https://www.dushevoi.ru/products/mebel-dlja-vannoj/modulnaya/Villeroy_and_Boch/ 
А  Б  В  Г  Д  Е  Ж  З  И  Й  К  Л  М  Н  О  П  Р  С  Т  У  Ф  Х  Ц  Ч  Ш  Щ  Э  Ю  Я  A-Z

 

К оружию!
– Оружие в ножны! Р-разойдись! Кру-у-гом!
– Кстати, что означает команда «кругом»?
– Это значит: разойтись по окружности с неопределенно заданным ускорением. Легионер!
– Слушайте, парни... А кто этот франт и его прекрасная дама?
– Тише, ты!.. Это Русанов с женой.
– Он теперь, говорят, крупная шишка в Ю-Центре. Вместо Маккоубера.
– Я ему не завидую. У них там сейчас какая-то чертовщина с проектом... Сплошная мистика.
– Мистики у всех у нас хоть отбавляй. Твой пересчет дельта-барической нивелировки, скажешь, не мистика?
– Нет. Его пересчет – сплошная мистификация. Разница есть.
– Ладно, довольно болтать – опоздаем к началу. Громовержец там уже мечет громы и молнии. Пошли, ребята!
– Икру он мечет, твой Громовержец. Я ему подал заявку на свипп-генератор, а он ее и смотреть не стал. Мне, говорит, проще достать здесь бочку черной икры, нежели свипп-генератор с такими параметрами.
– Верно, ребята. Снабжение безобразное. На уровне эпохи Юлия Цезаря. Надо поднять этот вопрос на активе.
– Эй, активисты! Не отставайте!..
Легионеры ушли, и в Павильоне снова воцарилась тишина.
Надия посмотрела на Леонида.
– Это правда? – спросила она.
– О чем ты? – беспечно спросил Леонид. Он понимал, какую правду она имеет в виду. – Я вижу, тебе не особенно нравится это мороженое. Принести земляничное?
– Мне не особенно нравится то, что они говорили.
– Да? А что такого они говорили?
– Они говорили, что ты теперь вместо Маккоубера.
– Это правда, – сказал Леонид. – Но разве при этом что-нибудь изменилось? Еще до ухода Маккоубера наша группа фактически возглавляла Проект. И мое теперешнее назначение – административная символика, не более того. Моя работа остается прежней.
– Ну что ж... – Она вздохнула. – Будущее покажет...
Они помолчали. Он ел мороженое и старался представить себе, о чем она думает.
– Я заметила, как внимательно ты разглядывал этих ребят. Ты кого-нибудь ищешь?
– Да, – сказал Леонид. – Мне нужен Дэн Фрост. Если ты заметишь Дэна или Бригитту...
– Зачем тебе понадобился Дэн?
– Мне нужно обменяться с ним буквально несколькими словами.
– Сегодня праздник, – сказала она.
– Я знаю, – сказал он.
– И завтра, – добавила Надия.
Он оставил мороженое и выпил фруктовой воды.
– Ну вот... – огорченно сказала она. – Я уже испортила тебе настроение.
– Нет, – возразил он. – Никто никому настроение не испортил. Мне с тобой хорошо. Просто чудесно. Сегодня великолепный праздник, и у нас отличное настроение.
– И мы потанцуем, верно?
– Да, мне очень хочется потанцевать. У меня такое чувство, будто улетал не я, а улетала ты. Я долго ждал тебя, и вот ты вернулась. Пойдем?
– Да. Мы пойдем в Зимнюю Пирамиду, Крамеру мы обещали, что будем в Зимней. Подожди, я забыла вынуть цветы.
– Крамер, наверное, не придет. Уф, какие они мокрые!
– Я тоже вся мокрая.
– Ты росистая.
– Скоро я высохну, и тебе не будет стыдно со мной танцевать. А почему не придет Крамер?
– Он двое суток не спал. Может быть, даже больше.
– Что-то связанное с Проектом?
Он не сразу нашел, что ответить.
– Видишь ли... Меня задержали на совещаниях, и Крамер взял на себя работу, которую должен был делать я. Мне очень совестно перед ним.
– Не думай, я понимаю: дело есть дело... Но не слишком ли часто вам приходится жертвовать личным временем?..
Они вышли из Павильона. На движущихся тротуарах народу прибавилось – основной поток направлялся в Летнюю Пирамиду. Многие были в маскарадных костюмах и полумасках. Обычно в Летней Пирамиде собиралась молодежь, и, судя по всему, там затевалось нечто экстравагантное. Древнеримского отряда уже не было видно, но рев легионерских глоток был слышен издалека: «Подари мне пояс Ориона!..» Возле кабинки видеотектора сиротливо стоял одинокий щит, а хозяин щита – легионер, которому надо было связаться с каким-то Крэйгом, – находился в кабинке и оживленно жестикулировал перед экраном. Шлем и меч он повесил на рукоятку контактного рычага.
– Этот, видать, зацепился надолго, – сказал Леонид. – Боюсь, маскарад закончится без него.
– А в Летней, наверное, ждет его девушка, – сказала Надия. – И может быть, она сегодня его не дождется.
Леонид промолчал.
– Меня всегда удивляли этот размах и постоянная спешка. Неужели нельзя работать и жить поспокойнее?
– Нет, – оказал Леонид. – Нельзя. Извини, что я говорю об этом так коротко. Но, судя по прошлому опыту, я просто не умею доходчиво объяснять вещи, над которыми мало задумывался... Говоришь – поспокойнее? Не знаю. Наверное, можно, если очень уж постараться. Но кому это надо?
– Мне, например. И той девушке, которая ждет этого парня.
– Вот ты о чем... Н-да... Проблема века.
– Нет, – сказала она. – Это очень старая проблема. И очень жестокая...
– Неразрешимая?
– Я бы так не сказала. Вечная.
– Тогда это проще. Как бочка черной икры. Если можно вечно мириться с вечной проблемой, значит, она решается каждый раз компромиссным путем. Верно?
– Верно. И мне приятно, что ты задумался над вещами, которые раньше мало тебя волновали. Теперь я верю, что у нас будет все хорошо.
– Вот видишь! Все будет у нас отлично.

