https://www.dushevoi.ru/products/dushevye-dvery-steklyannye/nedorogie/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 



УТРО АУГУСТО ПИНОЧЕТА
ВЛАДИМИР НИКОЛАЕВИЧ ШЕВЕЛЕВ
Я выполнил миссию, которую на меня возложил мой народ. Он не просто просил меня об этом – кричал во весь голос. Я не был глухим: слышал, как в парламенте осудили политику Альенде. Видел, как народ отворачивается от Альенде. Сегодня я чувствую себя удовлетворенным: моя миссия выполнена.
Генри Киссинджер
Политика – это игра, и Мао Цзэдун всегда играл в нее с азиатским коварством, следуя своим правилам лести, предательства, беспощадной мстительности и лжи.
А. Пиночет. Из интервью газете “Комсомольская правда” в сентябре 1992 года
Утром 11 сентября 1973 года привычная программа радио Сантьяго была неожиданно прервана и диктор взволнованно сообщил, что сейчас будет передано экстренное коммюнике.
Те из жителей столицы, кто видел танки на улицах и на площади перед президентским дворцом Ла Монеда, понимали, что происходит что-то не совсем обычное. Впрочем, совсем недавно, 9 июня, здесь, на площади, уже была стрельба, когда командир бронетанкового дивизиона подполковник Роберт Супер поднял мятеж и двинул свои танки “Шерман” на Ла Монеду. Тогда это выступление было подавлено. Но сейчас, похоже, дело затевалось более серьезное.
Вскоре по радио послышался напряженный голос диктора: “Прокламация военной правительственной хунты!
Учитывая чрезвычайно серьезный экономический, социальный и моральный кризис, подрывающий страну.., президент республики должен немедленно передать свои высокие полномочия чилийским вооруженным силам и корпусу карабинеров.
Чилийские вооруженные силы и корпус карабинеров едины в своей решимости взять на себя ответственную историческую миссию и развернуть борьбу за освобождение отечества от марксистского ига и за восстановление порядка и конституционного правления.
Рабочие Чили могут не сомневаться в том, что экономические и общественные блага, которых они добились на сегодняшний день, не будут подвергнуты большим изменениям.
Печать, радиостанция и телевизионные каналы Народного единства с этого момента должны прекратить передачу информации, иначе они будут подвергнуты нападению с суши и с воздуха.
Население Сантьяго должно оставаться дома во избежание гибели ни в чем не повинных людей.
Коммюнике подписали:
– от вооруженных сил Чили генерал Аугусто Пиночет, адмирал Хосе Торибио Мерино, генерал Густаво Ли;
– от корпуса карабинеров генерал Сесар Мендоса”.
Уже вскоре все мировые телеграфные агентства лихорадочно передавали “горячую” новость в эфир. Так планета впервые услышала это имя – генерал Пиночет. Имя, вскоре оказавшееся в одном ряду с именами самых известных диктаторов XX века.
После оглашения заявления военной хунтой по радио “Порталес” выступил президент Сальвадор Альенде: “Я заявляю, что не уйду со своего поста и своей жизнью готов защищать власть, данную мне трудящимися!” Спустя некоторое время радиостанция “Порталес” была подвергнута бомбежке с воздуха и замолчала. Хунта держала свое слово.
Около 10 часов утра появившиеся на площади “Шерманы” начали обстрел Ла Монеды, в котором находился Альенде и около сорока защитников дворца. По радио передали приказ хунты № 2, в котором предлагалось всем защитникам Ла Монеды сдаться, иначе в 11 часов дня дворец будет взят штурмом. Президент ответил отказом. “Шерманы” окружили дворец и стреляли по окнам. Около 12 часов дня самолеты начали обстрел Ла Монеды ракетами. Всего было сделано от семнадцати до девятнадцати залпов. Дворец горел. Около 14 часов мятежники заняли нижний этаж Ла Монеды. После того, как погиб президент, оборона дворца продолжалась. Все было кончено около 15 часов.
На следующий день по радио и телевидению передали заявление хунты о том, что Альенде покончил жизнь самоубийством и уже похоронен в городе Винья-дель-Мар. Что на самом деле произошло с президентом – был ли он убит или же покончил с собой – до сих пор неизвестно.
На ряде столичных заводов и фабрик бои шли в течение всего дня. Есть немало свидетельств, что, заняв тот или иной завод, солдаты убивали коммунистов, социалистов и профсоюзных лидеров. Переворот все спишет! Свирепствовали боевики ультраправой организации “патриа и либертад”. Улицы столицы патрулировались днем и ночью. С 18 часов действовал комендантский час, когда запрещалось выходить из дома. Шли повальные обыски и аресты.
