разговор идет о каком-то несуществующем человеке и «вообще», а не о реальном «Кае» - иудеях! И как будто «закон» их - это такой пустяк, о котором теперь не говорит ни один порядочный человек. Очень жаль, что не принято говорить о нем, тем более, что еще ни у какого другого народа в целом свете «закон» не связан так плотно с самым «бытием», как, именно, у иудеев. Недаром Моисей заповедал им: «итак, положите сии слова Мои в сердце ваше и в душу вашу и навяжите их в знак на руку свою, и да будут они повязкою над глазами вашими» . Не принято говорить о религии по нашему невежеству и рабскому следованию по стопам бессовестно проституируемой нами французской революции. Я намеренно отложил до времени рассуждение по этому предмету, чтобы, теперь подробнее заняться им в приложении к русской, именно, действительности.
Можно сказать, по всей России пронеслось «крылатое слово» самодовольных иудейских прогрессистов, так еще недавно обращенное к нашему смирению: «мы вам дали Христа, дадим и конституцию» Вот, о первой пока половине этого изречения и хочется сказать, несколько слов. Спрашивается: был ли Христос прирожденным иудеем? Если б речь шла, например, о пророке Исаии, то при полном признании его высокого превосходства над соплеменниками, все-таки, следует сказать: да, он был чистейший иудей. Подобным же образом и певец своего народа Гомер, чтоб привести его к национальному самосознанию, должен был наперед сам, в своей собственной груди, заключать квинтэссенцию целого эллинского быта. Но что касается величайшей претензии какого-либо одного народа на смелое утверждение: «мы вам дали Христа», то она совсем не к лицу особенно теперешним иудеям. Для верующих «Иисус есть сын Иосифов, Илиев… Адамов, Божий», потому что только «безмужным» зачатием «от Духа Свята» обусловливалось Его мессианское служение. Если б, действительно, это «мы» имело такое место в рождении Христа, какой указывают ему наши добровольные учители, то в лучшем случае одним раввином оказалось бы больше среди других, книжников и фарисеев, а в худшем - род человеческий, может быть, и доселе еще ожидал бы грядущего Mессию. Правда, Св. Дева (o6
опекуне, или «обручнике» Иосифе, разумеется, здесь не может быть никакой речи в «иудейском» смысле) происходила из «дома Давидова» , но, во-первых, она отделена от своего предка на тысячу лет , а, во-вторых, сам-то Давид был гораздо менее иудеем, нежели как это обыкновенно допускается. Несомненно, прабабка Давида, Руфь - моавитянка . Не имеется такого же буквального свидетельства Библии об иноземном происхождении и Давидовой матери, зато неоднократное указание на «меньшого сына» Иecceвa, отрока «белокурого, с красивыми глазами и приятным лицом» , подкрепляемое таким важным обстоятельством, что Вифлеем располагался в стране, густо населенной аммореями, наводит на мысль об амморейской родословной жены Иессея. Описанная Библией внешность отрока Давида, если только доверять авторитету Вирхова, - явление, никогда не встречающееся среди евреев и уроженцев сирийской группы . Весь склад душевной жизни Давида, его необыкновенно впечатлительный, нежно-женственный характер , его вольные и невольные ошибки и всегдашняя готовность раскаяться в них , никогда не покидавшие его смирение и великодушие , выдающаяся храбрость до пренебрежения личной безопасностью , подчас ярко выражаемое пристрастие к филистимлянам и заметное равнодушие к своим израильским подданным , - все эти качества решительно выделяют Давида из ряда других израильских героев и довольно близко роднят с людьми иного племени. Во всяком случай, занимающий современную библиологию вопрос: «не был ли Давид на половину или на три четверти аммореем»? родился не в какой-то досужей фантазии, а имеет глубокий raison d'etre. Haследник Давидов Соломон произошел от матери-хеттеянки , чем и объясняется его, претившая подданным, политика . Матерью Ровоама была едва ли израильтянка или иудеянка, a вернее иностранка . Но об этом довольно. Теперь обратимся к послепленной истории царства израильского: не прольет ли и она несколько света на «Книгу родства Иисуса Христа, Сына Божия?».
По церковному преданию, родители пр. Девы Марии, Иоаким и Анна, жили в галилейском городе Назарет. Наименование «Галилея» (от Gelil haggoyim) означает собственно «языческую область», как и в евангелии упоминается о «Галилее языческой» . Значительно отдаленная от средоточия религиозной жизни - Иерусалима, Галилея еще искони не пользовалась славой насчет племенной «чистоты» своих насельников. По крайней мере, о колене нефеалимовом известно, как о «смешанном» по своему составу . Между тем как остальная часть Палестины по своему географическому положению была отдалена от прилегающих стран, из Галилеи, начиная от Геннисаретского озера, пролегал путь к Дамаску, так что местным обитателям можно было скорее достигнуть Тира и Сидона, чем Иерусалима. Затем, Соломон значительную часть этой «языческой страны«с двадцатью городами подарил тирскому цapю Хираму в награду за его услугу по сооружение Иepycaлимского храма . В виду их малонаселенности, тирский царь перевел в них различных туземцев . Вскоре потом наступило разделение царств, благодаря которому, в течение почти целой тысячи лет до Р. Хр., значительно ослабела политическая связь Галилеи с Иудеей. Приблизительно за 720 лет до Р. Хр. северная часть Израильского царства была опустошена ассириянами, а его граждане переселены в отдаленный провинции их царства, где и растворились в местных народностях.
1 2 3 4 5

 распродажа мебели для ванной комнаты в Москве 

 линьяно керама марацци