В Зимней Пирамиде было очень светло, шумно и весело. В зените пирамидальной верхушки на огромной высоте сияло по-летнему яркое, теплое солнце. На синих стенах инеем сверкали белые морозные узоры, посередине зала в окружении фонтанов и голубых елей блестел в бассейне обросший сосульками айсберг. Айсберги, изрешеченные широкими полостями гротов, громоздились в каждом углу Пирамиды, а в гротах медленно вращались круглые платформы. Зал был запружен людьми. Гремела музыка, почти везде танцевали, где-то в отдалении пели, прихлопывая в ладоши, со стороны эстрадных площадок доносились раскаты громкого смеха.
Вихрь карнавального танца втянул Леонида и Надию в центр. Веселый шум плескался в зале волнами серпантинных лент, сыпался сверху блестящим дождем конфетти, вспыхивал звездами увеселительных огней. Больше половины танцующих были в масках.
Потом Надия немного устала, и они покинули танцевальное поле, вышли к эстрадным площадкам и задержались у ледяного катка среди любителей балета на льду. Балет был очень красочным, мастерство исполнителей – выше всяких похвал, но особенное удовольствие зрителям доставил комический танец с участием дрессированных пингвинов.
– Взгляни-ка туда!.. – Надия подергала Леонида за рукав и показала на медленно вращающуюся платформу кафе «Ледяной грот».
Леонид досмотрел. На платформе было несколько свободных столов.
– Если ты успела проголодаться, мы там поужинаем, – сказал он.
– Ты, не понял. Я видела Фроста.
Леонид еще раз взглянул на платформу. Теперь он смотрел на людей.
– Поздно, – сказала Надия. – Стол, за которым они сидели, уехал в грот.
– Дэн и Бригитта?
– Нет. Бригитту я бы узнала. Ты подойдешь один?
– Ну вот еще! – сказал он, и они пошли вместе.
Стол, где сидел Фрост, находился у края платформы, и край этот успел продвинуться глубоко под нависающий массив «ледяной» горы. Стеклянная облицовка грота мягко светилась зеленым, но после яркого света в зале было такое впечатление, будто здесь полумрак. Рядом с Фростом Леонид разглядел темноволосую смуглую девушку в черной полумаске. Дэн что-то ей говорил, и она негромко смеялась. Смех казался знакомым, но у Леонида была хорошая зрительная память, и он мог бы поклясться, что никогда раньше эту девушку не встречал. Дэн увидел Надию, обрадованно вскинул брови, потом увидел Леонида, поднялся навстречу. Это был плотный, коренастый человек, довольно неуклюжий на вид, с непропорционально большими руками, – один из лучших пилотов-барражировщиков системы Юпитера. Протянутая для пожатия рука Леонида утонула в его широкой ладони.
– Леонид Русанов, Надия, – хрипловато сказал он, представляя гостей своей собеседнице.
Девушка сбросила полумаску и представилась сама:
– Кариола.
Леонид посмотрел на нее, но ничего не сказал. Надия тоже взглянула на девушку, сказала: «У вас красивая прическа, она вам очень к лицу» – и подарила Кариоле гвоздику.
– Лео, Надия, Кариола, присаживайтесь, наконец! – взмолился Дэн. – Ведь шампанское опять придется нести в холодильник! Посмотрите, бутылка так нагрелась, что из нее уже лезет пробка.
На столе были четыре бокала, темная бутылка шампанского и плетеная корзинка с фруктами. Дэн куда-то исчез и быстро вернулся с двумя бокалами для гостей.
– Разве мы не станем ждать Бригитту? – спросила Надия.
– Бригитта здесь, – ответил Дэн, откупоривая бутылку. – Она пошла потанцевать с Георгом. Сейчас они подойдут. Да, ведь ты же не знаешь, – обратился он к Леониду, – нашей группе дали еще двух пилотов-барражировщиков. Георг – один из новеньких. Ему приходится сегодня разрываться надвое, танцевать то с Бригиттой, то с Кариолой. Из меня танцор никудышный, вот он и празднует с перегрузкой. – Дэн улыбнулся, наполнил бокалы.
Край платформы выехал из грота, и теперь стол медленно продвигался вдоль танцевальной площадки. Леонид заметил Бригитту, а рядом с ней человека, который уступил ему сегодня кабинку видеотектора. Они возвращались. На обоих были черные полумаски, но Леонид его сразу узнал по пшеничным усам. На Бригитте было ярко-красное платье, и в белых ее волосах сверкали красные звезды. Они подошли, Бригитта чмокнула Леонида в висок – «С возвращением!» – и заговорила с Надией. Дэн представил Юрия Двинского и Леонида друг другу.