Так начиналось “утро” Аугусто Пиночета – изменника, заговорщика, путчиста, поднявшего руку на законного, всенародно избранного президента страны, своего главнокомандующего, приказы которого он обязан был неукоснительно выполнять.
Так начиналось “утро” Аугусто Пиночета – главаря реакционной военщины, палача чилийского народа, потопившего страну в крови, уничтожившего, по некоторым оценкам, в своих застенках более тридцати тысяч человек.
Так начиналось “утро” Аугусто Пиночета, который за годы своей диктатуры создал предпосылки для превращения страны в одно из самых процветающих государств в Латинской Америкой будучи патриотом своей страны твердо отстаивая ее независимость и суверенитет, в итоге вывел Чили на путь демократического развития.
Так кто же он, генерал Аугусто Пиночет?
Тиран или благодетель? Палач или спаситель отечества? Изменник или патриот?
Политическая судьба Пиночета началась с трагической гибели президента Чили Сальвадора Альенде. Эти два лидера небольшой латиноамериканской страны навсегда вошли в историю XX века. Один из них – интеллигент, романтик, страстный борец за “счастье народа”, человек со своими, устоявшимися представлениями о Добре и Зле. Другой – скрытный, нелюдимый “солдафон”, чьи глаза постоянно скрыты за темными очками, страстный почитатель порядка и стабильности. “По-настоящему чилийского правителя не знает никто. Свой истинный облик генерал всегда тщательно и мастерски скрывал, окружение и публика видели лишь очередную маску.
Два человека, две сложных, противоречивых, трагических фигуры.
Последними словами, которые президент Альенде произнес по радио, когда Ла Монеду уже обстреливали ракетами самолеты мятежников, были следующие:
– Я верю в Республику Чили, в ее будущее. Не мы, так другие переживут эту мрачную, горькую годину и покончат с предательством, рвущимся к власти. Знайте: скоро, очень скоро распахнется перед нами широкая дорога и освобожденное человечество пойдет по этой дороге навстречу новому, прекрасному будущему. Это – мои последние слова, и я не сомневаюсь – жертва не напрасна. Я уверен, люди вынесут свой справедливый приговор, они осудят вероломство, трусость и предательство.
Сальвадору Альенде не удалось указать чилийскому народу светлую дорогу. Свой путь для страны указал его убийца – генерал Аугусто Пиночет.
В девяностые годы у генерала Пиночета в России появилось немало почитателей. Еще недавно его именовали в наших газетах и журналах не иначе как “фашистом”, “палачом”, “главарем хунты”. Но с начала девяностых “имидж” Пиночета в нашем общественном сознании претерпел такую разительную трансформацию, что впору говорить о полной смене “минуса” на “плюс”. Для многих наших соотечественников Аугусто Пиночет – символ экономического “бума”, олицетворение стабильности и порядка, та “железная рука”, которая только и способна спасти Россию и вывести ее на “светлый путь”, без ухабов и рытвин.
– Генерал! Вы должны помочь России. Только вы можете спасти мою родину от бесплодной дискуссии – нужен ли моей стране российский Пиночет, – с такими словами обратился к генералу наш журналист, собираясь брать у него интервью.
Альенде и Пиночет. Две личности, две судьбы. Две драмы.
Так кто же из них остался победителем?
1. Сальвадор Альенде
Чили – страна сравнительно небольшая. На узкой полосе суши, что протянулась на пять тысяч километров вдоль тихоокеанского побережья от Огненной Земли до Перу, проживают всего тринадцать миллионов человек. Считается, что для Европы ее открыл знаменитый Магеллан. Впрочем, Чили как государства тогда еще не существовало, а на побережье проживали племена индейцев. Затем последовала испанская колонизация. Независимость была завоевана в 1818 году.
Город Сантьяго, нынешнюю столицу Чили, основал испанский конкистадор Педро де Вальдивия, который прибыл сюда из Перу во главе отряда из ста пятидесяти солдат в начале 1541 года. Он и дал городу имя покровителя Испании апостола Яго (Якова).
Американский публицист Э. Бурстин как-то заметил, что чилийцы лелеют мифы о себе. Один из самых распространенных мифов – это то, что в Чили все всегда происходит мирным путем, в соответствии с конституцией и законами. Однако история свидетельствует, что с 1818 до 1973 года в стране были и гражданские войны, и государственные перевороты, и неудавшиеся попытки путчей. Хотя, действительно, конституционная традиция, заложенная Диего Порталесом в XIX веке, всегда была достаточно сильной. Первая конституция (1833 года) учредила здесь республику с авторитарной президентской властью.
Бурная политическая жизнь, пожалуй, всегда отличала Чили. Сильной здесь была не только конституционная традиция. В Чили всегда на особом положении находилась армия с ее духом элитарности и непогрешимости. Не в пример другим латиноамериканским странам, чилийская армия уже с прошлого века стала хорошо отлаженным механизмом. В 1886 году сюда была приглашена прусская военная миссия во главе с Эмилем Кернером, который вскоре становится начальником генерального штаба вооруженных сил Чили. Именно тогда и была создана мощная и высокопрофессиональная армия. При этом обществу постоянно внушалось, что только армия является гарантом стабильности и соблюдения законности.
Однако в XX веке военные сами нередко вмешивались в дела политиков, свергая неугодных и ставя у власти своих людей. В 20-е годы страной управлял полковник Ибаньес, которого называли “Муссолини Нового Света” Позднее, в 1952 году в возрасте 75 лет он станет президентом страны. Летом 1932 года другой военный, полковник Грове, пришел к власти и провозгласил Чили “социалистической республикой”. Впрочем, продержалась она всего 12 дней. В начале 30-х годов в течение двух недель здесь даже существовали Советы рабочих, солдат и крестьян, затем, в 1938 – 1941 годы действовал Народный фронт. Эта особенность – страсть к “левизне”, к радикализму, к неопределенным “идеалам социализма” – также отличала чилийское общество.
В начале 50-х годов на политической сцене Чили появляется социалист Сальвадор Альенде.
В 1952 году он впервые принимает участие в предвыборной президентской кампании, однако тогда с восьмикратным перевесом победил Карлос Ибаньес дель Кампо. В 1958 году на президентских выборах Хорхе Алессандри обошел Сальвадора Альенде всего на 30 тысяч голосов. В 1964 году на выборах победил христианский демократ Эдуарде Фрей, обойдя Альенде на 400 тысяч голосов. Тогда команда Фрея использовала все мыслимые и немыслимые методы, чтобы выиграть. На улицах были расклеены афиши такого рода: “Чемпионат мира! Фрей (Чили) – Альенде (Россия) – 2:1. Повторим успех наших футболистов на выборах!” Некоторые радиопередачи начинались звуками автоматной очереди и истеричным женским криком “Убили моего сына! Это коммунисты!” В 1969 году сформировалось движение Народного единства, объединившего левые силы. Коммунисты (Луис Корвалан) и социалисты (Альенде) играли в этом блоке ведущую роль. Противостояли Народному единству национальная партия и демохристиане. Программа Народного единства была достаточно четкой и недвусмысленной: “покончить с господством империалистов, монополий, помещичьей олигархии и начать в Чили строительство социализма”. В экономике должен доминировать государственный сектор. Предусматривалась национализация финансов, особенно частных банков и страховых компаний, внешней торговли, промышленных монополий.
В январе 1970 года Сальвадор Альенде был выдвинут кандидатом в президенты от Народного единства. Кроме него в предвыборной борьбе участвовали еще два кандидата. Демохристиан представлял Радомиро Томич, адвокат, бывший посол Чили в Соединенных Штатах Америки. Другим кандидатом был Хорхе Алессандри, крупный промышленник, входивший в число самых богатых людей страны. Официально он выступал как независимый кандидат, но его поддерживала Национальная партия.
Выборы состоялись 4 сентября 1970 года. Ранним утром 5 сентября стало известно, что победу одержал кандидат Народного единства Сальвадор Альенде, набравший на 39 тысяч голосов больше, чем кандидат, занявший второе место, – Хорхе Алессандри. Выступая по случаю победы перед своими сторонниками, Альенде заявил: “Я буду не просто еще одним президентом. Я буду первым президентом первого подлинно демократического, национального и революционного правительства в истории Чили… Мы создадим народное правительство, которое будет защищать интересы страны и народа. Это правительство будет проводить независимую внешнюю политику и бороться за экономическую независимость Чили”. Подобная “революционная риторика” отличала практически все выступления Альенде, однако, похоже, он искренне верил в то, что говорил.
4 ноября он вступил на пост президента и сформировал правительство, в которое вошли представители всех партий Народного единства.
1 2 3 4 5 6 7 8 9
 магазины чешской сантехники в Москве 

 Halcon Calypso