– Мы уже знакомы, – сказал Леонид.
– Да, – сказал Юрий. – У меня сегодня день неожиданных встреч. С Кариолой, теперь вот с вами...
– И у меня, – сказал Леонид, – день неожиданных встреч. С Кариолой и теперь вот с вами...
Кариола удивленно посмотрела на него. Все остальные тоже посмотрели.
– Вы из экипажа «Ариадны», – сказал он девушке.
– Да, – подтвердила она. Было видно, что она пытается что-то припомнить.
– Ну вот мы и встретились на незнакомой планете. Если, конечно, вы впервые на Европе.
– Вот как! – сказала она и весело рассмеялась. – Значит, вы и есть тот самый пассажир из двадцать первой каюты! За которым гонялись бесхвостые львы!
– Тот самый, – подтвердил Леонид.
Глаза Бригитты зажглись любопытством.
– Лео, ты должен дам все рассказать.
– Непременно, – заверил ее Леонид. – Но не сейчас. Это очень длинная история. – Он встретил умоляющий взгляд Дэна Фроста и поднял бокал. – Я предлагаю тост за всех присутствующих!
– Да, – сказал Дэн и тоже поднял бокал. – Учтите, шампанское выдыхается. За всех присутствующих! За тебя, Лео. С возвращением!
Дэн беспокоился напрасно. Шампанское было холодное и очень вкусное.
Поговорили о празднике. Надия подарила гвоздику Бригитте и рассказала про встречу с Николо Беллини.
В центре кафе был танцевальный пятачок, и оттуда доносился музыкальный шум: дробный стук барабанов и гнусавые стоны. Леонид обратил внимание на двух чернокожих парней из космодромной команды. Один из них, блестя зубами и белками глаз, извиваясь, как ящерица, трудолюбиво избивал пять барабанов тамбертона кулаками, пальцами и кистями. Другой, Апполо Дюка, по прозвищу Кактус, выпучив глаза, натужно раздувая щеки, извлекал гнусавые стоны из какого-то экзотического инструмента с двумя щелевыми раструбами. Танцующих на пятачке не было, парни играли для собственного удовольствия.
Со стороны катка раздался взрыв хохота. Платформа повернулась так, что каток был виден отсюда как на ладони. На ледяном поле, размахивая красным плащом, вертелся на коньках спортсмен в костюме матадора. Двое других конькобежцев, замаскированные шкурой быка, нападали на-матадора. Нападал бык очень агрессивно, у него были огромные рога с голубыми бантиками, вздутые бока и тощий зад, бык яростно хлестал хвостом по крутым бокам, взбрыкивая, бодал красный плащ, и ноги у него комично разъезжались в стороны. Матадор, грациозно поворачиваясь на месте, пронзительно кричал: «Ю-у, торо, ю-у!..» – и водил быка вокруг себя за плащом.
– Это называется «вероники», – сказал Юрий. – То, что он делает.
– И рекорте, – добавила Бригитта. – За такое рекорте я отрезала бы ему косичку. – Край платформы, где они сидели, снова втягивался в грот, Бригитта нетерпеливо поднялась и сказала: – Зрелище просто уморительное! Пойдемте посмотрим. Кто со мной?
– Все, – сказала Надия. – В самом деле, пойдемте посмотрим?
– Идите, – сказал Леонид. – Мне нужно поговорить с Дэном.
– Ты с нами? – спросила Кариола Юрия. – Кто-то ведь должен объяснять про корриду.
– Конечно. – Юрий поднялся. – Надеюсь, Бригитта, вы не отрежете мне за это косичку?
Они ушли. Дэн сказал:
– Георг хороший пилот. С изумительной реакцией, вынослив к большим перегрузкам. Он прямо родился быть барражировщиком. Прошел стажировку в группе противометеоритной защиты. Отлично знает новые машины.
– А старые? – спросил Леонид.
– Теперь узнает и старые. – Дэн усмехнулся, осторожно повертел бокал в своих железных пальцах. – Все старье у нас, мы ведь не группа ПМЗ. Я немного погонял его на «Муфлонах», «Сузуки» и «Шкодах». Он делает успехи. А сейчас, когда в наших делах наступило затишье после ухода Маккоубера, я заставил Георга и второго новичка, Боба Тейлора, отрабатывать выход из аварийных ситуаций на десантных и орбитальных катерах.
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15

 мойка бланко 

 Laparet Amber